ПРЕМИЯ ИМ. П.А. БЕРДЯЕВА  СИСТЕМАТИЗИРУЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ РУССКОЙ МЫСЛИ

ПРЕМИЯ ИМ. П.А. БЕРДЯЕВА СИСТЕМАТИЗИРУЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ РУССКОЙ МЫСЛИ

31 марта 2016 г. 0:07

В Москве прошла вторая церемония награждения Премии “Наследие русской мысли им. Н.А. Бердяева”. Награда за достижения в научно-исследовательской деятельности в области гуманитарных наук, в изучении научного наследия и развитии идей русских философов, учреждена в 2014 году Фондом ИСЭПИ в партнерстве с философским факультетом МГУ имени М.В. Ломоносова. За два года лауреатами стали девять человек. Это и известные, именитые ученые, и молодые исследователи. Политолог, философ, заведующий кафедрой общей политологии ВШЭ, член экспертного совета фонда ИСЭПИ Леонид Поляков подводя итоги в эксклюзивном интервью порталу “Политаналитика” отметил, что уже сейчас можно сказать – премия состоялась, а также предположил, что можно сделать для ее популяризации:

— Мне кажется, дело пошло. Или, как выражался Михаил Сергеевич (Горбачев – прим. редакции) в свое время, “процесс пошел”. Второй год присуждается премия и все пять лауреатов — люди достойные, настоящие исследователи: книги представили, диссертации, неопубликованные книги.

Все это посвящено либо в целом русской философии, как, скажем, у Михаила Александровича Маслина, где огромный проект, который включает в себя целый творческий коллектив. И сама энциклопедия, уже по названию понятно, что речь идет о русской философии как таковой, во всех периодах.

И в то же время — уникальные персонализированные исследования, посвященные отдельным русским мыслителям. Таким, как архимандрит Гавриил, первый историк русской философии, действительно взявший на себя этот труд родоначальника целого направления исследовательского в 1840 году. И, конечно, труд, посвященный Ивану Сергеевичу Аксакову. Обе книги замечательные в том отношении, что в них представлена не только мысль этих людей, но и, собственно, жизнь этих людей и России того времени, России середины и второй половины 19 века. Это работы, которые выполняют очень важную роль реконструкции, казалось бы, безнадежно утерянного прошлого. В свое время была такая очень горькая формула высказана Станиславом Говорухиным, и даже был фильм им снят — “Россия, которую мы потеряли”. Вот это возвращение потерянного - действительно тяжелейшая работа. Это то, о чем Василий Ванчугов говорил в своей речи, работа в архивах до слезящихся глаз, потому что там приходится расшифровывать документы, которые во многих случаях чисто личные, не предназначались для публикации, но чрезвычайно интересны сегодня. Вот эта работа нами оценена.

Мне кажется, что Фонд ИСЭПИ делает великое дело. Потому что очень важно, когда у человека, написавшего такой ценный труд, есть не просто круг читателей — он всегда есть, потому что настоящая научная работа всегда находит своих адресатов, но есть еще и общественное признание. И такая премия, премия с таким именем — а Бердяев, напомню, — это всемирно известный русский философ — она, мне кажется, придает смысл и значение этой деятельности. Она включает эту работу, казалось бы, чисто научную, исследовательскую, тихую кабинетную, в более широкое дело, я бы сказал, поиска национального самосознания. Потому что национальное самосознание формируется, в том числе, и из знания о том, как мы думали о себе в прошлом.

И вот эта непрерывная цепочка русской мысли, которую мы восстанавливаем, в том числе и с помощью нашей премии — мне кажется, это очень важное дело. Второй год она присуждается и я уверен, что у премии большое будущее. Это очень интересно: искать достойные работы, чтобы выдвигать, включать их в список номинантов, и затем их читать и проводить такие мероприятия. Такие, можно сказать, публичные слушания, куда включается и торжественная сторона. Сам повод стимулирует людей к тому, чтобы говорить очень серьезно и ответственно на очень важные темы. Поэтому я думаю, что премия себя уже зарекомендовала, уже стала фактом публичной общественной жизни, и я уверен, что следующий март принесет нам новые открытия.

Может быть, действительно стоит формализовать, то, что сегодня звучало просто в обсуждениях, в экспромтах. Может быть, у каждого следующего номинанта и лауреата будет, что называется, свой “адвокат”, человек-читатель, который прочитал и может поделиться. Это очень важно, мне кажется, в том смысле, что каждому автору интересно послушать отзыв. Я думаю, что мы попробуем это сделать для следующей нашей презентации, в следующем марте, чтобы действительно каждый номинант имел своего такого “публичного защитника”. Это первое.

Второе: мы, может быть, попробуем уже расширять круг наших лауреатов за счет мониторинга работ по русской мысли, выходящих за рубежом. И, соответственно, включать уже тех, кто, как тот же Анджей Валицкий, про которого говорилось сегодня, действительно заслуживают того, чтобы быть награжденными в рамках Премии Бердяева.

Думаю, все это мы будем обсуждать и делать все, чтобы наша премия развивалась, получала все большее общественное признание, чтобы она стимулировала новых авторов. Чтобы традиция, которую мы заложили, не прерывалась, а наоборот, развивалась. Чтобы исследования русской мысли превратились в такую систему, а не просто в какой-то спонтанный порыв индивидуального автора. Хотелось бы, чтобы этот исследовательский фронт работ был как можно шире. Потому что понимание себя в прошлом абсолютно необходимо для движения в будущее.