ЕВРОПЕЙЦЫ ДОЛЖНЫ ПОДУМАТЬ О НОВОМ ДОГОВОРЕ

ЕВРОПЕЙЦЫ ДОЛЖНЫ ПОДУМАТЬ О НОВОМ ДОГОВОРЕ

5 февраля 2016 г. 14:24

Дата проведения референдума по вопросу членства Великобритании в ЕС не определена. Однако по предположениям прессы он может состояться 23 июня. И не факт, что к тому времени британскому премьеру Дэвиду Кэмерону удастся убедить островитян в выгоде сохранения союза. Одновременно перед лидерами континентальной Европы стоит задача убедить собственные народы в том, что Британия в составе ЕС стоит тех уступок, на которые они готовы пойти, чтобы сберечь нынешний статус-кво.

В начале февраля Евросоюз представил Великобритании проект реформ ЕС, которые должны позволить правительству Кэмерона призвать своих избирателей голосовать на референдуме за сохранение страны в составе сообщества. Проект реформ, в свою очередь, стал ответом на официальное письмо председателю Европейского совета Дональду Туску, в котором Кэмерон озвучил требования Лондона.

ВВС подробно разъясняет суть этих предложений и изначальных требований Британии.

Британия хотела бы отменить все пособия трудовым мигрантам из стран Евросоюза на четыре года с момента их въезда в страну. Речь идёт о налоговых вычетах (tax credits) – по сути это рассчитываемое по очень сложной формуле пособие для малоимущих; пособиях по безработице (до 73 фунтов 10 пенсов в неделю); пособиях на детей (20,5 фунта в неделю на старшего ребёнка и 13,55 фунта на каждого следующего), при этом пособия на детей, живущих за пределами Британии, консерваторы хотели бы отменить совсем, а не на четыре года; о социальном жилье.

Брюссель предлагает наделить страны ЕС правом “в ситуации исключительно большого наплыва работников из других стран союза в течение долгого срока ограничивать доступ новоприбывших работников из стран союза к связанным с работой социальным льготам на срок до четырёх лет с момента начала работы”. По прошествии же этих четырёх лет предполагается давать доступ к льготам поэтапно, причём насколько долгими могут быть эти этапы, не определено.

Что касается суверенных прав ЕС, то Британия хотела бы зафиксировать юридически, что базовая формулировка о движении к “всё более тесному союзу” не означает обязательства стран ЕС двигаться ко всё более тесной политической интеграции, отдавая всё больше суверенных прав центральным коллективным органам союза.

Кроме того, Лондон добивался введения дополнительных механизмов, при помощи которых страны ЕС могли бы блокировать касающиеся всех членов законодательные инициативы союза.

Брюссель в ответ предлагает включить в соглашение такие формулировки-разъяснения: “Ссылки в договорах и преамбулах на процесс создания всё более тесного союза народов Европы призваны в первую очередь продемонстрировать, что цель ЕС – укрепление доверия и понимания между народами. Они не эквивалентны цели политической интеграции. Стороны признают, что Соединённое Королевство, в свете его особого положения согласно договорам, не обязано углублять политическую интеграцию в Европейский Союз”.

Кроме того, в предложениях Туска содержится пункт о так называемой “красной карточке”: 55% парламентов стран ЕС (то есть парламенты 16 стран из 28) могут заблокировать инициативу, которую предлагается сделать законом для всего союза.

Эксперты полагают, что это по большей части символическая мера: собрать такую большую коалицию по спорному вопросу очень непросто, особенно для Британии, которая держится в ЕС особняком.

Кроме того, Британия хотела бы гарантий, что решения стран еврозоны (евро ввели на данный момент 19 из 28 стран ЕС) не будут наносить ущерб странам ЕС, решившим в неё не входить.

Лондон вообще хотел бы письменно зафиксировать, что ЕС – объединение стран с разными валютами, тогда как формально далёкой стратегической целью ЕС сейчас является распространение зоны евро на всех членов союза. На днях Дэвид Кэмерон заявил, что Великобритания никогда не станет членом ни еврозоны, ни Шенгена. Кроме того, Лондон хочет гарантий, что ему не придётся тратиться на дорогостоящие операции по спасению экономики стран еврозоны, таких как Греция.

Брюссель предлагает остальным членам ЕС согласиться с последним требованием. “Экстренные и антикризисные меры, направленные на обеспечение финансовой стабильности зоны евро не влекут за собой бюджетной ответственности со стороны стран-членов, чья валюта – не евро”, – говорится в предложениях Туска. Если же на эти экстренные меры будут потрачены деньги из общего бюджета ЕС, то странам, не входящим в еврозону, согласно этим предложениям, будет компенсирована какая-то часть их взноса.

Кроме того, Туск предлагает странам ЕС подписаться под декларациями о том, что расширение еврозоны – дело добровольное, а при принятии финансовых решений все стороны постараются учитывать интересы друг друга.

По вопросу свободного рынка у сторон меньше всего разногласий, но и конкретики в их позициях в данном случае совсем мало. Британия заявляет, что Евросоюз и отдельные его страны должны сокращать число разнообразных ограничений и правил и расширять сферу действия единого рынка с едиными и необременительными правилами. Евросоюз полностью согласен. В предложениях Туска говорится, что ЕС должен “активизировать усилия, направленные на поддержку конкуренции согласно Декларации Европейского Совета”, для чего страны союза должны снижать административную нагрузку на бизнес, сообщает ВВС.

По мнению Туска, соглашение имеет смысл закрепить на ближайшем саммите ЕС (который пройдет 18-19 февраля и будет посвящен миграционному кризису), а затем внести их в базовые документы Евросоюза в ходе их очередной доработки. При этом очень важно помнить, что решение о реформах вступит в силу только в случае единогласного одобрения лидерами всех стран ЕС и только если Великобритания примет решение оставаться в сообществе. А лидеры сообщества пока не подтвердили своего одобрения предложений Туска.

Сам премьер Кэмерон является сторонником сохранения Британии в составе ЕС, но с некоторыми оговорками. Поэтому он считает предложения, обнародованные Туском, успехом для Британии. Однако внутри страны премьера критикуют и оппозиционеры-евроскептики, и члены его собственной партии консерваторов, которые считают, что Кэмерон не смог добиться достаточных уступок.

Министр иностранных дел консерватор Филип Хаммонд высказал мнение, что целому поколению британцев было отказано в возможности определить место Великобритании в Европе. И в настоящее время общественность должна получить “решающее слово”, считает политик. Он призывал внести фундаментальные изменения в работу Европейского союза. Бывший министр юстиции Кен Кларк предупредил, что Великобритания маргинализируется, если останется в ЕС.

Надо признать, что и континентальная Европа настроена весьма скептично. Страны Вышеградской четверки (Чехия, Польша, Словакия и Венгрия) заявили, что предоставленные Лондону привилегии по ограничению социальных льгот мигрантам из стран ЕС вызывают “серьезные вопросы” и опасения, что другие страны повторят этот шаг. Возможное разрушение пространства Шенгенского договора станет серьезной проблемой для всего региона, считает Вышеградская четверка, предупредившая, что по итогам саммита 15 февраля даст совместный ответ на предложения ЕС по сохранению Великобритании в европейском сообществе. Надо сказать, что среди двух миллионов трудовых мигрантов из других стран ЕС в Великобританию поляков – больше всех. При этом в декабре Кэмерон уже посетил Румынию, Венгрию и Польшу, но так и не смог убедить власти этих стран в том, что восточноевропейские гастарбайтеры в Британии – люди второго сорта.

Заявила свою позицию и Франция. На саммите Евросоюза не должно быть новых корректировок или новых переговоров по вопросу требований Великобритании, заявил Франсуа Олланд, высказавшийся против предоставления Великобритании права вето на политику стран еврозоны. “Страна не из зоны евро не может иметь право вето среди стран, которые входят в зону евро”, — цитирует агентство Рейтер заявление французского президента.

В оставшееся до саммита время британские эксперты анализируют шансы на компромисс. В интервью The Guardian политолог Том Кларк заявил, что единственными реформами, обладающими притягательной силой, будут те, в которых содержатся предложения об ограничении прав мигрантов на социальное страхование. “Что касается детских пособий, переводимых находящимся за границей семьям, то Дэвид Кэмерон заключил разумную сделку, которая может оказаться приемлемой для обычных британцев: выплаты в отношении детей в Варшаве или в Братиславе не будут прекращены, но они будут скорректированы с учетом меньшей стоимости их содержания в указанных городах”, – считает аналитик.

По мнению эксперта Дениэла Хэннана, ситуация демонстрирует, насколько брюссельские институты неспособны к реформам. “Давайте перестанем фантазировать по поводу того Евросоюза, которым он мог бы быть, и будем иметь дело с тем, который, на самом деле, существует, – пишет британский эксперт. – Хотим ли быть частью сомнительной структуры, которая тратит больше средств на богатых французских фермеров, чем на бедных африканских фермеров, структуры, институты которой являются должниками корпоративных лоббистов, структуры, лидеры которой совершают турне по Европе на частных самолетах и при этом проповедуют строгий режим экономии? Не будет ли лучше для нас, если мы будет торговать и сотрудничать с нашими союзниками, но при этом будем сами создавать свои законы? Не стоит ли нам сохранить право избирать наших лидеров — право, которое мы защищали и в гражданской войне и во Второй мировой войне?”

Политолог Натали Нугайред уверена, что Евросоюз должен сохранить Британию в своих рядах для того, чтобы сохранить самого себя. “Поведение Туска свидетельствует о том, что всем известно, но что мало кто из европейских лидеров готов признать: выход Британии из Евросоюза, судя по всему, будет означать конец этого проекта в целом. На самом деле, в течение трех лет вызывавший раздражение “британский вопрос” 2013 года превратился в жизненно важный вопрос для всего европейского клуба. Если Евросоюз потеряет Британию, он лишится своей традиционной и наиболее устойчивой демократии, одной из ведущих военных держав, а также значительной части своего экономического веса”.

Французская Le Monde, между тем, отмечает слабость континентальной Европы перед лицом позиции Дэвида Кэмерона. “Это матч, матч по вольной борьбе, все напоказ. Все делают вид, что им больно, но все участники заодно. Они много шумят, но при этом не делают ничего”. Журналисты издания уверены, что Дэвид Кэмерон обещал провести референдум по вопросу о выходе своей страны из ЕС не для того, чтобы обеспечить продвижение вперед Европы, не для улучшения жизни в своей стране. “Нет, цель референдума – урегулировать внутренние проблемы британской Консервативной партии и одержать победу на выборах в мае 2015 года. По меньшей мере, он добился этой цели. Иными словами, судьба Европы превращается в ставку в игре для урегулирования внутренних разногласий политической партии”.

“Не будем обманываться, – пишет Le Monde, – британцы де-факто разбивают вдребезги положение о свободном перемещении рабочей силы, выдвигая дискриминационные условия для выходцев из Восточной Европы. Этим решением Великобритания выходит из единого рынка и выставляет из Европы граждан восточноевропейских стран. Как знать, быть может, французы введут ограничительные меры, чтобы противостоять притоку румын или португальцев. Мало-помалу свободное передвижение в Европе рискует ограничиться передвижением товаров и капиталов”.

Экспертам ясно, что острова и континент по-разному видят цели и задачи Евросоюза. Следовательно, любые компромиссы будут временными, союзы – тактическими, а развитие – иллюзорным. По словам бывшего зампредседателя Еврокомиссии Этьена Давиньона, “необходима более интенсивная координация, чтобы довести начатые в ЕС процессы до конца и смотреть в будущее”, отмечает газета La Repubblica.

“Это правда, мы превратились в структуру, которая более не в состоянии функционировать”, – признает Этьен Давиньон. “Есть ли альтернатива Европе? Это вполне законный вопрос: то, что было верным 50 лет назад, верно и сегодня? Лучше умереть, чтобы быть всем вместе, или выжить, когда один или другой не хочет садиться в одну лодку вместе со всеми? Больше нет добровольной Европы. Вот выбор, перед которым мы сегодня оказались. Если некоторые страны считают, что они больше не хотят быть в Европе, это их право: но они должна согласиться с последствиями. Самым неоднозначным вопросом является не то, что британцы требуют выполнения целого ряда условий, а то, что они одновременно с этим требуют осуществлять контроль над тем, что делают другие: с этим нельзя мириться”, – убежден Давиньон.

Эксперты согласны с тем, что в экономическом плане ничего не изменится от того, что Соединенное Королевство, никогда не вступавшее в зону евро, окажется вне союза. Но правда и то, что когда кто-то выходит из структуры, первоначальные соглашения которой не предполагали юридической возможности выхода, это уже провал. И не важно, чья это вина. Вопрос заключается в следующем: должны ли европейцы подумать о новом договоре? Давиньон считает, что настало время сделать это.

Он убежден, что отцы-основатели ЕС совершили большую ошибку. Европейский проект нуждается в перезапуске с учетом тех реалий, которые были проигнорированы из-за политической конъюнктуры и неверно оцененных последствий этого.