РОССИЯ УСТРАИВАЕТСЯ В СВОИ ЕСТЕСТВЕННЫЕ ГРАНИЦЫ И ВОССТАНАВЛИВАЕТ СВОЙ АВТОРИТЕТ

РОССИЯ УСТРАИВАЕТСЯ В СВОИ ЕСТЕСТВЕННЫЕ ГРАНИЦЫ И ВОССТАНАВЛИВАЕТ СВОЙ АВТОРИТЕТ

17 марта 2016 г. 14:29

Подавляющее число россиян – 95% – одобряют присоединение Крыма к России. Такие данные обнародовал Всероссийский центр изучения общественного мнения. Количество сторонников воссоединения превысило предыдущий максимум и теперь близко к абсолютной цифре. При этом в отношении западных санкций наши граждане иллюзий не питают – большинство понимает, что крымский вопрос стал только поводом для введения ограничений. И все то же большинство готово терпеть неудобства. Глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов специально для “Политаналитики” пояснил, что и скорого юридического признания полуострова частью РФ ждать не стоит, при том, что Западную Европу всколыхнут еще большие потрясения:

— Прошло два года, и вопрос не только в том, что эмоции улеглись за это время и можно трезво и рационально посмотреть на возвращение Крыма. Но самое главное, что в этот период нам назначили извне существенное “наказание”, последствия которого мы уже в состоянии оценить. Не является секретом, что против России были введены достаточно серьезные санкции и наша экономическая ситуация ухудшилась. Но результат в 95% показывает, что население понимает – мы вернули Крым, против нас ввели санкции, ситуация в экономике резко ухудшилась, но мы знаем, почему и за что, и считаем, что возвращение Крыма гораздо круче, чем экономические трудности.

И результат однозначно говорит, что россияне понимают, почему возникли проблемы, понимают, за что они персонально страдают. И в этом смысле они проще это переживают, а самое главное, они вовсе не считают последовавшие за присоединением Крыма санкции какой-то драмой. Оставшиеся минимальные 5% населения, видимо, думают “зачем мы это сделали, нас бы иначе не тронули”. И в этом плане я бы обратил внимание еще на вторую цифру, что 75% россиян считают, что Крым был лишь поводом для санкций, а не их причиной. Люди понимают, что здесь у нас простая дилемма – если мы хотим жить в сильном, уважаемом, авторитетном государстве, то это многим не понравится. Вывод банальный, но от этого он не перестает быть верным. Либо мы живем в сильном государстве и с нами борются, либо мы живем в слабом, и нас унижают.

В этой ситуации 75% явно выбирают первое: хотят жить в сильном авторитетном государстве и понимают, что за это Запад гладить нас по голове не собирается. Да, санкции ввели, но, если бы не было Крыма, нас “наказывали” бы за другое – за участие в сирийском конфликте, за жесткую позицию в других вопросах. Все равно речь идет о том, что Россию “наказывают” не за Крым, а за то, что она восстанавливает свой авторитет. Мы сделали важный шаг, вернули Крым, это исторически справедливо, по мнению населения, население верит в перспективы Крыма. 80% считают, что из Крыма удастся сделать курортную зону мирового уровня, когда завершится строительство энергомоста, моста железнодорожного и автомобильного.

Я думаю, что постепенно страсти улягутся и западные политики просто предпочтут эту тему не поднимать и не слишком обсуждать. Признавать Крым нашим никто не будет, но при этом Россия все равно останется частью мировой политики. Острота этой проблемы постепенно сгладится. Это уже сейчас происходит, на Западе уже мало вспоминают про Крым, все ушло с первых полос газет. Подобных историй много: границы не являются стабильными. Произошло в 1991 году политическое землетрясение, по-прежнему идут отголоски того землетрясения; пока мы не уляжемся в естественных границах, такого рода вещи будут происходить. Европу вообще, скорее всего, ждет еще большая встряска, в том числе территориальная – и в контексте Каталонии, и в контексте Шотландии, выхода Британии из ЕС, в контексте других территориальных споров, которые неизбежно возникнут.

Ведь есть межгосударственные проблемы, о которых мы знаем, а существуют вещи нам менее известные. Я только что вернулся из Воеводины, из Сербии. Там живут несколько тысяч человек с венгерскими паспортами, которые Венгрия им раздала. Рассматривается вариант независимости Воеводины, возможного вхождения в Венгрию, тем более, что это бывшая территория Австро-Венгрии, и таких историй полно. Еще неизвестно, что с Украиной будет: те же венгры есть на территории Украины и Венгрия уже требует расширения своих границ. Поскольку Европа – это “кладбище” нескольких империй, еще неизвестно, как все будет выглядеть.

Нас обвиняют, что мы первые после Второй мировой войны стали перекраивать карту мира, но это смешно. А Косово? Это кто? Это мы сделали? О чем мы говорим? А возьмите карту мира! Я смотрю на карту мира 1960 года – там все по-другому. Африка разграничена по-другому, страны, которых нет, переименованы, границы другие. И Европа тоже. Кто Косово сделал? Это разве не пересмотр границ? Когда и, если все эти проблемы начнут проявляться из-за политического кризиса в Европе, я думаю, что ей уже будет не до Крыма, у них самих возникнут подобные ситуации с гораздо более драматичными последствиями.

Крымская тема объективно будет постепенно забываться, потому что на самом деле сама Европа не заинтересована в том, чтобы всю жизнь находиться с Россией в конфликте из-за истории, которая ей кажется понятной. Многие европейские политики говорят – мы вас понимаем, но и вы нас поймите – нам из Вашингтона звонят каждый день. Они понимают, что Россия права, у них нет реальных претензий, они вынуждены в эту игру играть и с удовольствием прекратят это делать, когда будет малейшая возможность.