УКРАИНСКИЙ КРИЗИС ДЕЛИТ ЧЕТЫРЕХЛЕТИЕ ПРЕЗИДЕНТСТВА ПУТИНА НА ДВА ЭТАПА

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС ДЕЛИТ ЧЕТЫРЕХЛЕТИЕ ПРЕЗИДЕНТСТВА ПУТИНА НА ДВА ЭТАПА

10 мая 2016 г. 16:26

В экспертном сообществе подводят итог четырехлетия инаугурации Владимира Путина. Вступление избранного лидера в должность прошла 7 мая 2012 года на фоне массовых беспорядков и акций протеста. Сейчас обстановка внутри страны значительно поменялась и, несмотря на трудности, большинство россиян поддерживают президента. Международная ситуация и конфликты на Украине и Ближнем Востоке в последние годы во многом определяли курс главы государства и серьезно отразились и на внутриполитической повестке. Чего удалось достичь – порталу “Политаналитика” рассказал политолог Алексей Чадаев:

— Я думаю, первое и главное – то, что Путин пришел на третий срок со своими “майскими указами”. Несмотря на все сложности, в общем и целом они выполнены. Это важный момент.

В сущности, ход кампании 2011-2012 годов показал, что, вопреки рассказам про средний класс, основным опорным социальным слоем в стране являются в первую очередь именно трудящиеся. Да, военные, пенсионеры, учителя, врачи, работники предприятий – это они были теми, кто в трудный момент для государства, а вовсе не, так сказать, средний класс, стали той социальной группой, которая в первую очередь поддержала власть и ту политику, которую провозглашал Путин. Поэтому понятно, что именно для них делалось многое в этот период. Общественный договор и социальный контракт, который в тот момент возник, честно выполнялся обеими сторонами.

По большому счету, это четырехлетие надо разделить на два больших этапа: до начала украинских событий и после. Потому что у нас уже тогда начались сложности в экономике – именно тогда остановился рост, уже тогда падали цены на нефть, но, тем не менее, во многом она продолжала развиваться инерционно, соответствуя логике прошлых годов. Радикальные изменения произошли после “второго майдана”, когда Россия вплотную оказалась перед угрозой изоляции, по нам начали наносить удары экономического характера, применять санкции, нас попытались “наказать” за независимую внешнюю политику. Да, действительно, в определенной степени это получилось: в экономике и социальной сфере некоторые трудности возникли, даже было падение в прошлые-позапрошлые годы.

Но в целом страна выдержала эти испытания достойно. Более того, стало понятно, что Россию записать в мировые изгои не получится при всем желании ведущих держав. С Россией по-прежнему приходится считаться, договариваться, как бы это не было кому-то неприятно. И более того, можно сказать, недавний концерт в амфитеатре в Пальмире стал своего рода символом мирового масштаба, что это именно Россия оказывается на страже цивилизации и культуры и противостоит варварству там, где номинальные флагманы засовывают голову в песок.

Тем не менее, и Путин об этом говорил, особенно в последние месяцы, – в международной повестке мы молодцы, но внутри у нас по-прежнему масса проблем и управленческой неразберихи, некомпетентности. Очень трудная внутриполитическая ситуация. Хотя парадоксальным образом, вопреки сложившимся трендам, ситуация “осажденной крепости” не привела к ужесточению государственной внутренней политики, а наоборот – внутренняя политика оказалось в значительной степени либерализованной, даже по сравнению с периодом 2008-2012 годов. Выборы стали более свободными, вернулись выборы по одномандатным округам, увеличилось количество партий. Во внутренней политике стало намного больше воздуха, чем было. Мы ответили на угрозу изоляции не затягиванием поясов, а, наоборот, сказали, что наша демократия нужна нам самим как система и как способ согласования интересов, а не витринно для Запада, чтобы показывать, что мы хорошие. По большому счету нам наплевать, считают ли они, что у нас подлинная демократия, или не считают. Мы сказали сами себе, что демократия – это наша внутренняя ценность.