ПРАЙМЕРИЗ "ЕДИНОЙ РОССИИ" ПО УРОВНЮ КОНКУРЕНЦИИ СОПОСТАВИМЫ С ФЕДЕРАЛЬНОЙ КАМПАНИЕЙ

ПРАЙМЕРИЗ "ЕДИНОЙ РОССИИ" ПО УРОВНЮ КОНКУРЕНЦИИ СОПОСТАВИМЫ С ФЕДЕРАЛЬНОЙ КАМПАНИЕЙ

19 мая 2016 г. 18:26

До проведения праймериз "Единой России", которые определят участников правящей партии на сентябрьских выборах, остаются считанные дни. Избирательные участки откроются по всей стране 22 мая. За неделю до голосования Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провел опрос среди населения. По результатам этого исследования, почти половина россиян знают о предстоящей процедуре, треть респондентов идею одобряют, и 32% выразили готовность принять участие в предварительном голосовании.

Результаты опроса ВЦИОМ стали главной темой пресс-конференции в ТАСС. Ведущие российские политологи обсудили исследование и представили свое видение того, как складывается предвыборная кампания кандидатов в разных регионах. В дискуссии участвовал политолог Алексей Чадаев, его взгляд на вопрос – в материале "Политаналитики":

— Мы мониторили ситуацию с ходом праймериз в четырех разных субъектах Российской Федерации. Картина получается очень неоднородная от региона к региону. Но вот что бросается в глаза.

Первое: многие действующие политтехнологи включились в процесс праймериз и используют на них свои разнообразные навыки так, как если бы это были реальные выборы. То есть, тратят деньги, ведут агитацию, проводят мобилизацию. Не обходится и без скандалов в ряде мест. То есть, все серьезно, как на настоящих выборах.

Тезис второй: СМИ пока не очень понимают, как освещать праймериз. В этом смысле трудно проходили дебаты. Кстати, еще и потому, что был неодинаковый уровень участников: выходили и действующие депутаты, и какие-то молодые ребята-студенты, которые просто пришли себя попробовать. Дебаты где-то проходили удачно, а где-то это были довольно странные мероприятия. Но, тем не менее, интерес был и он рос в ходе прошедших месяцев.

Третье: вообще ход процедуры праймериз вызвал замешательство у многих представителей старой элиты, которые привыкли к наличию согласованного кандидата, идущего при поддержке административного ресурса, а, значит, дальше кампанию можно не вести. В ряде регионов было видно, как кандидаты, которые были уверены, что у них все хорошо, поскольку их поддержали и согласовали, обнаружили, что молодые лихие конкуренты, которые не дожидались, пока их кто-то там поддержит и одобрит, пошли к людям. Я знаю кандидатов, которые по семь-восемь встреч в день проводили на протяжении трех недель. И вот вдруг обнаружилось, что электоральные рейтинги у старых фаворитов оказываются вовсе и не такие, как ожидалось, а в некоторых случаях они вообще опустились на 2-3 место. Это вызвало некоторую растерянность у тех, кто решил, что выдвижение от "Единой России" у них уже в кармане.

Кроме того, очень бросается в глаза такая новая технологическая реальность: в ходе кампании активно используются самые экзотические диджитал-инструменты. Я обнаружил в одном округе систему автоматического управления работой полевых агитаторов. Люди, разнося какую-то листовку, доходят до подъезда, "чекинятся" через мобильный телефон и у руководителя кампании тут же появляется информация, что раздача материалов произошла, человек дошел до места. У него перед глазами полная карта того, что происходит. Некоторые кандидаты даже выпустили свои приложения для смартфонов, через которые общаются с избирателями. То есть, уже не вебсайт и не аккаунт в соцсетях становятся площадкой, а приложение в телефоне. И это происходит, заметьте, на праймериз. Чаты в "Телеграмме", каналы в "Перископе" — это происходит уже сейчас.

Парадоксальным образом поддержка у "Единой России" наиболее высока в категориях 18-30 и 45+, а хуже всего дело обстоит именно в возрастной группе 30-45 лет. И поэтому получается, что кандидатам приходится вести две кампании: одну сверхтрадиционную с публикациями в районных газетах, с какими-то форматами встреч с советами ветеранов – все, что рассчитано на старших, и совсем другую кампанию – и методологически, и на уровне повестки и проблематики, и всего остального — в сети. Действительно, это бросается в глаза.

Еще один момент. Кандидаты, особенно краевые, жаловались, что праймериз стартовали в апреле, а апрель – это такое время, когда снег сходит и ямы на дорогах обнажаются во всей своей максимально непритязательной красоте. Тут же возникает проблема дорог. И все начинают работать по полной программе. Вот такой сезонный минус, но при этом, если говорить серьезно, в апреле-мае люди более активно вовлечены в коммуникацию, чем летом, когда все разъезжаются в отпуска. Поэтому сделать какие-то ходы в этот период – значит, во многом снять проблему того, что при нынешнем сентябрьском голосовании основной срок избирательной кампании приходится на отпускное время.

Конечно, периодически не обходится без конфликтных ситуаций. Некоторые кандидаты снимаются с выборов в последний момент. Но тут стоит отметить, что все-таки у нас впервые за долгое время проходят выборы в Думу по смешанной системе. И люди, которые выходят на праймериз, так или иначе претендуют на одномандатный округ. Но одномандатные округа – это ситуация, когда граждане голосуют не за партийный бренд, а за имя и фамилию. В этом очень важный и тонкий нюанс. Поэтому действительно событием станет снятие известных людей. Но это не столько про партию, сколько наоборот – про них самих, про то, как они вели свою кампанию, как выстроили отношения с коллегами по партии и с теми значимыми силами в регионе, которые могут их поддерживать или не поддерживать. Многие же пишут заявление потому, что понимают, что не выиграют эти выборы. Несмотря на всю известность и медийность, у них нет возможности выиграть выборы, поскольку подобрались очень сильные противники. Это персональная история, но из нее и складывается в конечном счете сюжет большой кампании.

У нас во многих регионах выборы в Госдуму сопряжены с выборами в областные, краевые, республиканские органы власти. И праймериз проходят и по Госдуме, и по парламентам субъектов. Это создает совсем особый рисунок выборных кампаний, когда кандидаты в Госдуму кроме того, что выдвигаются сами, еще и взаимодействуют с пулом из 3-5 кандидатов в областные органы власти, которые идут с ними в связке. То есть, мы имеем дело не просто с конкуренцией персоналий, а с конкуренцией таких своеобразных политических команд в рамках одной партии. Есть в одном субъекте три таких команды, где флагманом является кандидат на праймериз в Госдуму, но за ним еще идет пул из 5-8 кандидатов в областные заксобрания. И, что интересно, эти команды даже начинают приобретать какое-то собственное брендирование, как-то называются, их узнают. И они ведут публичную полемику в массмедиа друг с другом, оставаясь при этом в рамках праймериз "Единой России".