ГЛАВНАЯ ПРОБЛЕМА КАБМИНА – “НОВАЯ НОРМАЛЬНОСТЬ” – СТАНЕТ ТЕМОЙ ПРЕДВЫБОРНЫХ ДИСКУССИЙ

ГЛАВНАЯ ПРОБЛЕМА КАБМИНА – “НОВАЯ НОРМАЛЬНОСТЬ” – СТАНЕТ ТЕМОЙ ПРЕДВЫБОРНЫХ ДИСКУССИЙ

17 мая 2016 г. 15:54

Вчера в Кремле прошло заседание Комиссии по мониторингу достижения целевых показателей социально-экономического развития. Эти показатели были утверждены 4 года назад майскими указами президента Владимира Путина. С тех пор правительство регулярно отчитывается об исполнении поручений – так, к настоящему моменту чиновники говорят о выполнении около 70% от общего числа поставленных задач. Но Общероссийский народный фронт, кажется, считает, что лучше всего у правительства получается справляться с подсчетом собственных достижений. По оценке ОНФ, кабинет министров полностью выполнил только около 15% поручений. “Из 162 наших заключений на доклады правительства мы подтвердили целесообразность снятия с контроля только по 24 поручениям – остальные в той или иной степени не выполнены”, – заявил сопредседатель Центрального штаба ОНФ Александр Бречалов агентству ТАСС.

На прошедшем совещании президент занял сторону ОНФ: “Оценивать результаты проделанной работы надо не по количеству снятых с контроля поручений или по объему написанных отчетов – это у нас делать умеют, научились. Люди должны почувствовать реальные перемены к лучшему, – сказал Владимир Путин. – Мы взяли на себя тогда большую ответственность перед гражданами и должны работать без ссылок сегодня на сложности и внешние ограничения. Задачи, поставленные в указах, должны выполняться на всей территории Российской Федерации”.

Константин Симонов, Директор фонда национальной энергетической безопасности, в интервью порталу “Политаналитика” назвал главной проблемой правительства отсутствие планов на будущее. Это сказывается и на настроениях населения, а также может стать аргументом для оппозиционных политиков в предвыборных нападках на “Единую Россию”, председателем которой является премьер-министр Дмитрий Медведев.

— Речь идет в целом об экономической политике правительства. И главная претензия, скорее всего, заключается в том, что правительство не представило четкого, внятного плана антикризисных действий и выхода на траекторию масштабного экономического роста. Правительство говорит о том, что мы достигли дна, а некоторых членов правительства даже прозвали водолазами, например, Улюкаева (министр экономического развития — ред.), который все время говорит про дно.

Парадокс в том, что настроения у населения стали более паническими (это фиксируют социологи), нежели реальная экономическая ситуация – возникает ощущение серьезной паники. Конечно, это будет использовано против ЕР, оппозиционеры могут попытаться сделать акцент на общих экономических сложностях, которые сейчас существуют. Некоторые идеи правительства вызвали бурную реакцию, кроме того, несколько противоречат майским указам. Например, заявление, что для выхода на уровень инфляции в 4% надо заморозить зарплаты. Возникает вопрос – ведь майские указы предполагают рост зарплаты, как известно, прежде всего работников образования и медицины. А такого рода инициативы озвучиваются.

Но все же главное, что людям не показывают признаков оживления экономики. Более того, правительство начинает говорить про идею “новой нормальности”, когда рост экономики на полпроцента-процент в год – это нормальная ситуация. То есть правительство воспринимает Россию как обычную европейскую страну, которая может расти на полпроцента. Но мы ведь понимаем, что мы – страна догоняющего развития, мы не можем себе позволить такие низкие темпы. Конечно, возникает паника, мы привыкли к достаточно высоким показателям экономического роста в нулевых годах, при этом не очень важно, что было основной причиной, важно, что этот темп зафиксирован, у людей фантастически выросли доходы, они привыкли к новому качеству жизни.

Конечно, у людей есть опыт выживания в кризисной ситуации, в этом смысле нет сомнений, что экономика России не рухнет, в том числе благодаря своему значительному масштабу. Вопрос в другом – население не хочет возвращаться к технологиям выживания. Люди боятся, что их уволят, что их зарплаты не будут расти, им хочется, чтобы то, что они видели в нулевые годы, продолжалось.

Вместе с тем, граждане готовы потерпеть. Мы понимаем, что государство на самом деле располагает уникальной возможностью – когда экономический кризис можно объяснить политическим решением. Все понимают, что логика простая – Крым вернули, ввели санкции, снижение цен на нефть тоже можно воспринимать как часть санкций против России. При этом население поддержало возвращение Крыма, в том числе, в ходе специального опроса, когда спрашивали, согласны ли граждане с ухудшением экономического положения в результате решения возвратить Крым. Все говорили о том, что они согласны.

Поэтому люди спокойно переносят экономические трудности, понимая, чем они вызваны. Но они не готовы терпеть эти сложности десятилетиями, и у них начинается элемент паники не потому, что сейчас плохо, потому что они не верят правительству, не видят будущего. Им нужно объяснение: “еще год будет сложно, а дальше, благодаря каким-то действиям, мы снова вернемся на траекторию роста со всеми вытекающими последствиями для ваших кошельков”. А у нас правительство в растерянности говорит “ой, вы знаете, скоро кризис кончится”. А что дальше? А дальше у нас будет “новая нормальность” – а это экономический рост на 0,5% в год. Это как?! “Не волнуйтесь, мы ваши зарплаты заморозим, пенсию, правда не знаем, будем ли мы вам платить, честно говоря, потому что есть идея пустить эти пенсии на латание бюджетных дыр” – и люди это слышат, открыв рот. Почему в экономике проблемы – это понятно, а то, что правительство не может предложить рецепты их решения на ближайшее будущее, это самое страшное.

В этой ситуации можно предполагать, что правительство ждут определенные изменения в смысле состава кабинета министров. Очень многое будет зависеть от того, какие будут рейтинги у партий до выборов, и какие будут результаты выборов. Пока опросы показывают, что у ЕР все не так плохо. Я думаю, это связано с тем, что Владимир Путин, хоть и пытается дистанцироваться от этой кампании, все равно помогает ЕР. Я связываю рост ее рейтинга в мае, который зафиксировали социологи, с положительным отзывом президента о партии в ходе “прямой линии”.

Кроме того, он пришел на партийное мероприятие, посвященное праймериз. Это моментально сказалось, потому что Путин объективно самый популярный в стране политик. Если он продолжит поддерживать ЕР, партия кампанию вытянет. Конечно, есть сценарий, что президент дистанцируется от всех партий. При этом я уверен, что все парламентские партии будут выступать за поддержку Путина, включая и КПРФ, и ЛДПР. Эта предвыборная кампания будет отличаться именно тем, что оппозиция будет критиковать не Путина, а правительство.

Если же президент будет демонстрировать желание увидеть хороший результат “Единой России”, а по опросам партия не будет до него дотягивать, то возможна поддержка партии через кадровые решения еще до выборов. Возможно, если все-таки результат партии окажется чуть ниже ожидаемого, эти решения можно принять после. Причем решения могу приниматься не только по экономическому блоку. Все же, лично я думаю, что пока ситуация не предполагает каких-то кадровых перемен — это будет крайней мерой.