ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА НА ТЕРРИТОРИИ ЕВРОПЫ

ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА НА ТЕРРИТОРИИ ЕВРОПЫ

24 марта 2016 г. 19:25

Западное экспертное сообщество анализирует брюссельские теракты в попытке осознать новую европейскую реальность, так не похожую на прекраснодушные идеи "отцов-основателей" Евросоюза. По мнению американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor, недавняя трагедия вполне способна негативно повлиять на судьбу всего интеграционного проекта, поскольку наложилась на существующие проблемы в области миграции и рост недоверия простых европейцев к собственным и наднациональным демагогам-бюрократам.

Под удар поставлены ключевые принципы ЕС, включая свободное передвижение рабочей силы и Шенгенское соглашение, которое отменяет пограничный контроль между участниками объединения. Страх и подозрительность, окутавшие Европу, лишь усугубляют ее социальный, политический и экономический кризис.

Теракты в Брюсселе разрывают самую ткань Евросоюза, -- пишут аналитики американской компании Stratfor, которая занимается геополитическим прогнозированием. Они допускают, что в ближайшее время несколько стран Западной Европы вскоре объявят о новых законах в сфере национальной безопасности, о более жестком контролировании боевиков, которые возвращаются из зон конфликтов, а также о расширении обмена разведданными с соседями. Страны ЕС возобновят дискуссии о том, как лучше бороться с терроризмом за границей. Европейцы станут охотнее участвовать в действиях коалиции против "Исламского государства".

Из-за терактов может сорваться недавно заключенное соглашение Турции с ЕС об ограничении притока соискателей убежища в Европу. Антимусульманские настроения могут также увеличить популярность националистических партий во всей Европе. "И, наконец, теракты в Брюсселе нанесут ущерб экономикам европейских стран, хотя, скорее всего, ненадолго", – говорится в аналитическом материале Stratfor. "Для большинства европейцев угроза терроризма к настоящему моменту стала частью повседневной жизни. Долгосрочные последствия терактов скажутся не только на политике и экономике национальных государств, но и на самой структуре ЕС", – заключают американские аналитики.

Почему террористы ударили по Бельгии? – задается вопросом британская The Guardian. Эта страна на первый взгляд мало похожа на центр европейского экстремистского насилия. Но для скопления радикалов здесь есть немало основательных причин. Это крупное и слабо интегрированное мусульманское меньшинство, высокий уровень безработицы среди молодежи в таких общинах, доступность оружия, высокоразвитые системы связи и транспорта, проходящие через эту страну, благодушие властей и постоянная нехватка у них средств, а также внутриполитическая нестабильность.

Как и в других странах, в Бельгии через социальные сети и другими способами неумолимо распространяется жестокая идеология. И хотя она напрямую не поощряет насилие, с ее помощью определенно формируется полное ненависти, нетерпимости и консерватизма мировоззрение, отмечает The Guardian.

У этой проблемы глубокие исторические корни. Как и другие страны Европы, Бельгия в конце прошлого века пережила несколько волн терроризма, связанного с волнениями на Ближнем Востоке. “Между Бельгией и Францией существует многолетняя историческая связь в сфере терроризма”, — сказал эксперт по террористической деятельности из Гентского университета Рик Коолсает.

В 90-е годы туда переехал как минимум один изгнанный из Франции проповедник. Когда местное население выразило обеспокоенность, власти сказали, что этот мусульманский проповедник — “маргинал”. Согласно их заявлению, человек по имени Йохан Леман был ветераном антирасистского движения. Леман работает в брюссельском районе Моленбек, где жили многие участники парижских терактов, и где был арестован Салах Абдеслам – участник террористического акта в Париже.

В первой половине прошлого десятилетия европейские службы безопасности не могли понять ту угрозу, с которой они столкнулись. Бомбы взрывались в Мадриде и Париже, а Брюссель оставался в основном в стороне, хотя появлялось все больше информации о том, что в этой стране зародились и действуют экстремистские группировки.

Мощным катализатором стала война в Сирии. По некоторым оценкам, Бельгия поставила туда больше всех боевиков в Европе в расчете на душу населения. Притом, что численность населения страны составляет 11 миллионов (мусульманского – менее полумиллиона), по оценке бельгийского исследователя Питера ван Остейена на войну отправились 562 бельгийца. Большинство вступило в ряды "Исламского государства", а некоторые предпочли филиал "Аль-Каиды" – "Джебхат ан-Нусру". Более 80 человек из этого числа погибли, причем многие — в ходе недавних боев.

Но и до Сирии бельгийские экстремисты пополняли ряды боевиков. Одни ехали в Афганистан – в 2008 году была разоблачена сеть, направлявшая молодых бельгийских мусульман в учебные лагеря "Аль-Каиды". Кто-то из них вернулся с намерением продолжать нападения дома. Другие направлялись в Ирак. Среди добровольцев была перешедшая в ислам жительница Шарлеруа, погибшая в 2005 году во время нападения на американский конвой в Ираке. Она стала первой европейкой-смертницей, совершившей теракт.

К слову сказать, Брюссель в разные годы становился пристанищем не только исламских террористов, но и таких группировок, как “Фракция Красной армии”, ИРА и ЭТА. По словам экспертов, всему виной скромные возможности местных силовиков. Как бы то ни было, многие из участников резонансных терактов последних десятилетий родом из Брюсселя, жили в этом городе, либо покупали на его процветающем черном рынке оружие и вербовали пособников.

Столичный район Моленбек с населением 90 тысяч человек, где бельгийская полиция провела недавние спецоперации, известен как место, мало контролируемое властями. Проблема в том, что несколько сотен агентов должны следить за тысячами потенциальных боевиков. “Мы просто выбились из сил”, — заявил один сотрудник спецслужб британским журналистам. Местные власти признались, что им было хорошо известно о том, как сочувствующие Абдесламу могут отреагировать на его арест. Теперь им очень долго придется объяснять, почему они не предотвратили атаку, зная, что она состоится, делает вывод The Guardian.

Эксперты отмечают предельно ясную символику брюссельских атак: город – столица единой Европы и центр пребывания блока НАТО; аэропорт и метро — зримые символы удобного и свободного передвижения в глобальном мире; стойка компании American Airlines и станция возле посольства США — заокеанский адресат террористических посланий.

И еще один символ, который нужно отметить отдельно: террористическую сеть невозможно организовать и долгое время с успехом утаивать от спецслужб без симпатии со стороны местных жителей. За последние месяцы полиция буквально наводнила Моленбек. И даже это не смогло остановить террористов, ибо они располагают базой внутренней поддержки. Иными словами, бельгийские спецслужбы действовали в Моленбеке как на чужой территории. Им даже неизвестно, насколько широк круг лиц, находящихся в контакте с людьми, готовыми осуществить подобные теракты.

Известный немецкий политолог египетского происхождения, специалист по радикальному исламу Азим аль-Дифрауи считает, что возникшие проблемы с радикальными исламистами во многом спровоцированы самими властями Бельгии. "Бельгийцы пустили наблюдение за этой группой людей на самотек, забросили работу по профилактике, в принципе, запустили все", – заявил политолог в интервью DW.

Бельгия терпит серьезные поражения в борьбе с радикальным исламом потому, продолжает аль-Дифрауи, что страна переживает внутренний раскол. Валлоны и фламандцы годами блокируют инициативы друг друга, тем самым сокращая внутриполитические возможности для борьбы с такими угрозами. "Бельгийцы просто слишком заняты сами собой", – заключил эксперт.

Министр внутренних дел Бельгии Ян Ямбон придерживается того же мнения, что и Азим аль-Дифрауи: раскол страны и конфликт валлонов и фламандцев стал одной из причин того, почему Моленбек превратился в рассадник терроризма. Янбон раскритиковал и наличие разных бюрократических структур, которые едва координируют антитеррористические действия. Нужна более простая и эффективная система полицейского контроля, подчеркнул министр, приведя в качестве примера опыт Нью-Йорка: "В Брюсселе шесть полицейских департаментов и 19 городских районов. А как много у них в Нью-Йорке полицейских департаментов? Один". При этом в Брюсселе живут 1,2 миллиона человек, а в Нью-Йорке – 11 миллионов.

Слабые спецслужбы и большое число сторонников джихада: эта комбинация делает Брюссель мишенью для террористов, подчеркнул в интервью DW немецкий эксперт Гидо Штайнберг. Между тем, призывы к мести лишь подливают масла в огонь насилия. Террористы добиваются, в первую очередь, политических целей, формируя на территории Европы реальную "пятую колонну" своих сторонников из числа "второсортных" граждан. Численность этой социальной группы неконтролируемо растет. Да и без миграционной волны, вызванной чередой "цветных революций", эта группа была достаточной, чтобы устроить для европейцев локальный "конец света".

Западные эксперты констатируют, что ни одно общество не может полностью обезопасить себя от террористических нападений. Теракты невозможно предотвратить никакими масштабными действиями полиции, никакой слежкой, армиями, флотами, ракетами и ядерным оружием. Разведка и слежка имеют ограниченный эффект, но убийцы и террористы с бомбами найдут лазейку в любом заборе.

К сожалению, Европа стала для экстремистов полноценным плацдармом, где они ведут свою партизанскую войну. Это, по мнению ряда аналитиков, отличает теракты в Париже и Брюсселе от взрывов десятилетней давности в Мадриде и Лондоне, которые хоть и унесли больше жизней, но выглядели одиночными ударами. На этот раз западное общество должно свыкнуться с мыслью, что оно на войне. Расслабленной, неспешной жизни "в неге и довольстве" больше не будет. Это не злорадство, а констатация факта. И чем скорее осознают это европейские обыватели, тем большей долей вероятности они достойно переживут тяжелые времена.