ИММИГРАЦИЯ В ЕВРОПЕ – ОПАСНЫЙ ФАКТОР НЕСТАБИЛЬНОСТИ В КРАТКО- И СРЕДНЕСРОЧНОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ

ИММИГРАЦИЯ В ЕВРОПЕ – ОПАСНЫЙ ФАКТОР НЕСТАБИЛЬНОСТИ В КРАТКО- И СРЕДНЕСРОЧНОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ

31 марта 2016 г. 21:36

Ситуация с неподконтрольным наплывом беженцев в Европе спровоцировала всплеск преступности и конфликтов на национальной и религиозной почве. Об этом заявил Владимир Путин, открывая расширенное заседание Совета Безопасности, посвященное совершенствованию российской миграционной политики. Глава государства призвал проанализировать ситуацию, сложившуюся в Старом Свете, на основе имеющихся данных сделать выводы применительно к России и скорректировать действия там, где это необходимо. Большую обеспокоенность, по словам президента, вызывает высокое число преступности среди иностранных граждан, что, в свою очередь, провоцирует ксенофобские настроения и создает поводы для пропагандистских атак на Россию.

В связи с этим всем профильным ведомствам поручено усилить оперативную и профилактическую работу по борьбе с преступностью в миграционной среде, перекрыть лазейки для проникновения через границу нелегалов, выявлять коррупционные связи и пресекать любые возможности для криминального бизнеса. А для добропорядочных мигрантов необходимо создавать лучшие условия для адаптации. Глава Международного аналитического центра "Rethinking Russia" Ян Ваславский специально для портала "Политаналитика" проанализировал уроки европейского кризиса:

— Эксперты и политики продолжают вести дискуссии об эффективности действий ведущих держав в контексте миграционных вызовов в Европе, а также конфликтов на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Однако многое из того, что происходит сегодня, было понятно еще три года назад.

В 2012 году Владимир Путин в серии своих предвыборных программных статей обозначил ключевые проблемы и угрозы, с которыми сегодня сталкивается мир. В свете необходимости адекватного ответа на существующие вызовы официальная европейская политика выглядит весьма противоречиво. Журнал "Тайм" присвоил звание "Человек года - 2015" канцлеру Германии Ангеле Меркель, которая сегодня возглавляет группу политиков, выступающих за открытие границ и прием беженцев.

Современная ситуация в странах Западной и, отчасти, Южной Европы получила в СМИ название "миграционного кризиса" (речь в данном случае идет не просто об увеличении потока сирийских беженцев из Сирии в сентябре 2015 года, а о ситуации, характерной для последних 10-15 лет). У этого кризиса есть несколько базовых причин. Во-первых, современные западные страны, нравится нам это или нет, формировались как европейские национальные государства. Их законодательство, мораль, этика, политика, культура создавались под представителя европеоидной расы и западноевропейской культуры.

Во-вторых, в современном американском и западноевропейском обществе меняется расовый и этнический состав населения, хотя мораль и нормы остаются унаследованными от относительно гомогенных национальных государств XIX века.

В-третьих, изменилось поведение диаспор. Примерно до конца 1950-х иммигранты в странах Запада стремились вписаться в традиции, культурные и общественные устои коренного населения. Во Францию, например, массово приезжали греки, португальцы, русские, евреи, армяне, но все они старались как можно скорее стать французами. Их дети росли с твердым убеждением, что они французы не только по паспорту, но и по культуре, языку, образу жизни.

Согласно опросу, проведенному в июле 2015 года, 38% европейцев считают иммиграцию главной проблемой Евросоюза, которая важнее вызовов, связанных с непростой экономической ситуацией (27%) и безработицей (24%). С сугубо экономической точки зрения, уже сегодня иммиграция является единственным возможным решением демографической проблемы многих стран. В 10 из 27 европейских государств, в том числе в Германии, активно выступающей за принятие Европой новых потоков иммигрантов с Ближнего Востока, доля работоспособного населения демонстрирует постоянную тенденцию к сокращению. В условиях низкой рождаемости иммиграция становится ключевым условием демографического баланса, необходимого для поддержания активного рынка труда и экономического роста. С логикой экономистов сложно поспорить, особенно, когда речь идет о долгосрочной перспективе.

И, тем не менее, прежде чем стать в будущем главным двигателем экономического развития, в кратко- и среднесрочной перспективе иммиграция может стать опасным фактором нестабильности. Наличие миграционных анклавов создает трудности для мобилизационных принципов военного строительства. Иноэтничные анклавы плохо поддаются учету из-за обилия нелегальных и полулегальных мигрантов. Рассчитывать на них, как на потенциальный мобилизационный контингент, невозможно. В такой ситуации фактор миграционных анклавов может стать питательной средой для поддержания сетевой террористический системы. Борьба с терроризмом требует от государств взять под контроль подобные анклавы, что в настоящее время чрезвычайно сложно ввиду отсутствия экономических возможностей и политической воли у элит западных стран.

Балканы сегодня являются, без преувеличения, пороховой бочкой Европы. По самым оптимистичным оценкам, число беженцев там уже достигло 720 тысяч человек, а четыре пятых из общего потока беженцев следует в Европу через Македонию, Сербию, Словению и Хорватию. На данный момент это транзитные страны, но ситуация может измениться: временное размещение способно обернуться постоянным. Большинство так называемых беженцев, проходящих через Балканы – это мужчины-мусульмане не старше 27 лет. Местных жителей пугает и настораживает возможность проникновения в страну под видом беженцев хорошо обученных и прошедших через "горячие точки" исламистов.

С экономической точки зрения мигранты также дестабилизируют местные рынки труда. Например, уровень безработицы в Албании достигает 18%; в Болгарии – 12%; в Сербии и Хорватии этот показатель колеблется вокруг 20%; в Македонии – почти 30%, а в Боснии и Герцеговине – почти 45%. Косово вообще занимает второе место в мире по уровню безработицы: более 55% трудоспособного населения не имеет возможности работать. За чертой бедности даже в Хорватии проживает более 20%, а в Македонии – более 30% жителей. Ничуть не проще ситуация обстоит и на Средиземноморье, в Италии, Испании и Греции. Число мигрантов в Европу по центрально-средиземноморскому маршруту увеличилось с 11 тысяч человек в 2009 году до 170 тысяч в 2014 году. В 2014 году число иностранцев в структуре рабочей силы Италии составило 10,82%, что значительно выше средних показателей по Европейскому Союзу (7,07%) и выше, чем в отдельных странахЕС, таких как Великобритания (9,7%), Германия (9,3%) и Франция (5,30%).