ПРАЙМЕРИЗ “ЕДИНОЙ РОССИИ”: КАРТА РЕАЛЬНОЙ КОНКУРЕНЦИИ

ПРАЙМЕРИЗ “ЕДИНОЙ РОССИИ”: КАРТА РЕАЛЬНОЙ КОНКУРЕНЦИИ

25 апреля 2016 г. 18:27

15 апреля завершился двухмесячный период регистрации кандидатов на предварительное гомлосование “Единой России” по выборам депутатов Госдумы седьмого созыва. Оформился стартовый расклад сил в борьбе и по отдельным округам, и за право занять проходное место в партийном списке. Теперь становится возможным оценить потенциал реальной, а не статистической конкуренции на праймериз. К 22 мая, дню предварительного голосования, он может как перейти в реальное соперничество между кандидатами и привести к непредсказуемым результатам голосования, так и быть нивелирован – через механизмы внутрипартийных переговоров, межэлитных договоренностей и индивидуальных политических соглашений. Политолог Александр Пожалов специально для "Политаналитики" обобщил основные положения:

КАК ОЦЕНИТЬ КОНКУРЕНЦИЮ?

Принимая во внимание сложившиеся конфигурации кандидатов, специфику политических процессов и элитных взаимодействий в регионах, мотивации отдельных участников, ход первых дебатов, фактор возможных коалиционных соглашений между партиями или элитными группами, все 225 округов на праймериз “Единой России” можно разделить на несколько категорий:

1) Округа с высоким потенциалом конкуренции. Здесь уже развернулось острое соперничество за победу на предварительном голосовании, а стартовые возможности и заинтересованность разных кандидатов провести полноценную кампанию сопоставимы.

2) Округа со средним потенциалом конкуренции. В них можно выделить кандидата-лидера, однако его политические или аппаратные позиции неустойчивы, ожидается серьезное сопротивление со стороны отдельных элитных групп или независимых кандидатов, в результате чего исход праймериз также не выглядит предсказуемым.

3) Округа с низким потенциалом конкуренции. Здесь ограничен электоральный потенциал лидера округа, либо же кандидаты второго эшелона и стоящие за их выдвижением группы интересов способны осложнить лидеру победу в предварительном голосовании, преследуя собственные тактические цели. Вместе с тем, победа на праймериз кандидата-лидера выглядит высоко вероятно.

4) Округа номинальной (статистической) конкуренции. Здесь исход предварительного голосования выглядит предопределенным. На праймериз выдвинулся явно выраженный федеральный или региональный “тяжеловес”, уже в начале кампании сформирован внутриэлитный консенсус вокруг будущего кандидата “Единой России”, а остальные участники праймериз не намерены оспаривать лидерский статус фаворита.

5) Кроме того, при анализе конфигураций праймериз выделяются округа, где прослеживалась подготовка к межпартийным коалициям. Кандидаты имеют ограниченные электоральные перспективы для условий “большой” кампании и с учетом вероятного присутствия в округе “тяжеловеса” от других партий. Конкуренция на праймериз в этом случае может быть и высокой, и номинальной, но в случае заключения коалиционного соглашения окажется скорее формальной.

Другой важный модуль анализа, от которого зависит и ситуация по отдельным округам – оценка уровня реальной конкуренции за проходные места в списках “Единой России”. Прогнозное количество мандатов по списку “Единой России” для региона можно пока оценить лишь предварительно, исходя из расчетов, согласно которым “вес” 1 мандата в списке в этом году составит около 240-250 тыс. голосов избирателей (в 2011 году – около 136 тыс. голосов)[1]. При этом учитываются и риски поражений на основных выборах некоторых статусных кандидатов “Единой России”, которые уже сейчас пытаются подстраховать кампанию в округе высоким местом в партийном списке.

В монокружных регионах (в регионе образован только 1 округ, праймериз проводятся по одному бюллетеню – по территории субъекта РФ в целом) ситуация осложняется тем, что хотя подходящая кандидатура для кампании в округе вроде бы и заявлена заранее, но проходных мест по списку “Единой России” от региона либо нет вовсе, либо оно только одно – сразу на несколько статусных кандидатов.

ПОТЕНЦИАЛ КОНКУРЕНЦИИ В ОКРУГАХ: ОБЩИЕ ПОКАЗАТЕЛИ

1. По состоянию на середину апреля, примерно в 105 округах из 225, т.е. в 47% случаев, кампания предварительного голосования “Единой России” может пройти по непредсказуемому сценарию – это зоны высокого и среднего потенциала конкуренции.

Из этих 105 округов только в 5 округах, ранее фигурировавших в СМИ как возможные площадки межпартийных коалиций, в праймериз “Единой России” действительно участвуют кандидаты с недостаточным электоральным потенциалом по сравнению с основным претендентом на округ из другой партии (Ленинградский и Черемушкинский округа Москвы, Коркинский округ Челябинской области, Нижнедонской округ Ростовской области, Аннинский округ Воронежской области). В остальных округах с высокой конкуренцией на праймериз, включая и те, что обсуждались в СМИ как возможные “коалиционные”, на выдвижение от “Единой России” претендуют кандидаты, которые достаточно подготовлены и к самим основным выборам.

2. В том числе в 64 округах из 225 (28%), можно говорить о высоком потенциале конкуренции на праймериз. Здесь разворачивается полноценное соперничество ресурсных кандидатов за право выдвижения в округе. Либо кандидаты второго ряда, заявившиеся одновременно в округ и по списку, всерьез борются за то, чтобы активной кампанией против предполагаемого административного фаворита заработать более высокое место в списке “Единой России”, потеснив статусных кандидатов-списочников.

Еще в нескольких округах внутрипартийный и межэлитный консенсус, от которого, как правило, зависит острота соперничества на праймериз, достигнут в последний момент. К примеру, в Новгородской области, где власть сделала ставку на продвижение в Госдуму сенатора Александра Коровникова, действующий депутат Госдумы Сергей Фабричный отозвал свою заявку только 15 апреля и выдвинулся на праймериз в областной парламент. Во Владимирской области округ инкумбента Игоря Игошина освободила лидер регионального отделения “Единой России” и вице-спикер областного парламента Ольга Хохлова. В Ставропольском крае один из федеральных лидеров ОНФ Ольга Тимофеева, которая первой начала работу в Невинномысском округе, к концу периода выдвижения на праймериз стала рассматриваться “Единой Россией” уже как “локомотив” всего краевого списка, а фаворитом праймериз в округе стал экс-депутат Госдумы Александр Ищенко.

Впрочем, далеко не всегда “разгрузка” округа к концу выдвижения на праймериз позволила снять конкурентный потенциал. Так, уход в последний момент из Магнитогорского округа Челябинской области в списочную часть лидера областного отделения “ОПОРЫ России” Артема Артемьева существенно не повлиял на потенциал конкуренции: в округе остаются еще два ресурсных кандидата, которые ведут активные кампании, тогда как конкуренция за проходные места в общеобластном списке еще больше обострилась. В проблемном для власти Тольяттинском округе Самарской области основная бизнес-группа округа к 15 апреля сделала выбор между двумя изначально заявившимися кандидатами от “АвтоВАЗа”, однако в праймериз продолжает участвовать бывший независимый профсоюзный лидер автозавода, экс-депутат Госдумы Анатолий Иванов. В Лермонтовском округе Пензенской области высокий потенциал внутрипартийной конкуренции сохраняется даже после отзыва заявок двух статусных политиков – экс-полпреда в ДВФО Константина Пуликовского и действующего депутата, бывшего прокурора региона Николая Макарова.

3. Средний потенциал конкуренции пока прослеживается в 41 округе (18%). В них можно выделить кандидата, который по своему статусу и потенциалу считается лидером в борьбе за округ или проходное место в списке “Единой России”. Однако везде есть и потенциальный кандидат на замену, из-за чего по результатам предварительного голосования нельзя исключать рокировки двух претендентов на округ или ротации проходных мест внутри списка. В подобных случаях праймериз по открытой модели помогают партии определить, какой из кандидатов лучше готов к кампании именно в округе, а какой принесет больше пользы в качестве лидера списка.

В совокупности именно в округах с высоким и средним потенциалом конкуренции уровень непредсказуемости предварительного голосования наиболее высок. И именно в этой группе округов в первую очередь возможны случаи, когда кандидат, уступивший на праймериз, все же решит рассматривать для себя вариант выдвижения на основные выборы от одной из других партий – особенно, если в этом округе не видно серьезных конкурентов от других партий, а результаты праймериз не будут признаны всеми элитными группами.

3. Еще 28 округов могут быть отнесены к зоне низкой конкуренции. Победитель предварительных выборов здесь практически предопределен, а его конкуренты, проявляя заметную активность на праймериз, решают в основном тактические задачи, например:

переговоры с партией и региональными элитами о своей дальнейшей политической карьере вне парламента (в этом могут быть заинтересованы и действующие депутаты Госдумы без большого электорального опыта и ресурсов для ведения полноценной кампании, как, например, в нескольких округах Москвы),

демонстрация своего политического потенциала для выборов нижестоящего уровня (в регионах, где в сентябре проходят выборы в заксобрания) или на перспективу региональных выборов 2017-2018 гг.,

усложнение кампании для фаворита округа в интересах отдельных местных групп влияния, стимулирование фаворита вести полноценную кампанию уже на праймериз и т.п.

4. Процесс межэлитных переговоров и согласования позиций, предшествовавший окончанию регистрации на праймериз, привел к номинальной (референдумной) конкуренции только в 92 округах из 225 (41%). Такие кампании развиваются в основном в нескольких случаях.

Прежде всего, во многих референдумных округах баллотируется федеральный или региональный “тяжеловес”. Его лидерство признано основными группами региональной элиты и не оспаривается, а электоральный вес подкреплен ресурсами для полноценной кампании. В иных случаях сами местные элиты были заинтересованы в выдвижении федерального “тяжеловеса” именно на их территории. Действующие депутаты регионального уровня, выдвинувшиеся в таких округах, используют праймериз с “тяжеловесом” скорее для внутрипартийного продвижения и собственной раскрутки. А нежелание амбициозных независимых политиков, бизнесменов и общественников, не связанных партийной дисциплиной, выдвигаться против “тяжеловеса” – само по себе признание его особого статуса. Такая ситуация наблюдается, в частности, в округах у Сергея Нарышкина, Сергея Неверова, Владимира Васильева, Вячеслава Фетисова, Александра Карелина, Николая Валуева и некоторых других федеральных лидеров “Единой России”. Впрочем, и из этого правила встречаются исключения. В Ульяновской области, где в последний год развивался конфликт региональной политической элиты с федеральным руководством “Единой России”, на праймериз в округе федерального “тяжеловеса” Владислава Третьяка ведут кампанию сразу несколько статусных региональных политиков, включая действующего депутата Госдумы Вадима Харлова от “Справедливой России” (много лет входит в ближайшее окружение губернатора).

По референдумному сценарию проходят праймериз в округах региональных “тяжеловесов”. Это депутаты Госдумы многих созывов, которые побеждали на выборах в округе еще в 1990-е или начале 2000-х (например, округа Сергея Чижова во Воронежской области, Виктора Казакова в Самарской области, Зелимхана Муцоева в Свердловской области, Николая Гончара в Москве, Айрата Хайруллина в Татарстане), бывшие или действующие мэры крупных городов, имеющие большой опыт побед на прямых выборах (например, округа Вадима Булавинова в Нижегородской области, Петра Пимашкова в Красноярском крае, Виктора Шрейдера в Омской области, Михаила Чернышева в Ростовской области, Александра Сидорова в ХМАО и др.), кандидаты-”тяжеловесы” при поддержке крупной ФПГ, доминирующей в округе или регионе (например, Енисейский округ Красноярского края, Старооскольский округ Белгородской области, Набережно-Челнинский округ Татарстана и др.).

В основном номинальная конкуренция на праймериз в регионах, где популярный губернатор-”тяжеловес” рассматривается как потенциальный “локомотив” партийного списка на и на его позицию ориентируются все основные претенденты на выдвижение в Госдуму от “Единой России”. Это большинство округов в Москве, Московской области и Кемеровской области, Воронежская область, Белгородская область, Татарстан (в Татарстане появление в каждом округе статусных конкурентов – действующих министров связано не с планами их перевода в Госдуму, а со стремлением главы республики использовать праймериз как канал “обратной связи” с обществом для глав социально значимых министерств).

Причины преимущественно референдумных сценариев праймериз в таких крупных и политически активных регионах, как Свердловская область, Нижегородская область, Красноярский край, Омская область, половина округов Санкт-Петербурга, лежат в плоскости особенностей региональной политики. В них выборы в Госдуму совмещены с кампаниями по выборам депутатов региональных парламентов, протекающими в условиях обострения затяжных элитных конфликтов. Межэлитное противостояние здесь проецируется не на федеральные праймериз “Единой России”, которые воспринимаются как зона интересов федеральной власти, руководства партии и федеральных бизнес-групп, а на выборы в заксобрания. Соответственно, и основная внутриэлитная конкуренция разворачивается, с одной стороны, за продвижение своих кандидатов через региональные праймериз “Единой России” (не случайно в ряде регионов пытались отстоять для выборов в ЗС “закрытую”, более управляемую для административных элит модель праймериз), а с другой – за влияние на кампании оппозиционных и малых партий (тактика тех местных групп интересов, у кандидатов которых меньше шансов победить на открытых праймериз).

РЕГИОНАЛЬНЫЙ РАЗРЕЗ КОНКУРЕНЦИИ НА ПРАЙМЕРИЗ

1. К субъектам РФ с наибольшим потенциалом конкуренции на праймериз по округам относятся Челябинская область, Иркутская область и Волгоградская область. Несмотря на большое количество округов в этих регионах (4-5 округов), все они попадают в категорию высокого или среднего потенциала конкурентности.

Еще в четырех субъектах РФ сопоставимой численности – Новосибирская область, Алтайский край, Пермский край, Ставропольский край – напряженная борьба развернется, как минимум, в половине округов (по 2 и более округа).

Острым может стать соперничество на праймериз в таких крупных субъектах РФ, как Ростовская область (7 округов) и Башкирия (6 округов). На потенциал конкуренции здесь влияет и процесс постепенного обновления региональных элит, связанных с прежними губернаторами, и перспектива коалиционных соглашений “Единой России” с другими партиями, из-за чего конкуренция за мандаты внутри “Единой России” возрастает.

2. Из менее крупных регионов (по 2 округа) непредсказуемый сценарий праймериз во всех округах с той или иной вероятностью возможен в Калининградской области, Ярославской области, Хабаровском крае, Курской области, Архангельской области, Тульской области (конкуренцию в регионе усиливает недавняя смена губернатора и потеря третьего округа из-за снижения численности избирателей по сравнению с 2003 годом).

В группу с высоким потенциалом конкуренции попадают и 14 субъектов РФ, в которых образован единственный округ и которые по численности избирателей, как правило, претендуют лишь на одно проходное место в списке “Единой России” или вовсе могут не получить списочных мандатов. Количество ресурсных кандидатов на праймериз в них превышает расчетное общее число мандатов для “Единой России” по округу и партсписку.

Таблица №1. Регионы с наибольшей непредсказуемостью праймериз в округах (без учета формально высокой конкуренции в округах, где возможны коалиции)

Регион

Всего округов в регионе

Из них:

высокий потенциал конкуренции

средний потенциал конкуренции

Челябинская область

5

4 округа

1 округ

Иркутская область

4

3 округа

1 округ

Волгоградская область

4

2 округа

2 округа

Новосибирская область

4

2 округа

1 округ

Ставропольский край

4

2 округа

1 округ

Ростовская область

7

1 округ

4 округа

Республика Башкортостан

6

2 округа

1 округ

Калининградская область

2

2 округа

Пермский край

4

2 округа

Алтайский край

4

2 округа

Самарская область

5

2 округа

Ярославская область

2

1 округ

1 округ

Хабаровский край

2

1 округ

1 округ

Тульская область

2

1 округ

1 округ

Дагестан

3

1 округ

1 округ

Приморский край

3

1 округ

1 округ

Свердловская область

7

2 округа

Санкт-Петербург

8

2 округа

Краснодарский край

8

1 округ

2 округа

В регионе есть 1 округ с высоким потенциалом конкуренции

12 регионов

Чувашия, Забайкальский край, Красноярский край, Брянская область, Ивановская область, Кемеровская область, Ленинградская область, Оренбургская область, Пензенская область, Смоленская область, Тверская область, Москва (плюс 1 округ со средней конкуренцией и несколько формально конкурентных округов)

Моноокружные регионы с высоким потенциалом конкуренции за мандат (по округу или списку)

14 регионов

Адыгея, Республика Алтай, Кабардино-Балкария, Калмыкия, Карелия, Коми, Мордовия, Якутия, Северная Осетия (Алания), Амурская область, Магаданская область, Орловская область, Севастополь, Ненецкий АО

3. Перспективы конкуренции в округах между статусными амбициозными кандидатами (действующие депутаты Госдумы, представители ФПГ и госкорпораций, ресурсные региональные политики-предприниматели, кандидаты от ОНФ и яркие общественники, региональные министры) теоретически могут быть нивелированы на стадии распределения кандидатов в списке “Единой России”. Однако такой вариант пока прослеживается лишь в небольшом количестве регионов. В частности, по предварительной оценке, в Алтайском крае и Кемеровской области статусные конкуренты в округах вполне могут быть разведены между округами и верхней (проходной и полупроходной) частью списка.

В подавляющем большинстве субъектов РФ с конкурентными округами расчетное число проходных мест в списке, напротив, заметно ниже количества статусных кандидатов, заявившихся на праймериз еще и в списочную часть. Наиболее конкурентные сценарии за места в проходной части списка “Единой России ожидаются в Свердловской и Волгоградской областях, Татарстане, Краснодарском крае, Ставропольском крае: здесь, с учетом сложности кампаний в округах на основных выборах, количество реальных претендентов на мандаты по списку может превысить расчетное число списочных мандатов на 4 или более. В Ульяновской, Иркутской, Самарской, Брянской областях, Дагестане, Мордовии, Пермском крае число потенциально проходных мест в списке “Единой России”, по предварительным расчетам, на 3 меньше количества статусных кандидатов.

В целом, если исходить из того, что результат правящей партии по партспискам окажется на уровне 2011 года или чуть ниже, а в Госдуму пройдут 4 партии, суммарный дефицит проходных мест по списку “Единой России” для статусных претендентов пока составляет до 85-90 мест.

Таблица №2. Регионы с наибольшим потенциалом конкуренции за мандаты по списку ЕР (с учетом оценки сложности выборов в округах, без учета компоновки межрегиональных групп и регионов, численность которых заведомо недостаточна для получения мандата по списку)

Потенциал конкуренции за мандаты по спискам

Регионы

Высокий (в регионе возможна нехватка 4 и более проходных мест по списку ЕР для статусных претендентов)

Краснодарский край, Волгоградская область, Татарстан, Свердловская область, Ставропольский край

Средний (в регионе возможна нехватка от 2 до 3 проходных мест по списку ЕР для статусных претендентов)

Дагестан, Мордовия, Пермский край, Брянская область, Иркутская область, Самарская область, Ульяновская область

Адыгея, Северная Осетия (Алания), Башкортостан, Коми, Удмуртия, Республика Крым, Хабаровский край, Воронежская область, Ивановская область, Калужская область, Московская область, Новосибирская область, Тверская область, Тульская область, Челябинская область, Ярославская область

Низкий (в регионе возможна нехватка 1 проходного места по списку ЕР в списке для статусных претендентов)

Бурятия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Карелия, Марий Эл, Якутия, Забайкальский край, Приморский край, Астраханская область, Владимирская область, Калининградская область, Кировская область, Курская область, Пензенская область, Ростовская область, Смоленская область, Тамбовская область, Москва, Санкт-Петербург

Республика Алтай, Ингушетия, Тыва, Хакасия, Магаданская область, Новгородская область, Сахалинская область, Севастополь (есть статусные претенденты на мандат по списку, но численность избирателей или электоральная история не гарантируют проходное место в списке)

ОТКУДА БЕРЕТСЯ КОНКУРЕНИЯ НА ПРАЙМЕРИЗ?

1. Переход к смешанной системе выборов в Госдуму – главная институциональная предпосылка конкуренции на праймериз.

После отказа от пропорциональной системы и увеличения “веса” одного списочного мандата регионы с небольшой численностью избирателей (моноокружные регионы) получают меньшее число “гарантированных” мест от “Единой России”, даже при условии победы ее кандидата в единственном округе. Кроме того, при прежней системе выборов регионы малой и средней численности (например, северокавказские республики) стремились мобилизовать максимальное число избирателей, чтобы за счет рекордной явки и результата “Единой России” получить дополнительные мандаты. Теперь же компенсировать разницу в “весе” списочного мандата за счет явки окажется гораздо сложнее. Как следствие, в моноокружных регионах отмечается высокая конкуренция за гарантированно проходные места в списке и выдвижение по округу уже между действующими депутатами Госдумы, даже не учитывая появления на праймериз амбициозных региональных политиков.

В то же время, благодаря смешанной системе, перспектива увеличить свое совокупное представительство от “Единой России” открылась у тех крупных регионов, которые традиционно хуже голосуют за список правящей партии. Здесь у “Единой России” нет действующих депутатов – заведомых фаворитов на все одномандатные округа. Соответственно, открытая модель праймериз создает коридор возможностей для амбициозных и ресурсных региональных политиков, чтобы попробовать перейти с уровня депутата ЗС на федеральный уровень. В том числе по этой причине Новосибирская область, Иркутская область и Волгоградская область являются лидерами по уровню конкуренции на праймериз.

Кроме того, выборы по мажоритарным округам требуют от кандидатов иных личных качеств. На выборах по округу избирателям оказываются ближе политики и общественники, имеющие за спиной большой багаж реальных дел и помощи людям, постоянно работавшие на местах. По этому критерию депутаты заксобраний или городских дум нередко оказываются в более выигрышном положении, чем депутаты без опыта работы в одномандатном округе, занимавшиеся в Госдуме в основном федеральной проблематикой. И это тоже предпосылка конкуренции на праймериз между региональными политиками и действующими депутатами Госдумы.

2. В регионах с небольшим числом округов (2-3 округа) потенциал для полноценной конкуренции возникает в тех случаях, когда в другом округе “Единую Россию” представляет признанный фаворит-”тяжеловес”. Остальные кандидаты, претендующие на переход в Госдуму, вынуждены сосредоточить усилия на свободном от “тяжеловеса” округе, где уже в ходе праймериз и разворачивается основная борьба.

Такая модель конкуренции проявляется, к примеру, в Смоленской, Тверской, Ленинградской и Брянской областях, где один из округов занят федеральными лидерами “Единой России”. Либо в Пензенской области и Забайкальском крае, где один из округов фактически зарезервировали за собой “тяжеловесы” регионального масштаба – популярные в регионе и обладающие серьезным ресурсом для проведения кампании депутат Госдумы Сергей Есяков в Пензенской области, лидер медицинского сообщества Забайкалья и один из федеральных лидеров ОНФ Николай Говорин.

3. Частый движущий фактор непредсказуемости праймериз – открытое или латентное противостояние разных групп региональной элиты. У элит возникает мотивация использовать думскую кампанию и, в частности, праймериз “Единой России” для переподтверждения элитного баланса сил в регионе.

Кое-где конкурентный сценарий возникает из-за стремления избранных в последние два-три года губернаторов серьезно обновить пул депутатов Госдумы от региона, следуя общественному запросу на новые лица во власти. В таких случаях конкуренция на праймериз развивается по классической модели “действующий опытный депутат Госдумы VS региональный политик или общественник”. Яркие примеры такого сценария праймериз – Волгоградская область, Магнитогорский округ Челябинской области, Брянский округ Брянской области, Калининградская область (здесь ход праймериз указывает на стремление областной власти усилить свое влияние в отделении “Единой России”). В Краснодарском крае в нескольких округах против кандидатов, пользующихся поддержкой нового руководства региона, выдвинулись кандидаты, политическая и деловая биография которых уходит корнями в эпоху предыдущего губернатора.

Нередко региональные элиты склонны рассматривать выборы в Госдуму как площадку для продвижения потенциального кандидата на должность губернатора или усиления влиятельного местного политика. Тогда движущей силой конкуренции на праймериз в округах может становиться стремление региональных групп интересов сдержать быстрый рост влияния потенциального победителя выборов, как минимум, осложнив ему кампанию, для чего в, казалось бы, предсказуемом округе в последний момент выдвигаются сильные местные конкуренты. Показательны итоговые сценарии праймериз в Челябинском округе Челябинской области (кампания ожидалась как референдумная для экс-губернатора Михаил Юревича, однако на “чужую” территорию пришли сразу два его оппонента), Кунгурском округе Пермского края (в округе давно работал влиятельный депутат краевого парламента Дмитрий Скриванов, однако в последний момент на праймериз заявился глава Перми Игорь Сапко, ранее отказывавшийся от участия в думской кампании), Барабинском округе Новосибирской области (хотя изначально в регионе предполагалось, что у “политического” вице-мэра Новосибирска Виктора Игнатова не появится неудобных соперников в округе), Мурманской области (безальтернативным фаворитом долго считался глава Мурманска Алексей Веллер).

Как и на основных выборах, межэлитные противоречия в регионах проявляются в нескольких типовых конфигурациях кандидатов на праймериз. Сценарий конкуренции “федеральная политическая группа влияния VS региональная элита” может реализоваться в Алтайском крае, Адыгее, Карелии, Новосибирском округе Новосибирской области, Бабушкинском округе Москвы, Ульяновской области и др. Соперничество по линии “региональные группы интересов VS федеральная ФПГ” развивается в Забайкальском крае и Бурятии. Сценарий “борьба различных групп региональной и местной элиты между собой” прослеживается в конкурентных округах Свердловской области, Приморского края и Краснодарского края, Иркутской области.

Анонсированные ранее в СМИ планы парламентских партий заключить “коалиционные соглашения” в округах породили еще один тип конкуренции в нескольких регионах. В отдельных случаях местные элитные группы используют праймериз для того, чтобы продемонстрировать потенциал “Единой России” в потенциально “коалиционном округе” и поставить под сомнение целесообразность межпартийного соглашения у себя в регионе. В частности, по этой причине высокая конкуренция на праймериз при участии действительно сильных кандидатов наблюдается в Ростовском округе Ярославской области, Якутии. Такая модель политического планирования даже в случае заключения межпартийного альянса, как минимум, позволяет региональной “Единой России” вести переговоры с другими партиями с более сильных позиций, чем если бы у нее не нашлось ярких собственных претендентов на округ.

4. Значимым источником конкуренции оказался выход на праймериз “новых лиц” из числа общественников, включая и местных лидеров ОНФ, часто нежелательный для действующих депутатов и “административных кандидатов” из бюрократической элиты.

Участие местных активистов ОНФ образует конкурентные конструкции праймериз, в частности, в Шахтинском округе Ростовской области, Ставропольском крае, Карелии, Коми, Барнаульском округе Алтайского края, Калмыкии, Брянском округе Брянской области, Хабаровском крае, Свердловской области и др. В Кудымкарском округе Пермского края и вовсе оба основных претендента на выдвижение – представители ОНФ. В проблемных для партии регионах, где требуется улучшить имидж партсписка по региону в целом, активисты ОНФ и общественники составляют конкуренцию инкумбентам и “административным кандидатам” также за места в региональных группах списка “Единой России” (например, Иркутская область, Ставропольский край, Орловская область и др.).

В случаях, когда до начала праймериз региональные элиты не смогли определиться с предпочтительным сценарием выборов, праймериз по открытой модели помогают провести своего рода тестирование разных образов “идеального кандидата” в проблемном округе – “административный кандидат (статусный бюрократ)”, “региональный парламентарий”, “кандидат-общественник”, “кандидат из социальной сферы”, “кандидат из бизнеса”, “яркое лицо из сферы спорта или культуры”. Примеры такой модели конкуренции дают Комсомольский округ в Хабаровском крае, Брянский округ в Брянской области, Центральный округ в Калининградской области, Всеволожский округ Ленинградской области, где шансы на победу в предварительном голосовании имеют 3-5 политиков разного типажа.

5. Свой вклад в непредсказуемость праймериз вносит большое количество совмещенных выборов, а также расширившееся пространство политического маневра для кандидатов на федеральных выборах, если сравнивать с кампанией 2011 года. Благодаря переходу на систему выборов с мажоритарными округами и либерализации правил участия в выборах без сбора подписей избирателей, теперь кандидат, не прошедший внутрипартийный отбор в список, может попробовать самостоятельно участвовать в выборах по округу. А от сбора подписей при выдвижении кандидатов освобождены 14 партий (в 2011 году подписи не собирали только 4 партии), которые нуждаются в кадровом усилении и могут предлагать ярким участникам праймериз лидерство в своих списках или выдвижение в округе.

В итоге в нескольких округах конкуренцию кандидатам-”единороссам” составляют независимые общественники, реальной целью которых может быть раскрутка перед самостоятельным выходом на выборы в Госдуму или заксобрание, в том числе и по другому округу. Это, например, Дмитровский округ Московской области (Борис Надеждин в округе федерального “тяжеловеса” Ирина Роднина), Барнаульский округ Алтайского края (общественник Андрей Нагайцев ранее рассматривался как кандидат от малой партии на выборах в Госдуму по Бийскому округу), Нижнетагильский округ в Свердловской области (кампания Алексея Багарякова), Радищевский округ в Ульяновской области (утративший связь со “Справедливой Россией” депутат Госдумы Вадим Харлов). Однако чаще всего независимые общественники, проигравшие конкуренцию на праймериз “Единой России”, будут выходить на менее сложные выборы региональных депутатов, а не выборы в Госдуму.

Не исключено, что даже в случае поражения на праймериз самостоятельно попытаются выдвинуться в Госдуму ресурсные действующие депутаты “Единой России”, заранее начавшие кампанию на местах. Подобные сценарии возможны, например, с действующими депутатами Госдумы в Волгоградской области. То есть партии предстоит быть готовой к повторению сценариев выборов мэра Рыбинска-2016 (проигравший праймериз депутат облдумы пошел на основные выборы от “Родины”, улучшил результат праймериз наполовину, но все равно проиграл, заодно лишившись статусного поста в облдуме) или выборов в парламент Новосибирской области-2015 по округу в Академгородке (победитель открытых праймериз, тем не менее, пошла в региональный парламент как самовыдвиженец и победила в округе). Однако пока предполагается, что подобные варианты развития событий не будут массовыми. Те же выборы мэра Рыбинска показали, что если праймериз проводятся открыто и с большой активностью избирателей, то опровергнуть их результат на основных выборах крайне трудно, а потерпеть два подряд поражения и при этом утратить политический ресурс, наоборот, легко.

В некоторых регионах, где осенью предстоит выбрать корпус региональных депутатов, претенденты на мандат в заксобрание от “Единой России” используют дополнительную возможность “засветиться” еще и на федеральных праймериз. Кроме того, появление перспективного кандидата в заксобрание в одном округе с фаворитом кампании в Госдуму обеспечивает технологическую связку обеих кампаний “Единой России”. Такая модель сочленения двух кампаний просматривается в Московской области, где в округах с референдумным (номинальным) сценарием в паре с фаворитом думских праймериз идет яркий общественник, который одновременно баллотируется в Мособлдуму.

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ КАМПАНИЙ В КОНКУРЕНТНЫХ ОКРУГАХ

После 15 апреля начался новый этап выстраивания на местах сценария кампании “Единой России” в каждом из непредсказуемых округов. В ближайшие два месяца, вплоть до предвыборного съезда “Единой России”, в регионах предстоит новый цикл внутрипартийных и межэлитных переговоров по поводу перспектив тех статусных участников праймериз в конкурентных округах, которые не смогут занять первое место.

1. Региональная власть и партийные отделения имеют широкий коридор институциональных возможностей для того, чтобы сохранить в своей политической орбите наиболее значимых участников праймериз из числа проигравших. Это могут быть:

полупроходное или следующее за проходным место в списке “Единой России” на выборах в Госдуму, с возможностью получить мандат в 2017-2018 гг. в случае ротации депутатского корпуса. Например, мандаты будут высвобождаться в случае назначений депутатов Госдумы врио губернаторов: выборы в округах по смешанной нарезке, включающей в себя и часть территории областной столицы, и территории малых городов и сельских районов, вполне могут рассматриваться как потенциальная “кузница кадров” для губернаторского корпуса;

перспектива делегирования сильного участника праймериз в будущем в Совет Федерации, например, в ходе выборов губернаторов и региональных парламентов 2017-2018 гг. Сценарий “обмена” мандатами между сенатором и депутатом Госдумы, возможно, уже запущен в Новгородской области, где депутат Госдумы Сергей Фабричный поведет список “Единой России” в облдуму с перспективой получить назначение в Совет Федерации от нового созыва парламента;

возможность стать одним из лидеров списка “Единой России” на совмещенных выборах в региональный парламент. Это было бы логично в отношении кандидатов, показавших высокий результат на федеральных праймериз;

перспектива получения руководящей должности в комитетах заксобрания, крупных муниципальных образований субъекта РФ (если глава администрации МСУ выбирается по конкурсу);

руководящие должности в исполнительной власти региона и т.п.

Подобные варианты развития событий могут приводить к снижению реальной конкурентности на праймериз еще до дня предварительного голосования, как это уже произошло в нескольких округах в последние дни перед завершением регистрации. Однако более вероятно, что основные договоренности будут заключаться уже после 22 мая, с учетом итоговых результатов каждого участника праймериз.

2. В регионах с малой и средней численностью избирателей стоит ожидать активных кампаний по привлечению избирателей на праймериз, даже если стартовый потенциал конкуренции в округах невысок или неравномерен.

Имея на старте кампании небольшое количество “гарантированных” проходных мандатов по списку “Единой России”, при более высокой явке на праймериз, чем у соседей, регион сможет претендовать на более высокие места в межрегиональной группе партсписка. Увеличение “квоты” малого региона в проходной и полупроходной части списка “Единой России” по фактическим итогам праймериз, формирование межрегиональной группы в более выгодной для региона конфигурации с учетом их результатов – это в том числе инструмент нивелирования потенциальных конфликтов на праймериз в конкурентных округах в период между 22 мая и днем проведения съезда “Единой России”.

3. Перспективная политическая стратегия для “Единой России” – “живые” и яркие кампании праймериз на проблемных территориях.

С одной стороны, недавние выборы мэра Рыбинска показывают, что высокая явка на праймериз “Единой России” и обеспечение прозрачности подсчета голосов – важный фактор легитимации победителя предварительного голосования и залог его победы на основных выборах даже в том случае, если проигравший кандидат не признает их результаты и идет на основные выборы самостоятельно.

С другой, нельзя считать предопределенной текущую конфигурацию кандидатов оппозиции в проблемных округах. На первых после длительного перерыва выборах по мажоритарным округам, с учетом смешанной нарезки сильные независимые кандидаты имеют возможность до последнего момента поменять округ, отталкиваясь от качества кампании “Единой России”. В отличие от правящей партии, даже КПРФ закрывает действительно сильными кандидатами лишь несколько округов на регион, а “Справедливая Россия” и тем более малые партии в лучшем случае будут делать ставку и вовсе только на один “ударный” округ в одном субъекте РФ. В эти условиях высокие результаты победителей праймериз в сложных для “Единой России” округах – способ снизить заинтересованность оппонентов в этом округе, попытаться “сдвинуть” главного оппонента в другой округ.

[1] Оценка “веса” одного списочного мандата дана для следующих условий, согласно текущим электоральным рейтингам:

1) явка на выборы в Госдуму окажется сопоставимой или немного ниже явки в 2011 году;

2) результат “Единой России” по России по партспискам окажется на уровне 2011 года или несколько хуже, при этом благодаря участию активных малых партий отрыв “Единой России” от второго места по партийным спискам сохранится на уровне 2011 года;

3) заградительный барьер преодолевают 4 партсписка;

4) “Единая Россия” не заполняет все 10 позиций в федеральной части списка;

5) при ранжировании кандидатов внутри укрупненной межрегиональной группы списка руководство “Единой России” будет учитывать прогнозное количество голосов избирателей, на которое может рассчитывать партия в границах соответствующего субъекта РФ.