ЕДИНОРОССЫ ПОЖЕРТВОВАЛИ УЗКОПАРТИЙНЫМ ИНТЕРЕСОМ РАДИ ОБЩЕСТВЕННОГО КОНСЕНСУСА ПРИ ИЗБРАНИИ ОМБУДСМЕНА

ЕДИНОРОССЫ ПОЖЕРТВОВАЛИ УЗКОПАРТИЙНЫМ ИНТЕРЕСОМ РАДИ ОБЩЕСТВЕННОГО КОНСЕНСУСА ПРИ ИЗБРАНИИ ОМБУДСМЕНА

22 апреля 2016 г. 14:28

Новым уполномоченным по правам человека в РФ стала Татьяна Москалькова. На заседании Госдумы экс-генерала МВД и депутата от "Справедливой России" поддержало большинство парламентариев. Москалькова сразу после избрания приняла присягу и заявила, что намерена защищать права соотечественников в России и за рубежом, повышая престиж омбудсмена до мирового уровня. Тем более, что в последнее время правозащитная тема стала активно использоваться Западом в качестве шантажа, угроз, попыток дестабилизировать ситуацию и оказать давление на Россию. Заведующий кафедрой общей политологии ВШЭ, политолог Леонид Поляков в интервью "Политаналитике" полагает, что депутаты сделали правильный выбор:

— Во-первых, она женщина, и я бы все-таки называл ее омбудсвумен, точно также, как Эллу Памфилову. Эту поправку надо учитывать. Что касается ее качеств и характеристик, то мне думается, что, с одной стороны, решение неожиданное, но в принципе – закономерное. Дело в том, что у Москальковой колоссальный опыт работы в правоохранительных органах, в системе МВД. Поэтому для традиционных правозащитников эта фигура может казаться странной, но, все-таки я полагаю, что депутаты следовали определенной логике, и она вполне может сработать. Именно у Москальковой есть очень хорошее понимание специфики работы этих органов, и когда ей придется заниматься конкретными случаями правозащиты, ей будет значительно легче контактировать с соответствующими инстанциями и добиваться, чтобы правовые решения принимались оперативно и в соответствии с конституционными правами граждан.

Мне кажется, что ее деятельность в этом случае будет с большим пониманием встречена в соответствующих инстанциях правоохранительных органов. На нее будут смотреть, как на "своего человека", но при этом она сама будет стремиться с полной отдачей работать, в первую очередь, как правозащитник. Думаю, что перспективы у Татьяны Москальковой хорошие и отличное знание специфики работы тех органов, по поводу которых довольно часто возникают коллизии, сможет облегчить ей достижение конечного результата – именно правовой защиты граждан в случаях, когда это понадобится.

Я допускаю, что вообще стратегия ЕР в данном случае заключается не в том, чтобы демонстрировать свою монополию и превращать партию в некий единый центр правления, всякие там аналогии с КПСС не должны возникать. Все-таки здесь идет речь именно о конкретной фигуре. Если бы это была не Москалькова, то я не исключаю того, что среди единороссов нашлись бы достойные люди, которые вполне бы подходили на эту должность. Именно с Москольковой уже изначально шел диалог, я думаю, что именно это обстоятельство тоже очень серьезно повлияло на то, что единороссы решили не препятствовать прохождению этой фигуры, хотя, обладая большинством, они вполне могли бы это сделать.

Но Москалькова набрала 323 голоса – это означает, по сути дела, конституционное большинство. И мне кажется, что в этом смысле единороссы поступили совершенно правильно. Очень важно, чтобы фигура была консенсусная. А так просто пользоваться своим большинством, чтобы лишь любой ценой привести своего человека на столь ответственную и общественно значимую должность, было бы стратегически неправильно. В данном случае выбор был между принципиальной позицией и работой на общественную пользу и узкопартийные интересы. Единороссы поступили правильно, пожертвовав своим узкопартийным интересом в пользу общественного консенсуса.

Должность уполномоченного по правам человека очень непростая, особенно в нашей стране, поскольку правозащита – очень молодая отрасль. Это с одной стороны. А с другой, она имеет традицию жесткого противостояния с государством, я имею в виду ситуацию в СССР, когда правозащитники рассматривались как диссиденты и почти как враги народа. Поэтому эта должность в определенной мере противоречивая, и работа на этом посту, что называется, довольно часто превращается в очень трудновыполнимую задачу.

Правда, должен признать, что до сих пор наши уполномоченные по правам человека (я имею в виду Владимира Лукина, Эллу Памфилову) с этой работой справлялись. Что касается первого омбудсмена, то как раз на нем все противоречия в свое время конкретно и проявились. Фигура крайне неоднозначная в общественном мнении России. В то же время, в России эта должность становится более престижной, не говоря о том, что и в международном плане это достаточно высокий престиж. Поэтому, конечно же, я вполне понимаю, что любая политическая сила рассматривает эту должность как возможность поднять свой престиж и репутацию в глазах своих избирателей. Именно этим я, прежде всего, объясняю острую борьбу, которая шла у нас вокруг этого поста в последнее время.