ПУТИН ДЕЙСТВУЕТ КАК ВЕДУЩИЙ УЧАСТНИК ЕДИНОЙ КОМАНДЫ – ЭТО ДЕМОНСТРИРУЮТ ЕГО КОММЕНТАРИИ

ПУТИН ДЕЙСТВУЕТ КАК ВЕДУЩИЙ УЧАСТНИК ЕДИНОЙ КОМАНДЫ – ЭТО ДЕМОНСТРИРУЮТ ЕГО КОММЕНТАРИИ

8 апреля 2016 г. 15:24

Россия должны быть самостоятельной, эффективной и устремленной в будущее страной – заявил Владимир Путин в Санкт-Петербурге на Медиафоруме региональных и местных СМИ. Мероприятие уже третий год подряд организует и проводит Общероссийской народный фронт. Участники дискуссии задавали президенту самые разные вопросы, касающиеся и внутренней, и внешней политики. Это и праймериз, и ядерный саммит в США, на который российская делегация не поехала, и конфликт на Ближнем Востоке. Не осталось без внимания и "панамское досье". Член экспертного совета фонда ИСЭПИ Алексей Зудин следил за выступлением президента и прокомментировал его специально для "Политаналитики":

— Каждое из высказываний Путина – это более-менее развернутое изложение позиции по поводу тех вопросов, которые оказались в центре внимания на форуме. Были разные вопросы, значительная часть касалась внешней политики, но не только.

Среди вопросов по внутренней политике фигурировали праймериз. Если не ошибаюсь, президент впервые в развернутой форме охарактеризовал свое отношение к предварительному голосованию. То, что это прозвучало на форуме, как мне кажется, может перевести праймериз просто по факту в новое состояние, на качественно иной уровень, чем есть сейчас.

Глава государства говорил о праймериз как об очень важном институте. Отмечу: не о технологии, а именно об институте российской политической системы, который, наряду с другими институтами, придает ей ключевые качества, особенно востребованные сейчас – открытость, конкурентность, легитимность.

Президент указал на две задачи, которые решают праймериз: с одной стороны, они призваны обеспечивать доверие граждан к политическим партиям и к процессу выборов, а с другой стороны, это способ отбора наиболее пригодных людей, способных решать реальные задачи в законотворчестве, в политике, в государственном строительстве.

Как известно, институт праймериз активно использует ЕР и эта процедура практически не используется партиями думской оппозиции. И были попытки использования праймериз со стороны непарламентской оппозиции – ПАРНАС, но там речь шла скорее об имитации праймериз, и эта имитация решала другие задачи, нежели нормальные, обычные праймериз.

Поскольку президент развернуто обозначил свою позицию и дал очень позитивную характеристику институту праймериз, можно ожидать, что это превратит внутренний отбор кандидатов в ориентир для участников и игроков нынешней политической системы. Если сейчас праймериз не имеют юридического статуса, то теперь мы, как мне кажется, стали ближе к тому моменту, когда праймериз будут закреплены в федеральном законодательстве в качестве обязательного требования для всех участников российской политики. Позиция президента в отношении праймериз сыграла роль в эволюции этого института, причем эта эволюция произошла буквально на наших глазах – из технологии, которую использует ЕР, в один из важнейших институтов российской политической системы.

В том, что касается позиции Владимира Путина по поводу оффшорного скандала, это достаточно острый вопрос, но не для российского общественного мнения, а для аудитории социальных сетей, гораздо более узких и специализированных.

Мы знаем, что Кремль держит руку на пульсе. Песков (пресс-секретарь президента РФ – прим. ред.) заранее предупреждал, что готовится некая антипрезидентская провокация, она произошла, и сейчас Путин обозначил свою позицию. Оффшорный скандал – это еще один пример в длинной череде информационных атак, которые связаны, как президент сказал, с тем, что Россия придерживается по ряду вопросов мировой политики мнения, отличного от Запада.

И президент обратил внимание на конкретные приемы, при помощи которых был создан этот оффшорный скандал. В частности, он говорил о том, что его фамилия не фигурирует в оффшорных списках, это по факту. А по форме находится на центральном месте в рамках этого медиасобытия при помощи различного рода допущений, предположений, обобщений и т.д. Естественно, что президент оказался главным объектом атаки, но эта атака осуществлялась не напрямую, а через нападки на людей, которые являются друзьями Владимира Путина. Возникает предположение, что этот эпизод информационной войны направлен не только на президента, но и на наиболее ответственную и наиболее патриотически ориентированную часть российской элиты.

И ход обсуждения оффшорного скандала, и оценки, высказанные президентом, говорят о том, что это лишь эпизод в большой информационной войне. Путин сказал, что та позиция, которую заняла наша страна, в том числе, в отношении проводившегося ядерного саммита, организованного США, позволяет предположить, что следует ожидать новых информационных атак.

Эта история с ядерным саммитом в США, куда Путин не приехал, представляет интерес с нескольких точек зрения. Во-первых, это предметная и конкретная демонстрация того, каким образом Россия борется за независимый внешнеполитический курс. А на саммите российского президента фактически попросили поприсутствовать в качестве “мебели”, в качестве элемента антуража или декора для события, на котором будет полностью доминировать страна-хозяйка этого саммита. То есть, содержательное участие нашей страны было предусмотрено только по одному из нескольких важных вопросов повестки, и именно по этой причине Путин и отказался ехать на этот саммит, несмотря на личное приглашение Обамы.

Поведение президента в связи с ядерным саммитом – это маленький пример того, каким конкретным образом принимаются решения главой государства, в данном случае, по вопросам внешней политики. Это важно, поскольку в прессе и в общественном мнении, особенно за рубежом, доминируют представление о Путине как о таком исключительно сильном, деятельном, влиятельном, но, тем не менее, лидере-одиночке, который все делает сам. Так вот, на примере выработки позиции России в отношении ядерного саммита было продемонстрировано, что Путин действует как ведущий участник единой команды, и решения принимаются в рамках этой команды, и активную роль в принятии решения в данном случае сыграли другие члены команды. Давайте вспомним, что Путин конкретно сказал: "я в общем был за то, чтобы поехать, но наш МИД и специалисты по профильным вопросам меня отговорили, посоветовали этого не делать". Это выглядит как некий частный, технический вопрос, но, как мне кажется, вся эта история и подробный рассказ о ней – это не только иллюстрация того, каким образом Россия и президент борются, обеспечивают продвижение и защищают внешнеполитические интересы России, но также и то, каким образом реально в Кремле принимаются решения.