ПРОБЛЕМА НЕМЦЕВ ГЕРМАНИИ – VATERLAND, ГОСТЕПРИИМНЫЙ И БЕЗОПАСНЫЙ НЕ ДЛЯ ВСЕХ

ПРОБЛЕМА НЕМЦЕВ ГЕРМАНИИ – VATERLAND, ГОСТЕПРИИМНЫЙ И БЕЗОПАСНЫЙ НЕ ДЛЯ ВСЕХ

11 февраля 2016 г. 17:45

Около полумиллиона этнических немцев – выходцев из бывших республик, переселившихся в ФРГ, подумывают о том, чтобы вернуться обратно. Уже сейчас есть те, кто переезжают самостоятельно. Главная причина такого решения – обострившаяся "криминогенная ситуация с беженцами" в Германии и нежелание властей страны прислушиваться к акциям протеста. Пока от массового исхода бывших переселенцев удерживает отсутствие серьезной и всесторонней федеральной программы в России. Об этом и не только отвечая на вопросы портала “Политаналитика” рассказал глава партии переселенцев "Единство" (Die Einheit) Дмитрий Ремпель:

– Можете ли вы описать, что происходит в русской, российской общине, живущей в Германии в настоящий момент, после случившегося с девочкой в Берлине и главное после такой реакции германских властей?

– Случай, конечно, не однозначный. Мы общались с семьей, на нее оказывается колоссальное давление, и я думаю, что мы вряд ли теперь узнаем правду. Факт остается фактом, случаи насилия здесь не единичны, абсолютно по всей Германии идет достаточно большая волна.

Что касается выходцев из стран бывшего Советского Союза, то в Германии насчитывается порядка 6 миллионов их потомков. Порядка четыре с половиной миллионов российских немцев приехали сюда по немецкой миграции. Конечно, эта группа не самая однородная, многие люди здесь 25-30 лет живут. Они никогда не выходили на демонстрации, были достаточно аполитичны, не интересовались общественной жизнью. Но сейчас вся эта ситуация с беженцами очень сильно всколыхнула общество, и стала объединяющим фактором.

Конечно, нынешней ситуацией пытаются воспользоваться праворадикальные силы. Они пытаются увлечь наших людей. А мы стараемся их предостеречь. Потому что энергия должна быть направлена на созидание, в мирное русло, а не на то, чтобы здесь происходили какие-то перевороты, или чтобы началась какая-то гражданская война, или война с беженцами, или с теми, кто нарушает закон. Поэтому мы призываем, прежде всего, к мирным демонстрациям, и люди активно откликаются. По всей Германии в 100 городах прошли демонстрации, и буквально каждую неделю проходит по 10-15 акций. Уже в общей сложности более 100 тысяч человек выходили на улицу. И тут стоит сказать, что основная масса – это именно выходцы из стран бывшего Советского Союза. Хотя, конечно, большое количество и немцев примыкает, да и из других мигрантских групп, которые достаточно давно здесь проживают. Мы здесь находимся все в одной лодке, и нас никто не различает, и безопасность касается всех.

– Есть ли какая-то статистика, какое количество выходцев из стран СССР, примкнули к радикальным группировкам? Произошло ли это в последнее время?

– Статистики как таковой найти практически невозможно, а если и есть, то она вся закрыта. Даже точное количество проживающих здесь невозможно назвать, потому что по приезду в Германию российские немцы сразу же получили немецкие паспорта. Что касается праворадикальных течений, то есть две партии, которые активно сейчас работают на этом фронте, это НПД, достаточно старая партия крайне правого толка. Несколько лет назад они организовали отдел по работе с российскими немцами, и призывают нас туда вступать. Но если вспомнить историю 20-25 летней давности, когда мы приезжали, то именно сторонники этой партии встречали нас в штыки, было много столкновений, были даже поджоги общежитий.

Сейчас они поняли, что такая большая масса людей, которая начала выходить на улицы, начала активно отстаивать свои позиции и фактически все имеющие право голоса им нужна. Они начинают обращаться к нам, говорят, что мы все братья-сестры. Но это политика двойных стандартов. Очевидно, что это манипуляция – там, где надо, мы немцы, где надо – мы русскими становимся. Здесь нашими руками хотят зачистить определенную категорию лиц, которая сейчас приезжает, а потом возьмутся и за нас. Потому что история повторяется.

Такая же ситуация сейчас сложилась и с новой партией, которая набирает обороты. Это тоже партия крайне правого толка. Плюс она использует популистские лозунги. Но люди голосуют или идут больше не к ним, а против всех остальных. А эта партия не предлагает ни одного пункта позитивной программы. Простой пример, представители партии декларируют, что занимаются делами переселенцев, а не выставили ни одного кандидата на выборы из числа переселенцев. Тем не менее, они тоже пытаются на этой волне завлечь наших людей.

Вообще, я не думаю, что большое количество наших людей идет к праворадикалам. Но есть горячие головы, особенно если взять те события, которые сейчас у нас в стране происходят, то часть людей готовы даже с оружием в руках отстаивать интересы своей семьи защищать и обеспечивать безопасность.

– А у вашей партии есть программа по взаимодействию со вновь прибывшими мигрантам?

– Такую программу сделать крайне сложно. То, что нам сегодня декларируется властями, и то, что происходит, не соответствует действительности. Я приведу один пример – знакомая семья сирийцев, которая в Германии проживает уже более 40 лет, решили помочь выходцам из Сирии, отнести в их общежитие какие-то вещи, продукты. Когда эти люди вернулись, то сказали, что больше туда никогда не пойдут. Потому что, первое – в общежитии не было сирийцев, хотя все, кто там был, выдают себя за граждан Сирии и находятся здесь по сирийским паспортам. Второе, те люди, кто из Сирии, сказали, что сложилось впечатление, будто все вновь прибывшие были выпущены тюрьмы. Кроме того, сирийцы сразу услышали арабский акцент, и сказали, что вероятнее всего, это люди, которые приехали из Марокко, Туниса и других регионов, но не из Сирии.

От себя скажу, что я даже видел, как некоторые украинцы приезжают в Германию по сирийским паспортам. Так что ситуация очень сложная, неоднозначная. И сделать что- либо сложно как минимум до тех пор, пока не будет наведен порядок с приемом мигрантов, чтобы четко понимать, а кто приехал. А достаточно всего-навсего в том же самом лагере беженцев провести собеседования с каждым из прибывших, чтобы были люди, которые знают Сирию, чтобы их спрашивали – где они жили, что они знают, язык – это сразу можно понять, откуда приехал человек. Вот тогда можно было бы понять, какие у них этнические корни, из какой они страны. Только тогда можно разрабатывать целевые программы. Все остальное абстрактно и крайне поверхностно, не дает ничего, никакого эффекта.

– Что насчет возвращения немцев-выходцев из республик бывшего СССР в Россию? Наверняка вы знаете, что не так давно у президента Путина был аналогичный разговор с представителями еврейских общин. Тогда президент России пригласил всех вернуться.

Да, я слышал этот разговор. По нашим оценкам, по нашим исследованиям, до полумиллиона человек из Германии в течение нескольких лет будут готовы переехать на территорию бывшего СССР. Это как российские немцы, как и коренные немцы. Но это станет возможным при определенной юридической базе, при определенной целевой программе возвращения.

Для начала нужно решить вопрос реабилитации российских немцев. Это единственный народ, который не имел свою республику и не был реабилитирован. В целом, если будет такая целевая программа, будет законодательная база, то большое количество людей хочет уехать. В том числе германских немцев. После того, как эти заявление были сделаны мной, мой телефон буквально разрывается, пришло большое количество писем. Люди интересуются, как можно уехать, как можно падать документы, потому что программа по возвращению соотечественников в силу своей специфики для российских немцев не подходит для них. Здесь надо учитывать эти факторы. Многие хотели бы уехать через эту программу, но не всегда это возможно. Мы рассматриваем места традиционно компактного проживания немцев в Поволжье, и в Крыму, чтобы была целевая программа по регионам. Здесь нужен комплекс мер, чтобы люди поехали.

Сейчас коренные немцы, и ряд наших, уже хаотично едут, кто куда и как. Есть примеры, но они сталкиваются с трудностями – получение гражданства, медстраховки. Есть проблемы с трудоустройством и учебой. Мы готовы принять участие в разработке программы и подготовить наши предложения . Наша задача – не агитировать ехать, а помочь избежать ошибок, обмана, или разочарования людей, потому что это серьезное решение, и люди должны быть к этому готовы. В Германии некоторые мошенники уже пользовались этими программами переселения соотечественников. Так была организована схема по якобы переселению в Парагвай, где очень много людей пострадало, в том числе и финансово. Мы же хотим людей оградить, а так, каждый сам вправе решать, где ему жить, как ему жить, переехать или нет. Наша цель – дать информацию и оградить от каких-то мошеннических схем.

– Можно ли сказать, что последнее событие, волна миграции, подстегивают выходцев из СССР говорить о вашем предложении по переселению обратно в Россию?

- Речь идет о той, возможности, которая сейчас представляется. Потому что в Крыму сейчас обсуждается возрождение компактных поселений, строительства поселков для российских немцев. Да сейчас очень многие в Германии бояться за свою семью, бояться выпускать их улицу. Все это видно по демонстрациям против насилия, против бездействия властей и полиции. Это серьезный фактор, и, несмотря на то, что люди имеют работу, учебу, они задумываются о том, как им обезопасить свою семью. Потому что если человек получает хорошую зарплату, но не может гарантировать безопасность своей семьи, то он задумывается, как и что можно было бы сделать. А количество преступлений растет, и пока нет законодательной базы для усиления позиций полиции, и для улучшения ситуации в сфере безопасности. Это и подвигает людей к переезду.