"РОССИЯ УДИВЛЯЕТ" — ИССЛЕДОВАНИЕ МЫСЛЕЙ, ЖЕЛАНИЙ, ОПАСЕНИЙ ПРОСТЫХ РОССИЯН

"РОССИЯ УДИВЛЯЕТ" — ИССЛЕДОВАНИЕ МЫСЛЕЙ, ЖЕЛАНИЙ, ОПАСЕНИЙ ПРОСТЫХ РОССИЯН

14 марта 2016 г. 21:25

В рамках международной научно-практической конференции “Переосмысливая Россию”, которая прошла в Москве с участием российских и зарубежных политологов, экономистов и социологов, в числе прочего состоялась презентация проекта “Россия удивляет”. Он был совместно реализован ВЦИОМ, фондом ИСЭПИ, МАЦ “Rethinking Russia” и Центром социального проектирования “Платформа”. В ходе презентации исследования генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения Валерий Федоров рассказал о наиболее интересных этапах и любопытных аспектах представленного исследования:— Работа эта продолжается уже не первый год, потому что первую книгу мы выпустили в 2014-м. Этот проект был придуман несколькими социологами, исследователями, профинансировал его фонд ИСЭПИ. Почему возникла потребность в подобной работе два года назад? Это был ключевой, поворотный год, когда присоединение Крыма вновь поставило вопрос о векторе движения России, о ее отношениях с Западом, о стратегии, культуре, морали и ценностях — общие они у нас или нет? И мы посчитали очень важным именно в этот непростой момент рассказать о том, что на самом деле чувствуют, думают, чего боятся, и чего желают россияне. Простые граждане, а не политический класс, который имеет доступ к медиа, а значит, возможность доносить свою точку зрения без посредников, или же используя посредников в своих интересах. Мы решили дать голос обычным людям.

В 2015-м мы повторили этот опыт. В прошлом году мы сделали интересный эксперимент: практически отказались от текстов. Мы сделали большую книжку, объемом 250-300 страниц, и вся она состоит из инфографики. Это современный формат, который органичен молодому поколению, а для того, кто привык более традиционно работать с данными в виде таблиц, текстов — это взрыв мозга. Контент, впрочем, как и в 2014 году, поставляли ведущие российские фабрики изучения общественного мнения.

История с инфографикой была полезной. Но в этом году мы решили сделать шаг, кто-то скажет назад, кто-то в бок, но последнее исследование представляет собой хорошо просчитанный баланс между текстом и инфографикой. В то же время речь идет о балансе между эмпирическими данными, которые мы как социологи, маркетологи собираем, представляем в виде таблиц и диаграмм, и интерпретацией — это жизнь исследования после исследования, это анализ, тренды, которые зачастую социологи отказываются называть. Они предоставляют возможность это делать экспертам из разных областей знания. И вот мы решили свести эти два смежных мира. Это мир тех, кто создает данные, и тех, кто их комментирует. Получилась довольно интересная вещь! Четыре раздела. Первый посвящен теме "Россия в мире" — очевидно, что спустя два года после Крыма эта проблематика остается первоочередной, тем более что в 2015-м началась военная операция российской авиации в Сирии, которая наложила новый отпечаток на коллизию взаимодействия, и в то же время противостояния России и Запада.

Что мы думаем о ключевых странах современного мира: США, Великобритании, Германии и Франции? Насколько мы по-прежнему вовлечены в конфликтную ситуацию на Украине? Реализовался ли тот самый лозунг поворота на восток, который был поднят в России в 2014-м, когда Запад отказал нам в понимании и ввел санкции? И что такое ближневосточный конфликт, война в Сирии? Возможно, это периферийный, не очень важный участок, отвлекающий наше внимание и ресурсы от по-настоящему серьезных вызовов. Или это очередная ключевая точка, где мировые проблемы сошлись воедино и, не разрешив их там, мы столкнемся с ними в более опасном варианте через какое-то время у нас на родине.

Дальше мы переходим к проблематике российской внутренней политики. Здесь самый интересный аспект, это то, как россияне восприняли жизнь в новом, так сказать посткрымском мире. Два года назад она казалась прекрасной и удивительной, очевидно, что это была эйфория, со сложившейся ситуацией связывали огромные надежды. Россия, как многие говорят, "встала с колен", но за этим пришла конфронтация, экономический кризис, в котором мы сегодня находимся, и пока выхода из него не видно. Как же в этом свете смотрится российское государство, его ключевые институты, начиная с президента? Не происходит ли переоценки нашего отношения к Крыму? Возможно, тогда он казался решением наших проблем, а сейчас стал источником?

Опросы общественного мнения, которые проводят ВЦИОМ и другие компании, дают массу любопытной информации, которая нуждается в анализе, в интерпретации. Ее необходимо учитывать при принятии решений и нашему руководству, и властям других стран, которые строят свою политику в отношении России, иных государств, зачастую не представляя, как их действия воспринимаются там, по другую сторону границ.

Третий аспект — это экономика. Уже полтора года Россия проходит тест на стрессоустойчивость. Этот стресс был запущен западными санкциями в 2014 году. Затем падение цен на нефть и обвал рубля, поколебавший не только доверие к национальной валюте, но и представления о том, насколько в России вообще возможна стабильность. В 2015-м нам казалось, что мы, наконец, достигли дна и дальше должны от него оттолкнуться и пойти вверх, но этого не произошло. Динамика сформировалась противоположная. Люди какое-то время ждали и надеялись, что это ненадолго, кризис закончится, как закончился предыдущий, но мы и не заметили, как из бегунов на короткую дистанцию превратились незаметно для себя в бегунов на длинную дистанцию. Это значит, что пересидеть, перетерпеть кризис уже не получится, когда он закончится неизвестно. Министры могут продолжать говорить, что это произойдет буквально завтра, но им уже никто не верит. За эти полтора года сформировались уже новые кризисные модели поведения у людей. Мы пытаемся их описывать, по крайней мере, нащупывать — это другая жизнь, многие поняли, что речь не о временном явлении.

Наконец, последняя, четвертая часть касается ценностей и предпочтений россиян, которые, наверное, слишком фундаментальны для того, чтобы резко поменяться под воздействием даже столь серьезного явления как социально-экономический кризис. Здесь мы говорим о качестве жизни, о планке запросов. Она выросла за четверть века, но насколько она устойчива? Можем ли мы отказаться от важных элементов, которые дала нам интеграция в западный мир? Будет ли это трагедией, катастрофой для нового поколения, или нет? Здесь мы говорим о семье и обществе, ведь очевидно, что эти институты подверглись сильнейшему давлению не только на Западе, но и в России. Более того, у нас это давление, возможно, было еще более серьезным, потому что оно совпало по времени с трансформацией экономической — от плана к рынку, и политической — от жесткой советской системы к более свободной или к более рыхлой, как скажут либералы, более аморфной, но все-таки не такой зацементированной.

Ну и завершаем мы исследование разделом медиа — источниками информации, которые не только радикально поменялись за последние четверть века, но даже за период 2015-го года. Напомню, книга называется “Россия удивляет 2015” — всего за 12 месяцев мы фиксируем очень мощные подвижки. Люди стали еще меньше читать газет. Известно, что в связи с кризисом процесс потери традиционными СМИ аудитории — прежде всего, газетами — оказался очень мощным. Рекламный рынок упал на треть. Если раньше процесс перехода на электронные носители шел медленно, но неуклонно, то сейчас мы видим, что он приобретает уже революционный характер. Происходит предсказанная давным-давно и уже ставшая реальностью демассификация медиа-потребления. Огромное количество появляется мелких каналов, у каждого из которых есть своя аудитория, причем не очень маленькая и вполне монетизируемая. В то время как доли крупных каналов снижаются.

Надеюсь, мы создали для вас возможность удивиться. Вообще, это миссия России — удивлять мир. Иногда хорошими новостями, иногда не очень, но самое главное, что мы удивляем себя”. Россия была и остается непознанным континентом. Как представитель российского экспертного сообщества я этому очень рад.