МОРАЛЬНЫЙ ПОДХОД К ИСТОРИИ НЕОБХОДИМ ДЛЯ ЕЕ ЛУЧШЕГО ПОНИМАНИЯ

МОРАЛЬНЫЙ ПОДХОД К ИСТОРИИ НЕОБХОДИМ ДЛЯ ЕЕ ЛУЧШЕГО ПОНИМАНИЯ

20 апреля 2016 г. 19:50

За прошедшие десять лет граждане России стали позитивнее оценивать роль Владимира Ленина в истории России. Это видно из данных опросов, которые на протяжении времени проводили специалисты “Левада-Центра”. Согласно очередному исследованию, доля россиян, положительно оценивающих исторический вклад “вождя мирового пролетариата” выросла с 40% до 53%. Правда, чаще других такой точки зрения придерживаются пенсионеры и в целом россияне старше 55 лет. Отрицательно роль Ленина оценивают 27% опрошенных, хотя в 2006 году их было 36%. Такую оценку, как правило, дают люди в возрасте от 40 до 55 лет. Эксперты объясняют результат тем, что сознание таких респондентов было сформировано в конце 80-х и 90-е годы, когда советский коммунистический период отечественной истории освещался скорее негативно. Что касается молодежи, то треть россиян моложе 25 лет, вообще затруднились дать содержательный ответ о роли Ленина в истории России, говорят социологи.

Восстановить возникший пробел, или даже перекос призвана широкая дискуссия, которая разворачивается в настоящий момент. Ее отчасти спровоцировал президент Путин, давший свою оценку роли Ленина.

В минувшие выходные в Санкт-Петербурге журнал “Историк” провел круглый стол под названием “Ленин и революция”, приурочив его к 99-ой годовщине оглашения “апрельских тезисов”. На встречи выступал и член экспертного совета Фонда ИСЭПИ, философ и политолог Александр Ципко. В интервью “Политаналитике” он подвел некоторые итоги дискуссии:

— Я – не историк, я – философ, публицист, и меня интересует сама логика исторического анализа, природа поступков исторических деятелей. Но у меня, как у человека, который является профессионалом, имеется недостаток: я не всегда знаю, как и что происходило, в какой последовательности.

Поэтому первое, что для меня очень важно – я осознал, что нашей общественной науке нужен подход, который был характерен для дореволюционной общественной мысли. Ведь, на самом деле, все наши выдающиеся философы, публицисты типа Ивана Ильина, Петра Струве были одновременно и историками. В Советском Союзе мы потеряли ощущение органики исторического процесса. И вот эту органику я почувствовал благодаря этому “круглому столу”.

Тут три фактора: очень важно, когда вы пытаетесь понять важность событий в истории вашей страны. Можно по-разному оценивать влияние Октября: можно с антикоммунистических позиций, как я, сказать, что это начало русской катастрофы, а для коммунистов это “новая эра”. Но, тем не менее, никто не может отрицать, что это очень важное эпохальное событие в истории страны. Кстати, я понял, как это важно, когда ты находишься в том месте, где это произошло. Это великолепная идея – обсуждать проблемы, в Питере, бывшем Петрограде. Это дает возможность собственного погружения.

Второе достоинство “круглого стола”, что мы все-таки вышли от описания событий к пониманию их сути. Это было очень важно. Важно, когда мы говорим о Ленине, не переносите на него и его время последующий опыт. Мы же смотрим на Ленина глазами человека через сто лет, зная про эпоху Сталина, про распад СССР. А когда Ленин провозглашал “апрельские тезисы” не было последующего исторического опыта. И надо, я это понял, оценивать исторического деятеля, учитывая только тот исторический опыт, который был у него к этому времени. Тогда все становится на место.

В конце концов, в дискуссии победила точка зрения, что Ленин был типичный марксист, который верил в неизбежность мировой революции, который рассматривал свое собственное дело, как предпосылку победы пролетариата, и даже строительство социализма в России рассматривал, как закрепление плацдарма. Он был таким, и не делайте из него русофила, как сейчас пытаются некоторые из сторонников. Он – дитя марксизма, дитя своего времени. И очень важно было, о чем многие говорили, что Ленин – это наследник традиции, идущей от Чернышевского, от русской интеллигенции.

Я думаю, решающим, что было для меня, это обсуждение темы “Есть ли альтернативы в истории”. И здесь обратите внимание, произошел спор между историками, причем близкими по мировоззрению, как они по-разному видят вот этот конец, что если нет альтернатив, тогда все рушится. Если нет морального подхода, нет роли личности в истории, тогда все определено. И надо делать выводы из этого.

Мне кажется, если мы сохраним эту традицию изучения фактов с осмыслением этих фактов в контексте культуры, морали, судьбы национальной истории, мы сумеем вернуться к тому, что мы потеряли 100 лет назад – уникальную русскую культуру общественной мысли, где люди искали правду, где рациональный подход всегда был связан с личностным сопереживанием исторического факта, как факта своей собственной судьбы, своей страны. И я думаю, такого рода “круглые столы” могут очень много для этого дать.