РОССИЙСКО-АРАБСКИЙ ДИАЛОГ  ДОЛЖЕН БЫТЬ ВОССТАНОВЛЕН

РОССИЙСКО-АРАБСКИЙ ДИАЛОГ ДОЛЖЕН БЫТЬ ВОССТАНОВЛЕН

31 марта 2016 г. 16:38

По итогам сирийского кризиса в международном общественном мнении сложился стереотип, согласно которому монархии Персидского залива и Россия находятся, образно говоря, "по разные линии фронта". Дело дошло до того, что некоторые СМИ всерьез допускали возможность прямого российско-арабского вооруженного столкновения.

Однако сокращение военного присутствия России в Сирии резко снизило градус региональной напряженности. Мало-помалу дело идет к установлению хотя бы шаткого, но мира. Нужда в агрессивной риторике и демонстрации грубой силы отпала. Имеет смысл подумать о восстановлении статуса-кво. Возможно, именно поэтому арабская пресса все чаще обращает внимание на важность конструктивного диалога с Москвой.

Al Ittihad (Объединенные Арабские Эмираты) в статье "Арабы и Россия: диверсификация отношений" пишет о существовании множества факторов, побуждающих к российско-арабскому сближению. "Как у великой державы есть право искать новых друзей на Ближнем Востоке, так и арабские государства вправе создавать новые коалиции, завязывать экономические, политические, военные взаимовыгодные отношения, привлекать на свою сторону новых более эффективных и гибких партнеров. Более того, арабским государствам необходимо уделять больше внимания проблемам и страхам своих народов", – пишет газета.

Надо признать, отмечают арабские эксперты, что особого оптимизма со стороны мирового сообщества касательно шансов урегулировать кризис в Сирии не наблюдается. Политическое решение пробуксовывает. Несмотря на достигнутое хрупкое перемирие, есть опасность, что конфликт может снова вспыхнуть в любой момент. Потому надо попытаться предотвратить любые негативные воздействия и давление на регион и его народы.

Арабский мир понимает, что Соединенные Штаты сегодня не в состоянии управлять событиями и изменениями на Ближнем Востоке. Именно Запад поднял планку эскалации сирийского конфликта на такой уровень, что Европа оказалась под ударом невиданных ранее миграционных волн, способных окончательно раздавить ее цивилизацию. Непродуманные действия Запада побуждают арабские страны диверсифицировать свои партнерские отношения. Возникает необходимость во вмешательстве России, чтобы изменить сложившийся расклад сил и сохранить баланс. Этот процесс проходит на фоне охлаждения отношений арабов с американцами.

Другое дело, что противоречия между лидерами арабского мира и Россией действительно существуют. Их нельзя игнорировать. Но и не следует считать эти противоречия неразрешимыми. Более того, некоторые из них буквально подталкивают арабов и россиян друг к другу в объятия.

Возьмем, к примеру, Россию и Саудовскую Аравию. В последние годы эти страны активно соперничают за звание крупнейшего производителя нефти в мире. Россия на данный момент впереди: она добывает в районе 10,5 млн баррелей в сутки, Саудовская Аравия пока отстает – около 9,76 млн баррелей. Однако данные показатели колеблются, поэтому лидер довольно часто меняется.

Столь высокие объемы добычи нефти позволяют этим странам влиять на глобальный рынок энергоресурсов. Отсюда необходимость сотрудничества, поскольку "нефтяные войны" ни одной из сторон не выгодны.

Объем экономических отношений между Москвой и Эр-Риядом остается минимальным, он не превышает $1,4 млрд. В то же время предприятия атомной промышленности и производители различных видов вооружений обладают колоссальным потенциалом для развития отношений со странами Персидского залива. Если Саудовская Аравия откроет свои рынки для российских компаний, то объем экономических связей вырастет в разы. Это могло бы стать серьезным прорывом в отношениях и подтолкнуть развитие всего арабского мира.

Уже 25 российских компаний в ближайшее время планируют начать активно инвестировать в экономику Саудовской Аравии. Как сообщают арабские СМИ, возможны крупные инвестиционные проекты в медицинской, сельскохозяйственной, образовательной и промышленной областях. В последнее время между странами наметилось стремление расширить экономическое сотрудничество.

Эксперты говорят, что Саудовская Аравия все свое вооружение приобретает у своего ключевого партнера – США. В то же время, когда возник вопрос необходимости поставки оружия властям Египта, Эр-Рияд немедленно принял решение оплатить его. Сумма контрактов составила более $3 млрд, в рамках которых была запланирована закупка истребителей МиГ-29М/М2, комплексов ПВО нескольких типов, вертолетов Ми-35, противокорабельных береговых комплексов, различных боеприпасов и легкого вооружения.

После конфликта в Южной Осетии в 2008 году король Саудовской Аравии Абдалла ибн Абдель Азиз Аль Сауд занял довольно неожиданную позицию. Он с пониманием воспринял логику действий российской стороны и меры, предпринятые Москвой в ходе кризиса. В то же время необходимо отметить, что Саудовская Аравия так и не признала Абхазию и Южную Осетию независимыми государствами.

Иными словами, отношения Москвы и Эр-Рияда сегодня характеризуются сложностью и неоднозначностью. С одной стороны, страны стремятся нарастить объем экономического сотрудничества, ряд российских крупных компаний имеет опыт работы в Саудовской Аравии, с другой – разные позиции по вопросам Ирана, Сирии и проблемы Ближнего Востока не позволяют добиться полноценного партнерства. Но позитивный потенциал все-таки существует, и даже вполне реализуем. Поскольку расширение контактов выгодно обеим сторонам.

Некоторые специалисты говорят даже об "оттепели" в российско-арабских отношениях. Эксперт по торгово-экономическим вопросам сотрудничества России с арабскими странами Владислав Сенькович напоминает, что 23 января прошлого года королем Саудовской Аравии стал Сальман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд, единокровный брат покойного короля Абдаллы. Придя к власти, новый монарх начал преобразования во внутренней и внешней политике. Одним из его решений стала смена министра иностранных дел Сауда аль-Фейсала, занимавшего этот пост с 1975 года, на более молодого и энергичного Аделя аль-Джубейра.

Новое руководство Саудовской Аравии заметно активизировало контакты с Москвой. Есть основания полагать, что оно действительно заинтересовано в диверсификации внешнеполитических и внешнеэкономических связей, и Россия, являющаяся заметным игроком на энергетическом рынке, а также имеющая продолжительные отношения с Ираном, Сирией, Ираком, Йеменом, может представлять серьёзный интерес для аравийской монархии. Развитие двусторонних торгово-экономических отношений может способствовать снятию напряженности между государствами. Перспективных направлений для сотрудничества достаточно много: нефтегазовый сектор, освоение космического пространства в мирных целях, сельское хозяйство, медицина, строительство объектов инфраструктуры и т.д.

По мнению экспертов, пик напряженности в российско-арабских отношениях пройден. Аравийские монархии уже не пойдут на углубление конфронтации с Москвой. Здравый смысл и практические соображения диктуют необходимость нормализации отношений, а потому они, как и Россия, заинтересованы в компромиссных вариантах.

Ряд аналитиков полагает, что монархии разочарованы действиями США в регионе. Многие местные эксперты и представители военно-политического истеблишмента основной движущей силой текущих инициатив американского руководства видят стремление президента Обамы к созданию собственного политического наследия и отмечают утрату им стратегического видения. Былой веры в союзнические гарантии не просматривается. Более того, поскольку основная часть дискурса между Россией и арабскими странами Залива фокусируется на Сирии и именно российская позиция представляется наиболее принципиальной, у аравийцев сложилось ощущение, что если и искать варианты решения сирийской головоломки, то на текущий момент делать это следует не столько в Вашингтоне, сколько в Москве, отмечает политолог Максим Сучков.

Страны Залива очень беспокоит перспектива большей проекции российско-американской конфронтации на региональные сюжеты. Арабы признают, что восприятие национальных интересов и внешней политики России происходит через призму критического западного дискурса о России. С точки зрения лидеров государств региона, минимизировать американский фактор возможно лишь путем прямого диалога с Москвой. К тому же “диалог без посредников” будет способствовать более адекватному пониманию собственно российских мотивов в регионе.

Поскольку основная часть дискурса между Россией и арабскими странами Залива фокусируется на Сирии и именно российская позиция представляется наиболее принципиальной, у местного истеблишмента сложилось ощущение, что если и искать варианты решения сирийской головоломки, то на текущий момент делать это следует не столько в Вашингтоне, сколько в Москве.

Иными словами, считает Максим Сучков, запрос на “новую политику” России в регионе есть, равно как и стремление понять истинные намерения российского руководства. Отсюда инициативность по выстраиванию переговорной линии по разным трекам на экспертном, дипломатическом и высшем уровнях. Это важно, поскольку в контексте многолетнего “обвинительного дискурса” данный фактор может открыть потенциальное окно возможностей.

К сожалению, ситуация в регионе слишком тяжела, а противоречия слишком ярки и болезненны, чтобы рассчитывать на скорый прогресс. Вместе с тем, даже обоюдное стремление к диалогу могло бы интенсифицировать российско-арабские контакты, поставить их на регулярную основу, подкрепить проектами в сфере экономики и энергетики. В текущих условиях подобный результат уже можно было бы считать успехом.