ПРЕЗИДЕНТ ОЛЛАНД И “ЛЕВЫЕ” ОБМАНУЛИ ОЖИДАНИЯ МОЛОДЫХ ИЗБИРАТЕЛЕЙ

ПРЕЗИДЕНТ ОЛЛАНД И “ЛЕВЫЕ” ОБМАНУЛИ ОЖИДАНИЯ МОЛОДЫХ ИЗБИРАТЕЛЕЙ

16 мая 2016 г. 16:26

Массовые беспорядки во Франции, в которых преимущественно принимает участие молодежь, могут привести к серьезным изменениям политического ландшафта “Пятой республики”. Принятие нового трудового кодекса, который уже называют по имени нынешнего министра труда “Законом Мириам эль-Хомри” чуть не стоил кабинету отставки и был, фактически, припихнут силой.

В результате это привело к массовым акциям протеста, а также к тому, что социалисты президента Франсуа Олланда снова теряют очки, в то время правые, которых Олланд будучи в оппозиции критиковал за аналогичные меры, набирают популярность. К тому же в стане “левых” произошел серьезный раскол.

Какую роль во всем этом играет французская молодежь, и сможет ли “голос улиц” серьёзно изменить положение вещей в стране в интервью “Политаналитики” разбирал историк, политолог, дипломат, специалист по современной истории и политике Франции Юрий Рубинский:

— Нынешние демонстрации молодежи во Франции довольно массовые. Бывало больше, сотни тысяч людей выходили по все стране. Протестующие нашли довольно оригинальные формы – такую ночь на ногах, то есть, выходили ночью стоять на площади Республики и в других местах, обмениваясь мнениями, демонстрируя лозунги. Надо отметить, что это движение было однозначно антиправительственным, против вообще политики нынешнего правительства и президента, которые их разочаровали. Олланд обещал, что молодежь будет его приоритетом на весь срок его мандата, но молодежь пришла к выводу, что это не так. И главным поводом для нынешней волны протестов был законопроект, теперь уже прошедший с большим трудом первое чтение в нижней палате, парламента национального собрания, о реформе трудового кодекса. Вроде бы он задумывался как компромиссный между требованиями предпринимателей с одной стороны, профсоюзов с другой. Но в итоге, в целом он был воспринят, как демонтаж гарантий, которые имела наемные рабочая сила, прежде всего, молодежь. Напомню, что речь в документе шла о том, чтобы уменьшить грань между временными трудовыми контрактами и постоянными. Постоянные контракты действительно обставлены серьезными гарантиями сохранения выплат в случае увольнения, больших выходных пособий и переквалификации в случае поиска новой работы. Там много условий и обязательств, например, решение об увольнении должно предприниматься с участием выборных лиц, мировых судей, выбираемых персоналом и так далее.

Короче говоря, молодежь увидела в этом законе способ увеличения временных контрактов, которые не обусловлены аналогичными гарантиями. С учетом того, что четверть молодых людей во Франции – это 14 до 25 лет – не имеет работы в течение года. Ее нет в том числе даже у многих молодых людей, имеющих диплом. Все это естественно, вызвало волну протеста. И особенно чувствителен этот протест для правящих кругов, поскольку молодежь традиционно считалась левыми партиями своим электоратом.

А в условиях, что молодежь уже не первый раз бунтует, это очень сильный удар, моральный и политический, по нынешнему правящему лагерю, которые по опросам общественного мнения опустился до очень низких показателей. А через год президентские-парламентские выборы, и то, что эти молодежные недовольства прямо направлены не только против трудового кодекса, но по другим вопросам – было воспринято как разрыв правящего лагеря, верхушки с ядром своего традиционного электората.

Конечно, сказать, что нынешние события могут повлиять на политику во Франции также как события 1968 года нельзя. Безусловно, форма очень похожа, но масштаб не тот. И такая левацкая направленность студенческих демонстраций 68 года, сегодня отсутствует. Часть молодежи качнулась на крайний правый фланг, к “Национальному фронту”. Но в целом, самое главное, тот политический истеблишмент, который существует во Франции, потерял доверие значительной части молодежи и французской коренной молодежи, не говоря уже об иммигрантской, которая вообще чувствует себя изгоями во Франции.