ВЫБОРЫ АВСТРИЙСКОГО ПРЕЗИДЕНТА КАК ОЧЕРЕДНОЙ СИГНАЛ ТРЕВОГИ ДЛЯ   ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ ЕС

ВЫБОРЫ АВСТРИЙСКОГО ПРЕЗИДЕНТА КАК ОЧЕРЕДНОЙ СИГНАЛ ТРЕВОГИ ДЛЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ ЕС

5 мая 2016 г. 15:25

Европейские эксперты обсуждают победу на первом туре выборов президента Австрии представителя местных "ультраправых" Норберта Хофера. Политик, занимающий резко антиевропейские позиции, получил 36 процентов голосов избирателей. Его оппоненты – значительно меньше.

Австрийская народная партия (OEVP) выдвинули своим кандидатом 75-летнего юриста Андреаса Коля, социал-демократы из SPOE на этот раз поставили на нынешнего министра по труду и социальным вопросам 65-летнего Рудольфа Хундшторфера. Зеленые предложили на президентскую должность своего бывшего лидера, 72-летнего экономиста Александра ван дер Беллена, а единственная женщина в предвыборной гонке – независимый кандидат, бывшая председатель Верховного суда 70-летняя Ирмгард Грисс.

Вероятнее всего, во втором туре главным соперником лидера гонки станет представитель Зеленых Александр Ван дер Беллен. Впервые после Второй мировой войны кандидаты от главных австрийских партий Социал-демократической и Народной не выходят во второй тур. Они набирают примерно по 11 процентов голосов и явно не пользуются благожелательностью публики. И это притом, что две ведущие, "классические европейские" партии Австрии – вместе или по отдельности – на протяжении десятилетий находились во власти.

Должность австрийского президента носит, в основном, церемониальный характер. Глава государства назначает федерального канцлера и приводит к присяге правительство после парламентских выборов. Он своего рода главный церемониймейстер. Тем не менее, глава республики еще является верховным главнокомандующим вооруженными силами, а также вправе досрочно распускать парламент и назначать новые выборы. Но в данном случае круг полномочий президента имеет второстепенное значение. Значительно важнее очевидный факт стремительно меняющегося буквально на наших глазах политического ландшафта центральной и западной Европы.

Несомненно, что победа ультраправого кандидата отражает широко распространенное недовольство текущим состоянием дел, а также опасениями населения по поводу иммиграции и экономики. Как пишет Neue Zuercher Zeitung (Швейцария), избиратели сыты по горло обещаниями правительственных партий.

Издание, анализируя поражение "системных" кандидатов, отмечает, что в этом отчасти виноваты они сами. Заслуженный старый политик Коль очень старался казаться молодым и динамичным, но часто казался изнурительным. В свою очередь Хундсторфер показал себя настолько незаинтересованным и безучастным, что многие просто не воспринимали его как человека, который действительно хочет стать президентом. Кроме того, оба были нетелегеничны.

Однако характеристики кандидатов указывают также на одну серьезную проблему обеих традиционных партий, отмечает Neue Zuercher Zeitung. 64-летний Хундсторфер и Коль, которому за семьдесят лет, являются типичными представителями того политического истеблишмента, против которого из-за его неспособности к реформам и направлен гнев избирателей. Хундсторфер сделал карьеру у социал-демократов на государственной службе в «красной Вене» и был на протяжении десятилетий профсоюзным деятелем. Коль руководил в течение десяти лет влиятельным Австрийским союзом пенсионеров.

Если в прошлом такие институты могли мобилизовать большинство голосов, то теперь они кажутся все более бессильными. Традиционные избиратели или остаются дома, или откочевывают – в том числе и к право-популистам. Триумф Австрийской партии свободы, к которой принадлежит победитель первого тура Норберт Хофер, показывает масштаб этих изменений.

Кризис с беженцами был доминирующей темой в его предвыборной риторике. Норберт Хофер не прогадал – избирателей более всего волнуют насущные проблемы, а не отвлеченные рассуждения об общественном благе и буржуазных ценностях. Волноваться есть от чего: по данным агентства по контролю за внешними границами ЕС Frontex, за 2015 год в Евросоюз прибыли 1,8 миллиона мигрантов. Еврокомиссия заявила, что нынешний миграционный кризис в мире – крупнейший со времен Второй мировой войны.

В прошлом году количество прибывающих в Австрию беженцев выросло в три раза, власти насчитали 90 тысяч заявлений на получение убежища. В 2016 году австрийское руководство решило сократить прием беженцев до 37,5 тысячи человек. Предполагается, что в дальнейшем эта цифра будет ежегодно уменьшаться.

"Миграционный кризис в 2015 году поставил нас перед серьезным вызовом. Когда многие тысячи людей с различными культурными особенностями приезжают в Австрию, это оказывает свое влияние, и мы должны думать о безопасности страны", – завил недавно глава дирекции общественной безопасности при австрийском МВД Конрад Коглер.

Еврокомиссия в связи с миграционным кризисом предложила Совету ЕС рекомендовать Австрии, Германии, Швеции, Дании и Норвегии сохранить контроль на участках внутренних границ Шенгенской зоны на срок до шести месяцев, заявил на днях еврокомиссар по внутренним делам, миграции и гражданству Димитрос Аврамопулос.

"Мы не предлагаем введение контроля на шенгенских границах Греции, в частности, в аэропортах и портах", – подчеркнул Аврамопулос в ходе беседы с журналистами. Он отметил, что "причины, представленные этими странами для временного введения пограничного контроля, по-прежнему актуальны".

Самую очевидную угрозу внутренней безопасности представляют террористы и радикалы исламистского толка, отметил представитель контрразведки Петер Гридлинг. По его словам, к концу 2015 года 259 человек уехали или хотели уехать из Австрии в Сирию или Ирак и выступить на стороне террористов. Из тех, кому удалось уехать, 79 человек вернулись обратно в Австрию.

Параллельно австрийские силовики фиксируют рост числа преступлений на почве ксенофобии и исламофобии. В 2015 году по сравнению с предыдущим годом этот рост составил 50% – таковы официальные данные австрийского Федерального ведомства защиты конституции и борьбы с терроризмом, которое занимается вопросами государственной безопасности и контрразведки.

Иными словами, европейский котел бурлит. Вырывающийся из-под его крышки пар не оставляет в этом сомнений. Кипение остановится только после того, как котел перестанут греть. Но когда это произойдет (и произойдет ли вообще) – неясно. Всяческие планы развития, упущенная экономическая выгода – все забывается в такой наэлектризованной атмосфере.

Опросы общественного мнения, проводимые в европейских странах, фиксируют обеспокоенность местных жителей возрастающим числом гуманитарных мигрантов. К примеру, более 60% граждан Франции считают мигрантов из стран Ближнего Востока и Африки значимым источником преступности в своей стране. При этом Евростат не располагает статистикой о преступлениях, совершенных по иммиграционному статусу лица, заявила РИА Новости доктор права Университета Потсдама, эксперт РСМД Ольга Гулина.

Попросту говоря, европейские власти демонстративно "не интересуются", сколько преступлений на самом деле совершили люди, которых они так опрометчиво пригласили к себе в дом, забыв выяснить мнение об этом у домочадцев.

Говорить об уровне терпимости жителей Европы по отношению к мигрантам нельзя в силу отсутствия четких социальных маркеров. "А вот о росте националистических настроений можно. О последнем говорят широкая поддержка популистских и праворадикальных партий в Австрии, в Германии, а во Франции Ле Пен (лидер правой партии) собирается на президентские выборы", – сообщила Ольга Гулина.

Беспокойство австрийцев и, шире говоря, европейцев вполне оправдано. Их протест может быть либо канализирован политиками, способными предложить простые и эффективные (хотя бы на ближайшую перспективу) решения, либо вырваться на улицы в форме насильственных акций, рискующих погрузить Старый свет в пучину анархии. Так что в каком-то смысле внимание европейской общественности к "правому" флангу – это, как говориться, "минимальное зло".

Часто оппоненты европейских правых называют их "фашистами", "неофашистами". Однако евро-правые в целом не ставят под сомнение нормы западной демократии, рыночной экономики и даже европейской интеграции. Они лишь категорически против непродуманных процессов глобализации, в результате которого происходит смешение всех исторических наций в Европе. Так что массовая поддержка избирателем таких политиков вполне объяснима и вряд ли свидетельствует о так называемой "фашизации" коренного населения.

Напротив, пока европейский избиратель в массе своей все-таки уважает "силу слова". Он готов вникнуть в трудности, потерпеть, но только если его не будут, образно говоря, "держать за дурака". А вот если политики не оправдают доверия простых европейцев, тогда народ сам попробует справится с проблемой, превратив европейские города в поле боя. И винить в этом элита сможет только самое себя.

Эксперты отмечают, что политическое землетрясение в Австрии, скорее всего, не повлечет за собой никаких прямых политических последствий. Но неспособность "системных" политиков решать насущные проблемы с безработицей, ростом экономики и образованием все чаще будет приводить к росту недовольства.

Несомненно, европейская идентичность столкнулась один на один со своим серьезным кризисом. Рано или поздно нынешнему европейскому истеблишменту придется уступить место более адекватным силам. И не обязательно, что эти силы сохранят ЕС в его прежнем виде, а не демонтируют всю конструкцию, чтобы построить на освободившимся месте нечто отвечающее запросам большинства.