ЭТНИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ НАДО НЕ ТАБУИРОВАТЬ, А ОБСУЖДАТЬ В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПЛОСКОСТИ

ЭТНИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ НАДО НЕ ТАБУИРОВАТЬ, А ОБСУЖДАТЬ В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПЛОСКОСТИ

24 марта 2016 г. 17:51

Проблема межнациональных отношений может найти отражение в думской и президентской избирательных кампаниях. Опасения по этому поводу высказал глава Федерального агентства по делам национальностей (ФАДН) Игорь Баринов. В этой связи он призвал регионы готовиться к соответствующему реагированию. Большую роль в национальном вопросе Баринов отвел СМИ. В частности, он обрушился с резкой критикой на интернет, благодаря которому ИГ (организация запрещена в РФ) вербует боевиков. Для противодействия он предложил без суда блокировать сайты, которые потенциально способны вызвать обострение межнациональных отношений. Президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов в интервью "Политаналитике" выразил свое несогласие с некоторыми тезисами выступления главы ФАДН:

— Алармистские настроения по поводу того, что проявления национализма способны “разорвать” ситуацию в политическом поле, абсолютно необоснованны. По крайней мере, в том ракурсе, в каком такие опасения преподнесены Бариновым, они сильно преувеличены. В российском общественно-политическом пространстве декларированных националистических сил не существует. Те движения, которые в этой нише действовали, в основном, демонтированы или находятся в состоянии глубокого кризиса. Это что касается русского сегмента.

Что касается этнических движений, их независимый, протестный сегмент на сегодня не силен, не слишком сильно выражен. А к сегменту этнических региональных бюрократий это также явно не относится, потому что они осуществляют некую этно-национальную мобилизацию и свою собственную повестку дня, и это проходит в комфортном режиме – и в Татарстане, и в Чечне, и в Якутии, и в других регионах. Нет ощущения того, что в данном случае Баринов говорил именно о руководстве в этнических регионах.

По поводу политических сил широкого разброса, которые не являются декларированными националистическими, но могут использовать соответствующую повестку дня. Здесь нужно очень четко разделять и в правовом плане, и в плане формирующейся политической этики, что допустимо, а что нет. Скажем, проблемы миграции напрямую связаны с этнополитическим национальным фактором. Мы не должны их обсуждать в общественно-политической плоскости, мы должны только говорить на тему того, как ужасно обстоят дела в Европе, насколько критическая там сложилась миграционная обстановка.

Но применительно к России мы не должны обсуждать это в политической плоскости. Это было бы странной позицией, поскольку означало бы накопление негативного потенциала. В случае, если мы будем его игнорировать и не давать выхода для легального обсуждения соответствующих проблем, он будет прорываться сам либо в виде социальных взрывов, либо в виде апатии, либо роста недоверия к государству. В данном случае необходимо говорить о создании цивилизованных инструментов работы с этими проблемами в общественно-политической плоскости, а не об их табуировании. Это принципиально.

В плане угрозы со стороны радикально-политических движений, на сегодня главную опасность представляют исламисты. Их влияние несопоставимо выше, чем влияние этнических русских националистов, их в организационном плане нельзя сравнивать. Наблюдаются взаимные инфильтрации исламистов и этнических националистов в нерусских регионах. То есть, главную угрозу представляет исламизм, и в данном случае некое табу на обсуждение национальных проблем в ходе предвыборной кампании никак не способствует решению этой проблемы, никак ее не ослабляет, никак не затрагивает эту сферу.

Идея закрывать в связи с этим интернет-ресурсы высказывалась в контексте задачи агентства (ФАДН – прим. ред.) по профилактике, предотвращению этнически окрашенных конфликтов. И Баринов говорил, что для упреждения таких конфликтов, ФАДН должно иметь право блокировать в Интернете не только контент, содержащий прямые призывы к массовым беспорядкам, но и любую информацию, которая может способствовать, так или иначе, эскалации конфликта. То есть, информацию, которая сама по себе не является противозаконной, но может рассматриваться как вредная с точки зрения соответствующих чиновников.

В чем проблема самой логики такого рода рассуждений? Сам Баринов говорил, что резонансные национально окрашенные конфликты возникают из-за социальных сетей. Это значит, что в его представлении конфликт возникает не тогда, когда этнический мигрант совершает преступление, не тогда, когда правоохранители под давлением диаспор или подкупленные диаспорами, начинают это преступление “заметать под ковер” и не предпринимают необходимых процессуальных действий, а когда об этом начинает говорить общество и начинается протестная мобилизация по этому поводу. На мой взгляд, это логика, переворачивающая проблему с ног на голову.

Проблема этнически окрашенных конфликтов связана с совершением преступлений на фоне избыточной миграции, с клановой этнической преступностью и с неадекватным реагированием правоохранителей. Безусловно, есть определенная категория проблем, связанных иногда даже с выдумыванием конфликтов в социальных сетях, но это – некая надстройка над реальной ситуацией, и если вся мощь нашей государственной системы будет сосредоточена только на борьбе с информацией об этнической преступности, а не на борьбе с самой этнической преступностью, то это также может привести к накоплению негативного потенциала в обществе и долгосрочной потере доверия к государству со стороны большинства граждан России.