ВАТИКАН – ПОЛИТИЧЕСКИЙ АВТОРИТЕТ МИРОВОГО МАСШТАБА

ВАТИКАН – ПОЛИТИЧЕСКИЙ АВТОРИТЕТ МИРОВОГО МАСШТАБА

9 февраля 2016 г. 14:13

Папа римский Франциск назвал патриарха Московского и всея Руси Кирилла, с которым он впервые встретится на Кубе 12 февраля, “своим дорогим братом”. “Я прошу вас поддержать молитвой мою поездку в Мексику, которая начнётся через несколько дней”, — сказал Франциск, обращаясь к верующим, которые пришли на площадь Святого Петра в Ватикане послушать традиционную воскресную молитву Angelus.

Очевидно, что Римско-католическая церковь придает отношениям с РПЦ серьезнейшее значение. Этот факт тем более важен, если учесть то влияние, которое имеет Святой престол на ведущие государства планеты, где католицизм является частью культурной традиции. Пытаясь наладить контакты с Москвой, в Ватикане признают тем самым высочайшую степень международного авторитета самой Русской православной церкви.

Из оптимизма Папы и его показного дружелюбия не следует делать вывод, что Римская католическая церковь – удобный партнер, готовый к компромиссам, а тем более — сдавать позиции. На самом деле Франциск – опытный дипломат, а Ватикан – один из главных центров формирования мирового политического дискурса. Фактически он стоит в одном ряду с могущественными государствами, действующими, как говориться, “по всему шарику”. У Ватикана собственная политическая линия, свои хорошо осознаваемые интересы и гигантские ресурсы для их реализации.

При этом изучать это государство крайне сложно, поскольку оно даёт о себе только ту информацию, которую считает нужной. Но вместе с тем чрезвычайно важно, поскольку мировой политикой управляют теневые структуры, а к таковым относится большая часть ведущих институтов Католической церкви, особенно если речь идёт о финансах, говорит кандидат исторических наук, доцент МГИМО Ольга Четверикова.

По ее словам, когда мы говорим о Ватикане, то имеем в виду одновременно и церковь, и государство, и в этой двойственности положения – его сила, позволяющая играть особую роль и в религиозной жизни, и в мировой политике.

Во-первых, это руководство Католической церкви – Святой Престол, представленный папой Римским (епископом Рима) и Римской курией (различными ведомствами). Это центральный орган управления церковью, институт, обладающий с точки зрения международного права самостоятельным суверенитетом, статусом юридического лица, позволяющим ему быть постоянным наблюдателем при ООН, заключать договоры, устанавливать дипломатические отношения и принимать дипломатических представителей.

Во-вторых, это государство Град Ватикан, представляющее собой суверенную территорию, которой владеет Святой Престол. Основано оно было ещё в 601 году, а в 1870-ом ликвидировано и восстановлено в результате Латеранских соглашений между Святым Престолом и фашистской Италией в феврале 1929 году. Его статус как суверенного княжества-государства, отличного от Святого Престола, также признан международным правом. Хотя это самое маленькое государство в мире, ценность его в том, что оно обеспечивает Святому Престолу независимость от какой бы то ни было светской власти. Всё население Ватикана – это подданные Святого Престола.

Таким образом, как государство Град Ватикан, так и Святой Престол, являясь суверенными субъектами международного публичного права, неразрывно связаны в лице верховного понтифика, выполняющего одновременно три функции: Римского епископа (главы Католической церкви), светского суверена в статусе монарха и суверена города-государства.

Ольга Четверикова подчеркивает, что Ватикан обладает очень разветвлённой сетью учреждений и служб управления, имеет свою некоммерческую плановую экономику, поддерживает около двух сотен постоянных дипломатических миссий за границей. Держа под своей властью полтора миллиарда католиков, он контролирует их через многочисленные ордена (которых насчитывается более ста), а также фонды и ассоциации. Однако наиболее эффективная система контроля осуществляется на теневом уровне благодаря наличию засекреченных служб. К таковым относятся спецслужбы Ватикана (Священный Альянс и Sodalitium Pianum) и Банк Ватикана, называемый также Институтом по делам религии (ИДР).

Что касается последнего, то основанный ещё в 1887 году и реформированный в 1942-ом, он представляет собой не официальное учреждение Ватикана, а банк самого папы, который в определённом смысле является его единственным акционером и полностью его контролирует. Благодаря этому банк не подвергается никаким аудиторским проверкам, мог всегда легко переводить средства за рубеж, что создало возможности для различного рода махинаций. В силу действующей системы многонационального финансового управления ИДР позволяет различного рода религиозным организациям хранить их средства в безопасности и избегать любого блокирования или конфискации со стороны недружественного правительства.

В этих условиях религиозные организации, в особенности итальянские, могут использовать свои банковские счета, чтобы помочь своим спонсорам избежать регламентирования их деятельности или вывести деньги за рубеж, а поскольку их сотни, то контролировать эту деятельность не представляется возможным. Так что Ватикан активно проводит офшорные операции, не являясь формально офшорной юрисдикцией, что делает его недоступным для какого-либо регламентирования и защищённым от попадания в чёрные списки.

Известно, что Ватикан осуществляет крупные инвестиции через структуры Ротшильдов в Великобритании, Франции и США и владеет акциями в крупнейших корпорациях, в частности Shell, General Motors, General Electric и др. Занимаясь такой широкой инвестиционной практикой, Ватикан продолжает тщательно скрывать реальные показатели своей финансовой деятельности и уж тем более не поднимает вопрос о том, в какой степени этично участие католиков в спекулятивных фондовых операциях.

В общем, делает вывод Ольга Четверикова, Ватикан представляет собой сегодня церковно-государственную структуру, обладающую уникальными организационными, финансовыми, дипломатическими и разведывательными возможностями, позволяющими последовательно реализовывать самые масштабные задачи.

В качестве примера можно рассмотреть роль Ватикана в глобальной борьбе двух систем ХХ века. Враждебно встретив Октябрьскую революцию в России, Святой Престол чуть ли не первым заговорил о “крестовом походе” против коммунизма. В энциклике папы Пия XI “Divini redemploris” (“Божественного искупителя”, 1937 год) провозглашалось, что идеи классовой борьбы и социалистической революции несовместимы с христианством. В 1929 году папа Пий XI заключил Латеранские договоры с фашистским правительством Италии. В 1933 году Ватикан заключил конкордат с гитлеровским режимом Германии. Враждебный Советскому государству курс проводил и папа Пий XII.

После второй мировой войны Ватикан приветствовал создание Северо-Атлантического блока как “гаранта западной христианской цивилизации”. Пришедшие в ряде стран к власти католические партии зарекомендовали себя как адепты антикоммунизма и “холодной войны”. Ватиканская конгрегация “священной канцелярии” декретом от 1 июля 1949 года отлучила от церкви всех тех, кто поддерживал коммунистические и рабочие партии, голосовал за кандидатов-коммунистов.

Хрестоматийный пример – социалистическая Польша, где Ватикан стимулировал рост антисоветских настроений, а местные католические приходы стали, по сути, ячейками сопротивления. Представители администрации Рейгана позднее признавались, что по уровню информированности и анализа ситуации в Польше Ватикан опережал американских разведчиков и дипломатов. Помощник Рейгана по национальной безопасности Уильям Кларк, в частности, утверждал: “Информация Ватикана абсолютно превосходила нашу по качеству и быстроте практически во всех отношениях”. Одновременно участие Ватикана призвано было и “духовно” узаконить осуществлявшуюся в восточноевропейских странах смену власти, которая была представлена и Папой, и Вашингтоном как “священная война” против коммунизма.

Короче говоря, активная политическая деятельность Ватикана немало поспособствовала краху коммунизма. И это лишь один из немногих примеров его геополитического влияния. Еще один пример – Европейский союз. Объединение Европы под эгидой Римско-католической церкви всегда было ключевой программой Ватикана, и основы интеграции закладывались при его идейном участии.

После второй мировой войны, стремясь создать противовес социалистическим странам и обеспечить своё духовное лидерство в Западной Европе, Ватикан активно содействовал европейской интеграции. В 1948 году папа принял в Риме второй конгресс Европейского союза федералистов, созданного при содействии американского Совета по международным отношениям и лично Аллена Даллеса, для мобилизации общественного мнения европейцев на ускорение интеграции. Политические деятели, которые стояли у её истоков, являлись убежденными католиками, были тесно связаны с Ватиканом и одновременно придерживались чётко проатлантической линии, говорит Ольга Четверикова.

Впрочем, Ватикан всегда настаивал на том, что Европе не следует отказываться от своей идентичности. Еще Иоанн Павел Второй говорил о глубоком кризисе европейской культуры, об уничтожении или обесценивании общих идейных ценностей. Поиск христианских корней Европы должен, по мнению Ватикана, дать руководство в жизни каждому гражданину и придать общий смысл и направление современной истории.

Считается, что в последнее время влияние католической церкви в международной политике заметно сократилось. Однако, по словам экспертов, это далеко не так. Консенсус правящих элит Запада и Ватикана по ряду актуальных вопросов современности сохранен. Нет никакого сомнения, что Ватикан видит себя духовным центром мира и человечества. И у него есть все возможности, чтобы продвинутся далеко вперед по этому пути.