СТАБИЛИЗАЦИЯ АФГАНИСТАНА НЕВОЗМОЖНА БЕЗ КООРДИНАЦИИ УСИЛИЙ МЕЖДУНАРОДНОГО СООБЩЕСТВА ПРИ ДЕЯТЕЛЬНОМ УЧАСТИИ МОСКВЫ

СТАБИЛИЗАЦИЯ АФГАНИСТАНА НЕВОЗМОЖНА БЕЗ КООРДИНАЦИИ УСИЛИЙ МЕЖДУНАРОДНОГО СООБЩЕСТВА ПРИ ДЕЯТЕЛЬНОМ УЧАСТИИ МОСКВЫ

28 апреля 2016 г. 15:48

После встречи на высшем уровне в Москве президент Узбекистана Ислам Каримов заявил о необходимости участия России в переговорах по урегулированию ситуации в Афганистане.

"Современную ситуацию в Афганистане можно охарактеризовать как вялотекущее противостояние противоборствующих сторон, при дальнейшем сохранении которого есть серьезная, я бы сказал, реальная опасность перетекания нестабильности в соседние страны региона. Эту опасность, на наш взгляд, нельзя недооценивать. Надо сказать, сегодня делается много попыток организовать этот процесс переговорный, но он, к сожалению, не дает практических результатов. Еще раз хочу сказать, чтобы продвинуть решение афганской проблемы, было бы целесообразно пригласить представителей Российской Федерации", – сказал Каримов на пресс-конференции после беседы с Владимиром Путиным.

Эксперты разделяют обеспокоенность официального Ташкента: очаг афганской нестабильности как раковая опухоль переваливает через государственные границы и способен в некоей перспективе поглотить весь регион. При этом вывод сил международной коалиции из Афганистана усугубил ситуацию в этой стране.

Как отмечается в документах СБ ООН, "в Афганистане, по оценкам афганских сил безопасности, в марте 2015 года насчитывалось около 6500 активно действующих иностранных боевиков-террористов". Если же брать в расчет и самих афганцев, то общее количество боевиков-террористов в Афганистане достигло, по оценкам российского Генерального штаба, 50 тысяч человек. Рано или поздно они широким потоком хлынут на просторы Центральной Азии, обрушив установившиеся там после распада Советского Союза светские режимы.

Доктор политических наук, директор Аналитического центра Института международных исследований МГИМО Андрей Казанцев отмечает, что угроза из Афганистана - это не только идеологическая альтернатива светской государственности в виде радикального ислама: она имеет и чисто военное измерение. В частности, возможно повторение событий, наподобие "Баткенской войны" (вторжение боевиков в Кыргызстан в 1999-ом году). Тогда число боевиков не превышало 200-250 человек, но борьба с ними - в силу слабости государственных структур Кыргызстана - потребовала применения механизмов Договора о коллективной безопасности СНГ.

С другой стороны, пишет Андрей Казанцев, в 2014-м и особенно - в 2015 году в Центральной Азии возникла новая угроза в виде "Исламского государства", которое транслирует религиозно мотивированный терроризм по всему региону. По словам эксперта, Центральная Азия и Афганистан отнесены в рамках ИГ к "вилаяту Хорасан". При этом ИГ активно "просачивается" в Афганистан, используя раскол внутри "Талибана" после смерти его лидера муллы Омара и финансовые рычаги за счет притока средств с Ближнего Востока. В частности, по информации "Аль-Джазиры", оплата боевиков вербуемых ИГ, превышает "жалование" боевиков "Талибана" в десять раз: 70 и 700 долларов в месяц.

По оценке главы Генштаба России Валерия Герасимова, осенью 2015 года в Афганистане находилось 2-3 тысячи боевиков, непосредственно связанных с ИГ. Особую тревогу для центральноазиатских стран представляет то обстоятельство, что о своем вступлении в состав ИГ объявило Исламское движение Узбекистана – исторически наиболее опасное террористическое движение региона, прежде связанное с Аль-Каидой. Одновременно знамена ИГ подняли туркменские племена, проживающие на границе с Туркменистаном (многие из них являются потомками бывших басмачей, воевавших еще против советской власти), отмечает Андрей Казанцев.

ИГ ведет активную подрывную работу и в "тылу" центральноазиатских стран. В частности, в сообщениях киргизских и таджикских экспертов фигурирует цифра в 70 млн. долларов США, выделенная ИГ на подрывную работу в этом регионе.

Андрей Казанцев подчеркивает, что угрозы безопасности региону Центральной Азии со стороны радикального исламизма на афганском направлении усиливаются целым рядом негативных внутренних факторов, заставляющих отнести большинство стран региона к "хрупким" государствам. Именно такие государства являются идеальной питательной средой для укоренения радикальных террористических группировок. Конфликты между их интересами неизбежно усиливают угрозы безопасности, и в большой степени нейтрализуют усилия, предпринимаемые в рамках общей антитеррористической стратегии.

С подобной оценкой согласен и посол России в Таджикистане Игорь Лякин-Фролов. Ситуация в Афганистане продолжает деградировать, – заявил дипломат, выступая в Душанбе на недавней международной научно-практической конференции "Военно-политическая ситуация в Афганистане и проблемы таджикско-афганских отношений".

"Усиливается деятельность вооруженной оппозиции, воинские подразделения Движения талибов ведут боевые действия на 1/3 афганской территории. Идет усиление роли и веса ИГИЛ, некоторые политические деятели на Западе в своих публичных выступлениях пытаются недооценивать масштаб этой проблемы. Между тем костяк ИГИЛ в Афганистане, в отличие от радикальных исламистов на Ближнем Востоке, составляют выходцы из стран СНГ. А это уже прямая угроза безопасности государств Центральной Азии", – сказал Игорь Лякин-Фролов.

Дипломат подчеркнул, что надежным заслоном на пути возможных вылазок экстремистов на территорию Таджикистана остается расположенная в республике 201-я российская военная база, дополнительным гарантом безопасности республики от внешней агрессии является ОДКБ. "Результаты регулярных учений сил ОДКБ в приграничных районах Таджикистана подтверждают боевую слаженность и эффективное взаимодействие воинских подразделений, их готовность дать отпор любым возможным угрозам с сопредельной афганской территории", – считает он.

Российский дипломат отметил, что проблемы в сфере безопасности также серьезно сказываются на экономической ситуации в Афганистане: резко снизился объем ВВП, за миллион перевалила численность временно перемещенных лиц, без надлежащих гарантий в страну не идут ни инвесторы, ни крупные компании.

"Кроме того, с территории Афганистана исходит наркоугроза, основная причина которой – неспособность центрального правительства контролировать наркопроизводство в периферийных районах. Свое слово в решении проблемы могли бы сказать крупные доноры, ООН, а также профильные международные межправительственные структуры, однако усилия международного сообщества по борьбе с этим злом ничтожны", – заявил посол.

При этом власти и армия Афганистана не способны в полной мере контролировать ситуацию в стране. В частности, эксперты опасаются перегруппировки бандитских формирований с юга на север и северо-восток Афганистана, в приграничную зону. Талибы, ранее овладевшие значительной территорией в сельских районах страны, развернули наступление на крупные города. Можно вспомнить, что прошлой осенью они захватили североафганский город Кундуз, насчитывавший в мирное время более 300 тысяч жителей.

"Однако, как бы ни складывалась ситуация в Афганистане, по нашему твердому убеждению, нет другого решения афганской проблемы, кроме одного – это мирные политические переговоры и поиск компромисса между противоборствующими сторонами под эгидой ООН. Другого выхода просто нет", – считает Ислам Каримов. Судя по всему, в Москве придерживаются похожей точки зрения. По крайней мере, на первый план выдвигаются дипломатические методы.

Так, Россия поддерживает контакты с талибами, поощряя руководство этого движения к участию в процессе национального примирения. Об этом заявил недавно спецпредставитель президента РФ по Афганистану, директор Второго департамента Азии российского МИД Замир Кабулов.

По его словам, не исключено, что движение в будущем может быть признано политической силой. "Если они готовы будут выполнить три условия по национальному примирению – признание конституции Афганистана, прекращение боевых действий и разрыв связей со всеми экстремистскими террористическими организациями – то мы не видим оснований считать их террористической организацией. Они станут одной из политических сил Афганистана, которая будет иметь право на дальнейшее существование и признание", – сказал спецпредставитель президента.

"Но не мы это должны решить, а афганское правительство должно подтвердить это, и Совет Безопасности ООН должен признать это", – подчеркнул Кабулов.

Очевидно, что Россия пытается отделить "зерна от плевел" – способные к компромиссам афганские силы от тех, кто не готов отказаться от экстремизма. Необходимо максимально пополнить лагерь афганских политиков за счет авторитетных полевых командиров. Ну, а уж с теми, кто решительно не способен к политической деятельности, предпочитая слову автомат, надо разбираться всерьез и надолго. При этом очень важно не повысить градус насилия, которого в Афганистане и так с избытком. А это чрезвычайно сложная задача.

По мнению экспертов, здесь необходимы согласованные действия основных геополитических игроков. Об этом, кстати, сказано в послании министра обороны РФ Сергея Шойгу к участникам V Московской конференции по международной безопасности, открывшейся в российской столице в среду. Как отметил министр, имеет смысл взять за основу предложение президента Путина о создании широкой антитеррористической коалиции, опирающейся на нормы международного права и положений Устава ООН. При этом он назвал преступными любые попытки "заигрывать с террористами, делить их на плохих и хороших, а тем более – вооружать для достижения корыстных политических целей".

Участники конференции подчеркнули необходимость вести борьбу с терроризмом при равноправии и уважении суверенитета государств. В частности, об этом говорил в своем выступлении и глава МИД РФ Сергей Лавров.

"Следует также решительно прекратить использование террористических группировок в качестве инструмента в борьбе с оппозицией в новом региональном балансе сил или для сведения счетов с не понравившимся режимом", – сказал Сергей Лавров.

Эксперты считают важным до конца проделать "работу над ошибками", отказавшись от тех действий и политических решений, которые уже доказали свою неэффективность. Примеры Ближнего Востока и Севера Африки налицо. Несомненно, надо работать на упреждение, фиксировать ранние стадии формирования угрозы, находить наиболее рациональные способы ее нейтрализации. В противном случае Центральная Азия покатится по наклонной плоскости общей деградации с понятным и весьма драматичным исходом.