США ПОТЕРЯЛИ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ЦЕЛЯХ И ЗАДАЧАХ СВОЕЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ

США ПОТЕРЯЛИ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ЦЕЛЯХ И ЗАДАЧАХ СВОЕЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ

17 марта 2016 г. 11:10

В связи с новым и для многих неожиданным поворотом сирийского сюжета, – резким сокращением военного присутствия России и наметившимся перемирием, – западная пресса обсуждает контуры обновленного расклада геополитических сил.

При всей дискуссионности темы, большинство аналитиков склоняются к мнению, что лидерству США на Ближнем Востоке подходит конец, а Россия, наоборот, выдвигается там на первый план.

Продолжительные военные кампании в Ираке и Афганистане стоили американцам большого количества крови и денег. Поэтому Барак Обама избрал стратегию минимального военного вмешательства в ход сирийского конфликта. Между тем успешная операция российских ВКС все больше снижает доминирующую роль Вашингтона в регионе, и это в конечном итоге станет той платой, которую Обама заплатит за свою внешнеполитическую доктрину, пишет Defense One.

Американские журналисты напоминают, что именно российский президент Владимир Путин спас Обаму от дилеммы вооруженного вторжения в Сирию, когда Москва убедила сирийского лидера Башара Асада уничтожить большую часть химического оружия в 2013 году. А после Россия также с помощью дипломатии участвовала в урегулировании ядерной программы в Иране.

"Критики в Вашингтоне говорят, что доктрина Обамы представляет собой череду стратегических ошибок. Они отмечают, что Россия и Иран заполнили вакуум, оставленный США в регионе. Многие называют доктрину Обамы предательством американских моральных ценностей. Поэтому неудивительно, что многие страны Ближнего Востока стремятся найти общий язык с Кремлем", — резюмирует Defense One.

Действия США на Ближнем Востоке стали, возможно, самой большой геополитической ошибкой Вашингтона со времен войны во Вьетнаме. Военные действия, начатые США в Ираке привели к катастрофическим последствиям в виде роста международного терроризма, источником которой являются группировки в Сирии. Все это позволяет говорить, что политика Соединенных Штатов на Ближнем Востоке терпит фиаско, подчеркивает The National Interest.

"Двадцать пять лет назад 24 февраля 1991 года произошло первое наземное вторжение США в Ирак. Администрация президента Джорджа Буша-старшего обладала четкими мандатами ООН и Конгресса США на освобождение Кувейта", — пишет издание, добавляя, что американские военные были не готовы к сопротивлению, оказанному со стороны местного населения.

Привлеченные The National Interest эксперты полагают, что на тот момент "оставить Саддама Хусейна у власти было правильным решением". Вместе с тем, ситуация резко ухудшилась после терактов 11 сентября 2001 года, спустя некоторое время после которых началась военная операция в Ираке.

"Террористические организации уже давно работали в тени Ближнего Востока. Но только после второго вторжения в Ирак они стали способны набрать тысячи иностранных боевиков в самом сердце региона, контролировать обширную территорию и заниматься разрушениями в таком большом масштабе", — констатирует The National Interest.

К 2009 году было убито уже около четырех тысяч американских солдат и только по официальным данным потрачено более трех миллиардов долларов. "Американская военная оккупация была крайне непопулярна среди иракцев, и парламентарии никогда не собирались предоставлять юридические иммунитеты, необходимые для обеспечения крупномасштабного продолжительного присутствия американских войск", — говорится в статье. Все это привело к частичному распаду Ирака, а также росту террористической организации "Исламское государство", боевики которой воспользовались вооруженной революцией в Сирии.

The National Interest предлагает Вашингтону извлечь три основных урока из военных кампаний на Ближнем Востоке за последние 25 лет.

"Во-первых, Соединенным Штатам следует отказаться от идеологических подходов. Во-вторых, политический успех труднодостижим, если политические цели плохо определены. В-третьих, возможно, самый важный вывод, глобальное политическое сообщество отчаянно нуждается в инструментах для решения глубоких институциональных недостатков более широкого арабского мира. За 25 лет США не стали компетентными в вопросе разрешения проблем Ближнего Востока", — резюмирует издание.

При этом международные эксперты отмечают, что все те сложности, с которыми сталкивается США в проведении своего внешнеполитического курса, вызваны фундаментальными недоработками. Американцы порой чрезмерно упрощают мир, низводят сложные многовекторные объемные схемы до уровня примитивных детских рисунков. Отсюда такая вопиющая неэффективность.

Эксперты издания Israel Hayom (Израиль) вспоминают в этой связи одно из интервью президента Обамы, в котором он рассказал о разговоре с премьер-министром Биньямином Нетаньяху. Израильтянин попытался объяснить американцу сложности ближневосточной реальности. Обама же возразил в том духе, что не нуждается в лекциях о положении в регионе, поскольку сам факт победы на выборах говорит в пользу его способностей, его политического опыта и изощренности.

При всем уважении к Бараку Обаме и к его предшественникам, израильские журналисты напоминают, что американская политика в регионе на протяжении долгих лет свидетельствовала об обратном: тот, кто хорошо разбирается в американской избирательной системе и умеет привлечь голоса американских граждан, необязательно автоматически оказывается способен хорошо ориентироваться в происходящем на Ближнем Востоке и понимать всю его сложность.

"Проблема политики многих американских администраций, включая нынешнюю, проистекает из склонности видеть Ближний Восток сквозь призму американской политической культуры, словно регион населен людьми, руководствующимися той же логикой, что и американцы. Однако оказалось, что демонстранты на улицах арабских городов не были активистами борьбы за социальные перемены, исламистские движения не ставили перед собой целью добиться гражданского равноправия", – пишет Israel Hayom.

Отношение Барака Обамы к Ближнему Востоку, – продолжает издание, – включало две составляющих, сочетание которых возымело далеко идущие последствия, в основном, катастрофического характера для статуса США и для ее жителей. С одной стороны, это наивность и стремление видеть в розовом свете все происходящее на Ближнем Востоке. Из-за этого Обама верит, что местное население стремится к демократии и прогрессу, и что напряженность в отношениях с США связана с той силовой политикой, пиком которой стало предпринятое Джорджем Бушем вторжение в Ирак. С другой стороны, Обама одновременно демонстрирует цинизм холодного и расчетливого бизнесмена, сокращающего расходы и продающего акции на спаде. Другими словами, когда регион взорвался, Обама предпочел уйти, оставив американских союзников.

Нельзя отрицать, что иногда политика полного бездействия приносит желаемые результаты и спасает от осложнений. Но результатом позиции Обамы стало то, что в его смену и отчасти из-за его действий — точнее, из-за отсутствия всякой политики — Ближний Восток стал гораздо менее стабильным регионом и намного более опасным. Сегодня здесь гибнет намного больше людей, чем при Джордже Буше, приславшем в регион войска, констатирует Israel Hayom.

Несомненно, налицо системный кризис американской внешнеполитической стратегии, истоки которого, как считают некоторые эксперты, лежат в начале 90-х годов прошлого века. Заполучив победу в "холодной войне", Соединенные Штаты оказались неспособны сформулировать новую цель и до сих пор пребывают в растерянности относительно сегодняшней миссии государства в мире. Об этом некоторое время назад написал в журнале The American Conservative бывший руководитель отдела по связям с общественностью в администрации президента США Рональда Рейгана, а затем писатель и журналист Патрик Бьюкенен.

"Тогда у нас была идея", — уверен обозреватель, поясняя, что именно поэтому страна пережила кризисы первых десятилетий холодной войны, а народ принял войны в Азии. Президенты США вели за собой граждан, ставя победу в "холодной войне" как определяющую цель нации. Однако в 1990 году "Штаты внезапно оказались в растерянности относительно цели, ради которой им дальше жить, сражаться и, если понадобится, умирать их сыновьям", — пишет Бьюкенен.

За последующие годы политики "перепробовали" ряд целей. Среди них было и построение нового мирового порядка Джорджа Буша-старшего, и либеральный интернационализм на Балканах Билла Клинтона, и борьба с "осью зла" Буша-младшего, а также объявленный им крестовый поход за демократию, который завершился неудачей. Обещание Обамы положить конец войнам Буша и вернуть войска в США, было награждено двумя президентскими сроками. Это, по мнению эксперта, свидетельствует о нежелании американского народа начинать или вмешиваться в войны.

"Эта новая реальность поднимает серьезные вопросы. Какова американская идея на сегодняшний день? Какова наша миссия в мире? Ради чего, кроме защиты наших граждан, ключевых интересов и важных союзников, мы готовы отправлять войска, как мы делали в Корее, Вьетнаме, Кувейте, Ираке и Афганистане?" — пишет Патрик Бьюкенен.

Генри Киссинджер ставит целью восстановление разрушающейся стратегической архитектуры. Неоконсерваторы и интервенционисты хотят противостоять России и Ирану. А политики вроде президента Барака Обамы, кандидата в президенты Дональда Трампа и сенатора от штата Вермонт Берни Сандерса считают, что США не стоит ввязываться в войны. "Америка — это страна, разделенная не только относительно средств для достижения целей в мире, но и самих целей", — заключает публицист.