ХОДОРКОВСКИЙ ВЫСТРАИВАЕТ ПОЛИТИЧЕСКУЮ СТРАТЕГИЮ С РАСЧЕТОМ НА “ДИССИДЕНТСКИЕ” НАСТРОЕНИЯ

ХОДОРКОВСКИЙ ВЫСТРАИВАЕТ ПОЛИТИЧЕСКУЮ СТРАТЕГИЮ С РАСЧЕТОМ НА “ДИССИДЕНТСКИЕ” НАСТРОЕНИЯ

17 мая 2016 г. 17:52

Проект “Открытые выборыМихаила Ходорковского завершил набор кандидатов для поддержки на выборах в Госдуму и Законодательное собрание Санкт-Петербурга – вчера стали известны последние 5 человек. Теперь 25 оппозиционных кандидатов-одномандатников получат юридическую, агитационную и финансовую поддержку. Сам Ходорковский называет проект образовательным. Ранее он говорил, что больше не собирается заниматься политикой, но на поверку все его заявления расходятся с действительностью.

В итоге среди участников команды кандидатов в депутаты от Ходорковского оказались сразу 5 представителей партии ПАРНАС, бывшие “яблочники”, справедливо- и единороссы, профессиональные политики, акционистка Мария Баронова, а также, например, специалист в сфере IT 31-летний Владислав Ходаковский из Воронежа и поддерживающий протест дальнобойщиков Владимир Лукин из Татарстана. Портал “Политаналитика” попросил заместителя директора “Центра политических технологий” Алексея Макаркина прокомментировать сам факт опосредованного участия Ходорковского в избирательной кампании, а также поделиться соображениями о намерениях и конечных целях беглого олигарха:

— Что касается в целом присутствия Михаила Ходорковского в политике, как я понимаю, сейчас ситуация совершенно другая, и он исходит из того, что если и были какие-то обещания, они уже неактуальны. Ходорковский, с одной стороны, занимается политикой уже напрямую – поддерживает оппозиционных кандидатов. С другой стороны, против него заведено новое уголовное дело, и Россия добивается включения его в международные списки Интерпола для розыска. Поэтому можно считать, что если договоренности не заниматься политикой существовали на момент его освобождения, сейчас это все ушло далеко в историю, и ни одна из сторон не считает, что они сейчас действуют. Каждая из сторон считает, что обещания нарушила другая сторона, что власть считала, что он имел в виду вообще уход в частную жизнь, тогда как Ходорковский активно занялся общественной деятельностью. С его точки зрения — это не политическая деятельность, он обещаний не нарушал. Потом, когда было возбуждено уголовное расследование о причастности Ходорковского к убийству, тогда уже с его стороны никакие обещания не актуальны. Поэтому ситуацию конца 2013 года не вернуть.

Что касается кандидатов, которых он собирается поддерживать. Я думаю, что они вряд ли имеют какие-то шансы быть избранными. Единственная партия, которая может их выдвинуть реально – это ПАРНАС, остальные партии отказались от какого-либо сотрудничества с Ходорковским, и те кандидаты, которые первоначально хотели идти от других партий, они сейчас будут идти либо от ПАРНАСа, либо как самовыдвиженцы.

Самовыдвиженец у нас почти не имеет возможности для того, чтобы представить достаточное количество подписей избирателей. Это должен быть какой-то суперизвестный человек в регионе, супервлиятельный, с суперресурсами, чтобы выполнить все формальности. Эти кандидаты не такие. Так что если кто-то пойдет самовыдвиженцем, то высока вероятность, что он не сможет участвовать в выборах. Кандидаты от партий "Родина" и "Свобода" имеют право участвовать без регистрации, без сбора подписей, у них федеральная лицензия, но их шансы тоже весьма сомнительные, потому что в одномандатных округах такие кандидаты могли выигрывать в 80-90-х годах. Уже с 93-го года требовались другие ресурсы, не только финансовые, которые Ходорковский может предоставить, требовался также информационный ресурс, и связи в элитах. Поэтому я не думаю, что кто-то их этих кандидатов пройдет, и я не думаю, что Ходорковский считает, что кто-то из них пройдет. Он человек рациональный, и понимает, что сейчас на этих выборах его кандидатам вряд ли что-то светит.

Почему он решил их поддержать? Ответ можно искать в заявлениях Ходорковского о том, что нынешняя власть может существовать еще длительное время, он называл период до 10 лет, и явно на эти выборы он не делает большой ставки. Речь идет и о реальных возможностях и общественных настроениях, об общей ситуации. Но Ходорковский, как и очень многие наши сограждане, жил в 70-е годы, он учился в институте, состоял в комсомоле, и я думаю, он прекрасно помнит опыт 70-х годов. Если оглянуться на этот период, то можно вспомнить, что в начале 70-х диссиденты в СССР составляли очень маленькую группу, тогда не проводились опросы, но вряд ли можно сомневаться в том, что количество симпотизантов исчислялось несколькими процентами. Диссидентское движение большинством населения отвергалось, причем часто с теми же формулировками, что и сегодня – “это американские агенты”, “у нас сложная международная ситуация, они бьют в спину нашей стране” и так далее. А потом перестройка, и на какой-то короткий промежуток времени эти диссиденты стали героями, знак изменился с минуса на плюс, и, наверное, Ходорковский рассчитывает на что-то вроде этого.

У нас сейчас из правительства идут очень грустные утечки информации относительно того, что могут быть заморожены зарплаты, либо резко ограничено их увеличение, повышены налоги, может быть увеличен пенсионный возраст – самая большая “страшилка” для очень многих россиян. Понятно, что эти утечки идут не от хорошей жизни. Если бы были возможности, правительство, наверное, зарплаты бы увеличивало, и пенсии бы не трогало, так же, как и возраст.

Мы видим, что происходит с нефтяными ценами, что они в обозримом будущем вряд ли вернутся к уровню 100-120 (долларов за баррель — ред.), даже 80-70 маловероятно. Поэтому, наверное, Ходорковский рассчитывает сейчас получить какие-то плацдармы, в том числе, наверное, в первую очередь, в регионах, чтобы там уже были какие-то фигуры, которые бы получили какую-то минимальную раскрутку на выборах, заявили себя как трудолюбцы, народные защитники и так далее. Сейчас они проиграют, ну, а дальше, если ситуация, будет ухудшаться, может быть, избиратели о них вспомнит. Он исходит из аналогии 80-ых, так что я думаю, что игра сводится именно к этому.