ОБМЕН МНЕНИЯМИ В МЮНХЕНЕ ПОДТВЕРДИЛ ФАКТ ГЛУБОКИХ РАСХОЖДЕНИЙ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ЗАПАДОМ

ОБМЕН МНЕНИЯМИ В МЮНХЕНЕ ПОДТВЕРДИЛ ФАКТ ГЛУБОКИХ РАСХОЖДЕНИЙ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ЗАПАДОМ

15 февраля 2016 г. 13:56

В Германии завершилась Мюнхенская конференция по безопасности. На протяжении трех дней в баварской столице обсуждали, главным образом, ситуацию в Сирии, миграционный коллапс в Европе и отношения с Россией – три темы, которые уже далеко не первый месяц формируют международную повестку и в наибольшей степени волнуют мировое сообщество. Выступление участников московской делегации под руководством премьер-министра Дмитрия Медведева вызвало бурную реакцию не только среди собравшихся, но и в западных СМИ. В частности, The Independent пишет, что именно Россия определила победивших и проигравших в Сирии. "Возрождение России как великой силы" стало очевидно в Мюнхене, когда госсекретарь США Джон Керри и министр иностранных дел России Сергей Лавров объявили о перемирии в Арабской Республике. На интенсивный обмен мнениями между Москвой и Вашингтоном не могли не отреагировать лидеры двух стран, которые не присутствовали на форуме лично. По телефону главы государств обсудили вопросы сирийского урегулирования, подчеркнув, что позитивно оценивают итоги заседания Международной группы поддержки Сирии в Мюнхене 11-12 февраля, а также ситуацию на Украине, которая не получила на конференции самостоятельного развития.

Председатель президиума "Совета по внешней и оборонной политике" и член президиума "Российского совета по международным делам", главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов поделился с порталом "Политаналитика" своими впечатлениями о прошедшей конференции, чем нынешний форум отличался от прошлогоднего и каковы настроения его участников:

— Степень общей экзальтации в прошлый раз была выше, и степень нападок на российскую политику также была более концентрированной и ярко выраженной. На этот раз все было спокойнее и не так равномерно. То есть, если в прошлом году буквально с первой и до последней сессии Россия проходила как лейтмотив в деструктивном плане, то сейчас в первый день, когда обсуждался Ближний Восток в широком смысле, Россия практически не упоминалась.

Во второй день конференции проходили сессии с участием президентов Украины и Литвы – там было иначе, но это люди, которым по их роли положено проявлять ярые антироссийские настроения. А в остальном даже президент Польши, который к нам особых симпатий не питает, был довольно сдержан.

На третий день, когда состоялась дискуссия вокруг сирийской проблемы, произошел очень серьезный “накат” на Россию. Выступал американский сенатор Джон Маккейн, известный своей позицией, и надо отдать должное – он великолепный оратор, ему удается привлекать внимание аудитории и в той или иной степени втягивать ее в дискуссию.

Но в целом про атмосферу нынешней Мюнхенской конференции можно сказать, что чувствовалась некоторая растерянность – никто не понимает, что делать, и никто не знает, что будет происходить дальше. И если год назад конфронтация была как бы в новинку, все только начинали жить в новой реальности, и предыдущая конференция была первой после воссоединения Крыма с Россией, то сейчас спад эмоций связан с тем, что все начинают привыкать – да, есть новая реальность. Был спор, есть “холодная война” или нет, но тот факт, что отношения между Москвой и Западом не партнерские, в массовом сознании становится нормой.

Произошел обмен позициями, обмен символическими жестами, но никакого сближения позиций по ходу дискуссий я не увидел. Тот факт, что накануне был достигнут прогресс по сирийскому вопросу в том же Мюнхене, наложил свой отпечаток, но весьма двоякий. С одной стороны, вроде бы процесс продолжается, с другой стороны, это же усилило нападки на Россию. "Как же так, вы подписали план прекращения враждебных действий, а боевые действия сирийской армии и российской авиации продолжаются". Вот этим все и определяется, в такой парадигме все и происходит – говорим о мире и продолжает воевать.

У нас с США сейчас сложились такие “замечательные” отношения, что сам факт разговора двух президентов уже вызывает позитивные эмоции, учитывая, что еще меньше года назад американская сторона вообще не собиралась вести диалог, бойкотировала процесс. Сейчас все по-другому – давайте считать это признаком прогресса. В каком-то смысле все так и есть: когда в Сирии идет большая региональная война с вовлечением двух сверхдержав, самый большой риск, который существует, – это непреднамеренное столкновение крупных сил. Если не России и США, то России и Турции. Для того, чтобы этого избежать, нужны контакты, потому что, если их не будет, риск возрастает кратно. Видимо, с этим связан оптимизм, хотя никого сближения позиций по большому счету нет.

Конференция – это публичное мероприятие, в каком-то смысле шоу. Ждать от нее политических прорывов не следует. Результатом обмена мнениями в Мюнхене стало подтверждение факта глубоких расхождений между Россией и западными странами. Но разве кто-нибудь ожидал чего-то другого? Были какие-то попытки интерпретировать появление нашего премьер-министра во главе российской делегации и его выступление как некий особый сигнал. Может это и было сигналом, может и нет, но я могу сказать, что западные участники конференции не вполне уловили, что хотел им донести Дмитрий Медведев. Точнее, они как всегда все интерпретировали в своем духе, вне зависимости от того, какой смысл вкладывался в сам факт визита главы российского правительства на эту конференцию и его речь перед собравшимися.