ЭКСПЕРТЫ О ПРАЙМЕРИЗ В США: ПРОПАСТЬ МЕЖДУ ПРАВЫМИ И ЛЕВЫМИ РАСТЕТ

ЭКСПЕРТЫ О ПРАЙМЕРИЗ В США: ПРОПАСТЬ МЕЖДУ ПРАВЫМИ И ЛЕВЫМИ РАСТЕТ

29 марта 2016 г. 18:42

Гонка за право участвовать в выборах президента США в самом разгаре. Каждый следующий день все сильнее закручивает интригу, хотя по идее все должно происходить с точностью до наоборот. Представитель демократического истеблишмента Хиллари Клинтон все еще продолжает лидировать. Сенатор-социалист Берни Сандерс все еще в хвосте, но шансы у него есть – и отнюдь не гипотетические.

Недавно Сандерс слегка сократил отставание от Клинтон на кокусах в штатах Вашингтон и Аляска. В Вашингтоне на кону голоса 101 депутата. Там, по данным газеты Washington Post, 72% проголосовали за Сандерса, 28% – за Клинтон. На Аляске преимущество Сандерса кажется еще более ощутимым. Как отмечает Washington Post, 79% избирателей поддерживают сенатора, тогда как бывшего госсекретаря – только 21%. Тем не менее, это голосование почти не влияет на общую картину. Все объясняется тем, что на партийный съезд демократов самый северный американский штат направляет только 16 делегатов.

Кроме того, сенатор лидирует на Гавайях, сообщает газета New York Times. По данным газеты, там Сандерс набирает больше 70% голосов, уверенно опережая соперника.

Как отмечают специалисты, для Клинтон эти поражения в большей или меньшей степени были предсказуемы. Она даже практически не обращала внимания на Аляску, Вашингтон и Гавайи в своей предвыборной кампании. И посетила лишь Вашингтон, да и то сделала там остановку только на один день.

Теперь все ее внимание переключается на родной штат Клинтон – Нью-Йорк, где первичные выборы состоятся 19 апреля. Там будут разыгрываться голоса 291 делегата. По данным информационного агентства Ассошиэйтед Пресс, на данный момент в копилке Хилари 1697 делегатов, у Сандерса – 976, тогда как для победы на съезде в Филадельфии необходимо получить 2383 голоса.

Эксперты полагают, что Сандерсу для этого предстоит сделать невозможное, а именно выиграть 67 процентов голосов всех оставшихся делегатов. И первым шагом должно стать решение совсем уж нереальной задачи: победить Клинтон на ее "площадке" в Нью-Йорке. После этого голосования в демократической предвыборной гонке, наверняка, прояснится если не все, то многое.

Тем временем президент Барак Обама и вице-президент Джо Байден заявили, что поддержат любого кандидата от Демократической партии. По словам представителя Белого дома Джоша Эрнеста, необходимо предпринимать шаги, чтобы гарантировать, что демократ будет следующим президентом. "В любом случае, будет ли это сенатор Сандерс или бывший госсекретарь Клинтон", – подчеркнул представитель нынешней администрации.

В случае с Клинтон такую поддержку будет оказать сложнее. Экс-госсекретарь имеет не самую лучшую политическую репутацию. Ее реноме подорвано целым рядом скандалов.

Политолог Дмитрий Дробницкий напоминает о роли Хилари Клинтон в ливийском кризисе, разыгранном по американскому сценарию. Тогда президент Обама убедил Совбез ООН в необходимости гуманитарной операции по спасению ливийского народа. В результате все это вылилось в полномасштабное военное вмешательство. Ливия превратилась в очаг сильнейшей напряженности, как государство фактически перестав существовать.

Часть администрации Белого дома сопротивлялась такому развитию событий. Как вспоминает тогдашний министр обороны США Роберт Гейтс, решение было принято с минимальным перевесом голосов, причем главным сторонником силовой акции была госсекретарь Клинтон.

И если Барак Обама "уклонялся от истины" вынужденно, а в отдельных аспектах и по незнанию, то Клинтон применяла ложь намеренно и целенаправленно, – указывает Дмитрий Дробницкий. Она солгала, что в Ливии есть практически готовое к взятию власти альтернативное правительство из "либерально настроенных" оппозиционеров. Так родилась технология по нахождению так называемой умеренной оппозиции среди многочисленных до зубов вооруженных радикальных исламистов.

Хиллари также соврала администрации президента, что в случае, если Америка немедленно не вмешается в конфликт, арабо-европейские силы "все сделают сами". На самом деле, хотя британцы и французы имели свои резоны расправиться с Каддафи, они только в самом начале иностранного вмешательства в Ливию играли лидирующую роль. После первых же бомбардировок все действия – политические и военные – стали координироваться из Вашингтона.

Клинтон уверяла, что, несмотря на введение бесполетной зоны, войска Каддафи все еще готовились взять Бенгази, и если не предпринять решительных действий, ливийская армия утопит "столицу молодой демократии" в крови. В действительности же правительственные силы отступили от города и стали искать возможности для перемирия и переговоров. Все говорило о том, что мирное решение возможно, пишет Дмитрий Дробницкий. Но эта возможность была проигнорирована Госдепом.

А спустя год представительство США в Бенгази было взято теми самыми людьми, о которых Клинтон говорила как о новой "либеральной надежде" для Ливии. Погибли четверо граждан США, включая личного эмиссара Клинтон, посла Кристофера Стивенса, и его помощника Шона Смита. Признаки приближающейся трагедии были заметны многим. Известно, что Клинтон просили усилить охрану консульства. Но она отказывалась признавать, что в "демократической" Ливии правят бал радикалы.

Так коррупция, трусость, некомпетентность и тщеславие тогдашнего госсекретаря привели к разрушению ливийской государственности, превращению ее территории в рай для террористов и гибели американских дипломатов, делает вывод Дмитрий Дробницкий.

С другой стороны, сегодня альтернативой Клинтон является пожилой человек с непривычными для американского общественного мнения взглядами и довольно смелой для истеблишмента политической платформой. Так что выбор между Клинтон и Сандерсом далеко не однозначен.

Эксперты напоминают, что демократы проводят свои праймериз по пропорциональной системе: делегаты национального съезда партии распределяются между кандидатами по результатам голосования в каждом избирательном округе. И эта система не рассчитана на двух сильных лидеров, поскольку ни один из них не набирает необходимого числа голосов. И здесь определяющими становятся голоса так называемых "суперделегатов" – привилегированных членов партии – конгрессменов, губернаторов, мэров крупных городов и представителей партийной верхушки.

Сейчас эти люди в своем большинстве за Клинтон. Другое дело, что и они могут в конечном итоге "сдать" ее – если поймут, что шансы Сандерса на президентских выборах выше, чем у бывшей первой леди. А на данный момент, судя по исследованиям общественного мнения, дело обстоит именно таким образом. Сандерс уверенно выигрывает у республиканцев Трампа и Круза. А вот Клинтон, победив Трампа, в соперничестве с Тедом Крузом пришла бы с ним к финишу "ноздря в ноздрю". Более того, по данным социологов, Джону Кейсику Клинтон вообще проигрывает, правда с минимальным счетом. А вот Сандерс обходит Кейсика, но опять-таки, с очень небольшим преимуществом.

Иными словами, Сандерс для демократов – более выигрышный вариант, нежели Клинтон, хотя партия всеми силами противится такому исходу. Похожая ситуация у республиканцев – Трамп лидирует вопреки чаяниям партийного истеблишмента.

Популярность эксцентричного миллиардера зиждется на демонстративном отказе от устоявшихся стереотипов. Трамп, как и всякий крупный бизнесмен, стоит над моралью (как бы не относится к американской морали, на самом деле наполненной двойными стандартами, фобиями и показухой). Это не значит, что он – аморальный человек. Трамп всего лишь настроен на извлечение прибыли. В данном случае прибыль – это симпатии простых граждан. Для того, чтобы эти люди поверили в него, Трамп вытаскивает на свет божий все спорные доктрины и мифологемы "американского образа жизни", препарирует и опровергает их, как может.

К примеру, Трамп играет на страхах белых республиканцев, противящихся навязанной "игре по чужим правилам". The Washington Post в статье на эту тему приводит результаты опроса Washington Post/ABC News, спросившего у избирателей: "Что из этого, по-вашему, хуже для страны – когда афро- и латиноамериканцы не добиваются успеха из-за преимуществ для белых или наоборот?" Большинство респондентов-республиканцев на национальном уровне ответили, что притеснение белых – более серьезная проблема. Сторонники Трампа, как правило, считают, что «их потери – результат преимуществ другой группы». Корень его поддержки лежит в «форме расовой обиды, основанной на историческом белом праве и реакции на подъем политики левого толка, типичный для американских политических кругов в эпоху Обамы», делает вывод The Washington Post.

Социологи зафиксировали любопытный факт: выяснилось, что Трамп успешнее выступает в штатах, где проводятся открытые праймериз, в которых к голосованию допускаются также беспартийные. А вот основной соперник миллиардера Тед Круз добивается лучших результатов там, где голосуют только зарегистрированные члены Республиканской партии. Эксперты считают, что тем самым опровергается мнение, что основным избирателем Трампа является "ядерный" республиканец. Как видно, Трамп пользуется поддержкой широких масс, не связанных партийными интересами.

Мировая пресса отмечает: Трамп является абсолютной противоположностью Обамы. Его негативный снимок. В то время, как президент США делает все возможное – только бы не произнести вслух словосочетание «исламский террор», Трамп говорит то, что думают все. "Явление, которое мы наблюдаем в лице Дональда Трампа, отражает то отвращение, которое значительная часть американского общества испытывает по отношению к концепции политической корректности. Трамп использует неприязнь американцев к либеральной риторике американских "левых". И это вполне естественно. Маятник истории качнулся в другую сторону", подчеркивает NRG (Израиль).

По мнению экспертов, на Западе растет поляризация между "левыми" и "правыми". Все это происходит из-за охватившего атлантическую цивилизацию страха перед будущим. Самое интересное, что причины для страха действительно существуют. Вполне возможно, что мы стоим на пороге гражданских войн в странах "первого мира", как бы пугающе это не звучало.