ПРИЗНАНИЕ НАГОРНОГО КАРАБАХА ЕРЕВАНОМ НЕ РЕШИТ ПРОБЛЕМУ, НО ПЕРЕВЕДЕТ ЕЕ В ДРУГОЕ КАЧЕСТВО

ПРИЗНАНИЕ НАГОРНОГО КАРАБАХА ЕРЕВАНОМ НЕ РЕШИТ ПРОБЛЕМУ, НО ПЕРЕВЕДЕТ ЕЕ В ДРУГОЕ КАЧЕСТВО

4 мая 2016 г. 14:30

Армения намерена признать независимость Нагорно-Карабахской республики, если Азербайджан предпримет новые атаки. Об этом заявили в Ереване и отметили, что в этом случае объявление прозвучит на высшем уровне – из уст президента Сержа Саргсяна. Вопрос планируется обсудить 5 мая на заседании правительства, однако это не означает, что законопроект будет принят. В Баку же считают, что признание Карабаха положит конец Минскому процессу. Как на самом деле действия Армении могут отразиться на конфликте, в интервью "Политаналитке" размышлял эксперт Российского Института стратегических исследований Аждар Куртов:

— Подобные прецеденты уже есть – это признание так называемых непризнанных государств заинтересованной страной. Например, Турецкая Республика Северного Кипра, которая была признана Турцией. Ситуация там похожа на карабахскую. Но здесь все-таки нужно подождать. Не первый раз в Ереване делаются подобные заявления, аналогичные слова звучали совсем недавно, недели две назад, но до фактической реализации дело не дошло. Возникает вопрос: почему за столь короткий период времени появилась еще одна инициатива? Я думаю, дело в том, что армянское руководство прекрасно понимает, что ситуация достаточно тревожная. Дело даже не в том, что Азербайджан использует военную силу по нарастающей. Дело в том, что армянам виднее обстановка на линии соприкосновения войск в Нагорном Карабахе, и я думаю, что они делают выводы из всего произошедшего.

А выводы печальные. Азербайджан провел разведку боем, удачную для него, он апробировал новые системы вооружения в реальных боевых действиях, в том числе и беспилотники, системы залпового огня, огнеметы. По большому счету, с точки зрения азербайджанского генерального штаба эта проверка показала, что на карабахском фронте у армян все-таки есть уязвимые места, иначе бы не было таких потерь, особенно в первое время, и разведка Нагорно-Карабахской республики, да и армянская разведка, и российская тоже проинформировала бы руководство Армении о планах начать военные действия. А в результате эти военные действия привели к большому количеству раненных с армянской стороны, которые нуждались в срочной медикаментозной помощи – оказать ее удалось только путем экстренной пересылки необходимых медикаментов из России. То есть, даже такая необходимость стала неожиданностью.

Это все говорит о том, что азербайджанское военно-политическое руководство, по всей видимости, уверовало в то, что мускулы у них накачены, и они могут нанести чувствительный урон армянской стороне, а соответственно, вывод очевиден – можно ожидать повторения не просто провокаций, а военных ударов по Нагорному Карабаху.

Временная приостановка военных действий мало о чем свидетельствует. Нынешняя активность российской стороны пока не привела к какому-то кардинальному улучшению ситуации. Может быть, и были озвучены какие-то новые предложения, но они не были положены на стол в виде четкого плана, под которым должны быть поставлены подписи руководителей Армении и Азербайджана, а желательно и Нагорного Карабаха тоже. По сути дела, в очередной раз Минская группа и Россия добились только прекращения военных действий. Много это или мало? А вот как посмотреть.

С гуманитарной точки зрения – да, это успех. А вот с точки зрения геополитической, это не решение проблемы. Скорее всего, армянская сторона понимает, что дальше продолжать развитие ситуации в том же духе она не может. Одна и та же ситуация повторяется неоднократно. Азербайджанская сторона начинает военные действия, потом добивается того, чего хотела – конечно, не возвращения территорий, но проверки боем, а вся та международная дипломатия, что задействована в режиме нагорно-карабахского конфликта, не способна в настоящее время как-то кардинально эту ситуацию разрешить. Или хотя бы прекратить военные нападения со стороны Азербайджана.

То есть, не удается ни заключить соглашение об отказе от применения силы, ни послать туда хотя бы международных наблюдателей, которые бы фиксировали факты нарушения и помогали бы устанавливать вину за начало военных действий. Я уже не говорю об отправке миротворческого контингента, который бы разделил две противоборствующие стороны. А раз так, то, наверное, армянское руководство посчитало, что в этой ситуации оно не будет и дальше уступать свои позиции. И поэтому решилось на признание Нагорного Карабаха. Это только версия, нужно подождать самого решения, будет оно вынесено или нет.

Сам факт признания республики будет обозначать, что все те договоренности, которые де-факто существуют между Арменией и Нагорным Карабахом о взаимодействии и взаимопомощи, легализуются. То есть, после самого акта признания государства будет наверняка заключен какой-то договор о военном союзе, о военно-технической помощи и т.д., и уже на полностью легальной основе Нагорно-Карабахской республике будет оказываться военная помощь со стороны Армении.

Это решает проблему с пропагандистской точки зрения. В том смысле, что упреки, которые раздаются в адрес Армении и со стороны европейского сообщества, и со стороны Азербайджана в том, что она – заинтересованная сторона, теряют свое значение, поскольку ситуация легализуется. Но это не решает проблему по существу. Поскольку как оказывалась помощь непризнанной республике, так она и оказывается. Большого усиления боеспособности армии Нагорного Карабаха плюс Армении от признания не произойдет. Другое дело, что конфликт получает некую другую конфигурацию. Получается, что при признании и последующем заключении военного союза в случае наступления азербайджанских войск неизбежно в этот конфликт будет втянута Армения. Значит, встают сложные вопросы в отношении государств-членов ОДКБ, в частности РФ, которая имеет перед Арменией на двухсторонней основе обязательства политического характера. И эта конфигурация создает определенные сложности, в том числе и для российской дипломатии.