“СПРАВЕДЛИВУЮ РОССИЮ” СПАСУТ ПЕРЕОРИЕНТАЦИЯ НА СРЕДНИЙ КЛАСС И ОТКАЗ ОТ РАЗДВОЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ОБРАЗА

“СПРАВЕДЛИВУЮ РОССИЮ” СПАСУТ ПЕРЕОРИЕНТАЦИЯ НА СРЕДНИЙ КЛАСС И ОТКАЗ ОТ РАЗДВОЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ОБРАЗА

25 апреля 2016 г. 14:45

В минувшие выходные “Справедливая Россия” провела отчетно-выборный съезд, на котором лидер партии Сергей Миронов был переизбран на руководящий пост. Определились “эсеры” и с составом президиума Центрального совета. Его покинули соратник Миронова Николай Левичев – он перешел на работу в Центризбирком, а также Татьяна Москалькова, которая теперь занимает пост уполномоченного по правам человека. Кроме того, на прошедшем съезде была принята программа партии, которая станет основой ее работы на ближайшую пятилетку. Сфера ЖКХ, пожалуй, стала тем самым блоком программы, который претерпел наибольшую модернизацию. Основными же направлениями деятельности СР, как и прежде, заявлены образование, наука и культура. Таким образом, радикальных изменений в стратегии и тактике партии не произошло. Итоги съезда “Политаналитике” прокомментировал генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин:

— Прежде всего, “Справедливая Россия” до сих пор пытается избавиться от “родовых травм” – это ее двойственное политическое положение. К сожалению, она до сих пор не ответила на основной вопрос: она – партия оппозиционная или прокремлёвская? Ее поведение говорит и об одном, и о другом. Избавление от этой двойственности необходимо чем быстрее, тем лучше (вообще это надо было сделать еще позавчера), это требуется для точного позиционирования партии в политическом поле, особенно в ходе избирательного цикла 2016-2018 годов.

Из хороших новостей – разрушение двоецентрия, то есть, вывод Левичева из состава руководящих органов СР, оздоравливает обстановку не только на федеральном, но и на региональном уровне. То, что остался один лидер партии, было декларировано раньше, но не соответствовало действительности. Сейчас можно отметить этот безусловный признак оздоровления. Но это внутренний фактор развития партийного проекта, а внешний фактор по-прежнему остается нерешенным. То есть, повторюсь – либо это оппозиция, либо прокремлевское движение.

Полагаю, что Сергей Миронов в будущем примет решение в пользу реализации проекта так называемой системной оппозиции. То есть, это будет партия, более или менее похожая, или пытающаяся быть похожей на КПРФ, но при этом активно критикующая существующую вертикаль. Но такая форма политического позиционирования уже эксплуатируется КПРФ и ЛДПР, поэтому СР здесь делать просто нечего. Им необходимо искать новую форму.

Я полагаю, что перспективы у СР на этих выборах не будут радужными. Тем более, для того, чтобы привлечь внимание традиционного избирателя, который сейчас смотрит в сторону ЛДПР, в сторону КПРФ, необходимо нечто экстраординарное, из ряда вон выходящее. Скандал здесь не поможет.

Полагаю, что СР сделала много на пути привлечения внимания к себе, и основной ее прием состоял в том, что она пытается привлечь в свои ряды большое количество представителей ОНФ. Это слабо соотносится с тем, что она планирует стать системной оппозицией, по той простой причине, что ОНФ рассматривается в качестве гвардии Путина. И, безусловно, ни о какой системной оппозиционности здесь речи быть не может. Потому что Путин периодически говорит, что он доверяет своему правительству и считает его эффективным. То есть здесь раздвоение политического образа будет смертельным для СР. Просто есть мастера такого раздвоения, это ЛДПР и КПРФ, но они этим искусством владеют уже давно, и СР здесь им не конкурент. Третья партия, которая политически раздваивается, пройдет просто незамеченной для избирателей, для электората. В этой связи СР могла бы ориентироваться на средний класс, тем более, что это ее социальное наполнение предусматривает такую позицию. Здесь она вступит в прямое конкурентное противоборство с “Партией ростаБориса Титова, и в этой борьбе вполне может победить.

Если же говорить о том, чтобы вообще закрыть проект “Справедливая Россия”, например, для ребрендинга – это было бы крайне жестоко по отношению к Сергею Миронову, потому что конец проекта СР означает для него политическую смерть. Это раз. Второе. Мне кажется странным, весьма двусмысленным и очень опасным то, что СР слишком надеется на некоторые "договоренности" с Кремлем. Это выдает их с головой. Здесь надо определиться – либо синяя таблетка, либо красная. Понимаете, да? Это просто два разных символа. К сожалению, пока партия не сделает выбор, она просто обречена на медленное умирание, что и демонстрирует нам все это время.