В ИНИЦИАТИВЕ МИНЮСТА ПО ЗАКОНУ ОБ ИНОАГЕНТАХ ЕСТЬ ЛОГИКА, НО ВРЕМЯ ВЫБРАНО НЕПОДХОДЯЩЕЕ

В ИНИЦИАТИВЕ МИНЮСТА ПО ЗАКОНУ ОБ ИНОАГЕНТАХ ЕСТЬ ЛОГИКА, НО ВРЕМЯ ВЫБРАНО НЕПОДХОДЯЩЕЕ

11 мая 2016 г. 14:01

Министерство юстиции просит у Госдумы расширения полномочий для регулирования деятельности некоммерческих организаций. Критика закона об иноагентах может послужить поводом для включения НКО в соответствующий список, поскольку является политической деятельностью. Об этом говорится в ежегодном докладе, представленном ведомством в нижнюю палату. Среди прочего, в тексте отражены и другие примеры политической деятельности, в частности, активность, направленная на дискредитацию внешней и внутренней политики государства и изменение законодательства – как в сфере международных отношений, так и всего, что касается внутренних вопросов. В документе содержится статистика, из которой следует, что за последний год число иноагентов в стране выросло почти втрое. В связи с этим, считают в Минюсте, способы контроля за их работой следует ужесточить.

Как и год назад, министерство вновь попросило открыть себе доступ к налоговой и банковской тайне, поскольку сами организации эту информацию предоставлять отказываются. Надо отметить, что при этом в Кремле преобладает мнение о том, что деятельность НКО – иностранных агентов и так регулируется в достаточной мере. Существует ли необходимость в дальнейшем расширении полномочий Минюста в комментарии для “Политаналитики” рассуждал генеральный директор Центра политического анализа Павел Данилин:

— Мне кажется, что в данном случае определенная логика в запросах Минюста присутствует, поскольку сам закон об НКО имеет очевидно политический характер. Не стоит закрывать глаза на то, что этот закон был принят для недопущения иностранного вмешательства в российскую политику. Если у кого-то, у какой-то общественной организации есть желание и намерение бороться против этого закона, то я полагаю, такая организация вполне способна не выступать прямо против него, поскольку это является политической деятельностью, а найти себе защитника, лоббиста в среде политических структур, который как раз и занимался бы смягчением данного законопроекта, каких-то его положений и норм. Безусловно, логика в докладе Минюста есть.

При этом ведомство просит обеспечить ему доступ к налоговой и банковской тайне. Вот этот вопрос довольно щекотливый, поскольку фактически всё движение средств на счетах станет доступно не только государству, но и конкретным чиновникам. Что там у них в головах будет и как они себя поведут, если начнут обладать такой информацией, довольно-таки сложно предсказать, это раз. Два – мне представляется, что банковская тайна не должна быть нарушена в отношении этих организаций, даже при всем желании Минюста. И три – это то, что в случае, если ведомство получит этот инструмент давления, то не исключено, что большая часть средств, которыми будут располагать НКО, перейдет в черный и серый секторы. То есть, фактически они перестанут даже показывать их на счетах.

Тем не менее, я бы не назвал запрос Минюста, о котором идет речь, радикальным ужесточением мер в отношении НКО-иноагентов. В то же время, в Кремле считают, что законодательство и так уже достаточно регулирует весь спектр взаимоотношений между общественными организациями и государством. Во-вторых, некоторые традиционные меры прошлого времени вызывали последовательную негативную реакцию со стороны наших западных так называемых партнеров и их представителей в России. Сейчас, во время начавшейся избирательной кампании, наверное, не очень правильное время, чтобы тревожить вот это “болото”. Скорее всего, в Кремле понимают, что у некоторых других общественных организаций может создаться неправильное впечатление, что власти стремятся оказывать дополнительный прессинг на некоммерческий сектор.