РЕГИОНАЛЬНЫМ ЭЛИТАМ НАДО РАБОТАТЬ В УСЛОВИЯХ КОНКУРЕНЦИИ

РЕГИОНАЛЬНЫМ ЭЛИТАМ НАДО РАБОТАТЬ В УСЛОВИЯХ КОНКУРЕНЦИИ

11 марта 2016 г. 16:31

В Рыбинском одномандатном округе в Ярославской области, в рамках раздела округов между парламентскими партиями, "максимальный режим благоприятствования" будет создан депутату Госдумы справороссу Анатолию Грешневикову. Как рассказали "Коммерсанту" источники в региональном заксобрании и областном правительстве, округ будет закреплен за "сильным одномандатником" от "Справедливой России". О том, что парламентские партии перед выборами могут договориться о координации своих действий в одномандатных округах, сообщалось еще в середине февраля. Политолог, заместитель директора “Центра политических технологий” Алексей Макаркин в комментарии порталу “Политаналитика” отметил целесообразность такого раздела округов между партиями:

— Я думаю, в парламенте есть крымский консенсус, определенные договоренности достигнуты партиями по кругу вопросов, которые касаются территориальной целостности России, ее обороны, безопасности, международного позиционирования, отказа от сотрудничества с теми политическими силами, которые неприемлемы для российской власти. Партии играют по определенным правилам, и когда речь идет и о других вопросах. Вот недавно было трагическое событие, я имею в виду нашумевшую историю, когда няня жестоко убила ребенка в Москве. В этой ситуации у парламентской оппозиции была возможность самовыразиться, поднять тему межнациональных отношений, сыграть на эмоциях, но и ее представители воздержались. И когда на сайте КПРФ появилась карикатура — это вызвало неприятие у всех остальных парламентских сил, и коммунисты должны были оперативно удалить эту карикатуру. Так вот, есть набор ограничений, для того, чтобы не переводить избирательную кампанию в радикальный формат.

Возникает ситуация, при которой политические силы неформально придерживаются определенных правил и они могут рассчитывать на какую-то взаимность. Мы видим это и сейчас, и это важно, потому что одномандатные округа у нас были ликвидированы в середине нулевых, сейчас они только восстановлены. Есть целый ряд политиков, представляющих партии парламентской оппозиции, которые сильны в своих регионах, узнаваемы, которые были сами депутатами-одномандатниками в свое время. Сейчас им сложно собрать необходимые для победы ресурсы, если с ними будут конкурировать сторонники власти.

В стране царит сложная экономическая ситуация, получать финансирование все труднее. Также труднее формировать избирательные фонды. Это значительно проще сделать политику, который имеет предпринимательский ресурс, или человеку, который является значимой фигурой в региональной элите. Возникает ситуация, при которой целый ряд политиков, значимых для парламентской оппозиции, могут оказаться в непростых условиях, поэтому и было принято решение поделить округа.

Тем более, что это касается не всех округов, во многих предполагается свободная конкуренция. Но для каких-то фигур, значимых для определенных политических сил, надо создать режим наибольшего благоприятствования. И тут возникает проблема. Мы говорим, что речь идет о 40 округах, когда всего их — 225. Для внешнего наблюдателя несколько десятков округов на фоне общего их количества – это не так уж и много. А если в области, например, два округа? И по каждому из них кто-то из представителей региональной элиты уже определился, построил планы? И вдруг получается, что его надо отдавать, надо отказываться от участия в избирательной кампании. Либо идти в другой округ на праймериз, где вполне можно не выиграть, потому что там есть свой сильный кандидат. Так что понятно, почему часть региональных элит оказалась недовольна.

Есть интересы конкретных региональных фигур, а есть интересы создания, развития партийной системы, в том числе на основе консенсуса, и эти интересы предусматривают какие-то взаимные уступки. Нельзя говорить, что парламентская оппозиция обязана делать вот это, это и это, а взамен ничего не получит. Взаимные уступки и компромиссы в такой конструкции неизбежны, для того, чтобы она была стабильной.

В каждом регионе у представителей ЕР есть минимум один округ, в котором они могут участвовать в выборах. Даже если сложилась такая невыгодная ситуация, что в регионе только два округа, и один из них передается парламентской оппозиции, все равно ведь есть второй округ. И здесь важно, если человек хочет участвовать в избирательной кампании как политик, то он должен идти на праймериз. А там будет видно, кто чего стоит, у кого есть поддержка, у кого какие возможности.

Давайте вспомним историю с Ярославлем, когда там проходили выборы мэра. Местная администрация решила, что заранее определено, кто выиграет. Расставили все фигуры, определи кандидата, а он взял и проиграл! Проиграл оппозиционеру! Потом был драматичный арест, суд. Если люди привыкают к тому, что за ними уже закреплен округ, то это чревато проблемами. Они возникнут из-за парламентской оппозиции. Кандидат в округе не должен расслабляться, потому что если удастся добиться договоренностей, то в этом округе не будет кандидатов от других парламентских партий, но могут быть кандидат от непарламентских партий. Если спокойно отнестись к выборам, допустить мысль, что все уже решено, то могут вполне возникнуть неприятные неожиданности.

Региональным элитам надо работать в условиях конкуренции, привыкать к тому, что она есть и будет усиливаться, и что есть интересы партий-партнеров. Большая ответственность по решению этой ситуации лежит на главе региона. Например, может быть выстроена система компенсаций. Если представитель региональной элиты сильно недоволен, то у местного руководства есть возможность пойти ему на встречу в других вопросах. Ведь есть еще муниципальные выборы, выборы глав городов, районов. Так что можно смягчить ситуацию, для этого существует масса возможностей.