ПАТРИОТИЗМ КАК НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ – ВСЕОБЪЕМЛЮЩАЯ ФОРМУЛА, БЛИЗКАЯ МИЛЛИОНАМ НАШИХ СОГРАЖДАН

ПАТРИОТИЗМ КАК НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ – ВСЕОБЪЕМЛЮЩАЯ ФОРМУЛА, БЛИЗКАЯ МИЛЛИОНАМ НАШИХ СОГРАЖДАН

4 февраля 2016 г. 13:46

Национальная идея России – патриотизм. Никакой другой объединяющей формулы для граждан страны быть не может, считает Владимир Путин. По его словам, идея патриотизма не идеологизирована и не связана с деятельностью каких-либо политических структур. Но она способна сплотить население России. Ранее президент высказывался о том, что патриотизм – это священный долг россиян и нравственный ориентир для молодежи. Казалось бы, ничего нового в словах главы государства, нет, однако четко обозначенная формула ставит точку в длительных поисках национальной идеи. Так считает главный редактор журнала “Историк” Владимир Рудаков, который дал нашему порталу эксклюзивное интервью.

Политаналитика: Что вы думаете по поводу слов президента, учитывая, что мысли о патриотизме, как национальной идее и так лежат на поверхности?

В. Рудаков: Мне кажется, есть вещи, по которым должна быть предельная ясность. “Формула Путина” предельно ясна и абсолютно понятна миллионам наших сограждан. Она созвучна их представлениям, и в этом ее огромный позитивный потенциал.

Напомню, что нашу национальную идею ищут давно. В 1996 году эти поиски на официальном уровне инициировал тогдашний президент Борис Ельцин. Судя по всему, он понимал национальную идею как некую концепцию, некое ноу-хау, которое будет изобретено группой выдающихся либеральных умов и предложено гражданам во исполнение. Но эти поиски, как известно, не увенчались успехом. И понятно, почему: в 90-е годы, и слово “национальный”, и слово “патриотизм” власть ни в коем случае не принимала на свой счет, она бежала от них как от огня. В чести были наднациональные ценности. Все национальнное, скажем прямо, находился в загоне, патриотами же в тогдашней околокремлевской либеральной тусовке и вовсе называли врагов правящего ельцинского режима. Путин, сформулировав очень ясную и точную формулу, тем самым закрыл двадцатилетнюю череду бесполезных поисков того, что на самом деле лежит на поверхности.

Между тем, в условиях, когда фактически весь мир все меньше доверяет идеологиям (социалистическим, коммунистическим, либеральным), поиск национальной идеи за пределами интересов своей страны – занятие бессмысленное и вряд ли способное увлечь за собой. Формула национальной идеи, предложенная Путиным, наоборот, разделяется огромным количеством людей в нашей стране. Ведь патриотизм, проще говоря, любовь к Родине – всеобъемлющая ценность. "У нас нет и не может быть никакой другой объединяющей идеи, кроме патриотизма",-- сказал президент. И это так: патриотизм -- это чувство, которое естественным образом свойственно любому здоровому обществу, любому, не пораженному вирусом ненависти к своей стране, индивиду.

ПА: Вроде бы, национальная идея – патриотизм – не подразумевает ничего особенно, а с другой стороны, такую простую формулу кто-то может начать трактовать по-своему. Есть ли опасности в трактовках?

В.Р.: Как известно, главных опасностей в России всего две – дураки и дороги. В данном случае представляют опасность дураки, которые могут решить, что раз национальная идея сформулирована, на этом можно ставить точку, расслабиться и обо всем остальном забыть. Между тем, президент все-таки имел в виду совершенно иное: он имел в виду, что патриотизм – это некая рамка общественного согласия, некий фундамент, на котором строится нация. И на этом фундаменте необходимо вести кропотливую и серьезную работу. Потому что любовь к Родине проявляется, прежде всего, в делах, в поступках, а не в самодовольном смаковании тех или иных, или даже самых правильных формул. И Путин об этом сказал: “если мы хотим жить лучше, нужно, чтобы страна была более привлекательной для всех граждан, более эффективной”. Это касается и эффективности работы управленческих кадров, и бизнеса, и улучшения делового климата, и борьбы с коррупцией. Иными словами, речь идет созидательной и добросовестной работе каждого на том месте, где он находится.

ПА: Патриотизм – это какой-то взгляд в прошлое. Что могло бы послужить точками, на которые можно опираться в нашей истории, и есть ли вообще такие точки?

В.Р.: Не совсем так: патриотизм, конечно, обращен в прошлое. Но в гораздо большей степени он обращен в настоящее и будущее. Если же говорить о прошлом, то, вы правы в том смысле, что в истории нашей страны немало героических событий и немало людей поступками, да и просто каждодневным трудом и подвигом которых нам стоит гордиться. Именно такие люди и такие события являются опорами для формирования здоровой нации.

Впрочем, я противник того, чтобы разделять историю на сюжеты, которые воспитывают патриотизм и которые его не воспитывают. Ведь патриотизм -- это любовь к своей стране и населяющим ее людям: и тем, кто жил задолго до нас, и к нашим современникам, и к тем, кто придет нам на смену. Поэтому, если мы, действительно, любим свою страну, мы должны с любовью и пониманием относиться и к ее величайшим достижениям, и к ее величайшим трагедиям. Как действующий школьный учитель истории, я уверен: уметь понимать и сострадать людям, жившим задолго до нас – в этом одна из важнейших задач истории.

К истории своей страны нужно относиться именно с любовью, не смаковать по поводу каких-то ее неудач, не тыкать пальцем "а вот посмотрите, в прошлом у нас все плохо, значит, все плохо будет в будущем" – вот это не патриотический подход. История – это все-таки реальные люди, которые жили когда-то, и насмехаться над их жизнью, какой бы она не была трудной и даже грешной, недопустимо. Именно в этом лично для меня заключается отличие патриотического отношения к истории от непатриотического. Хочу напомнить в этой связи слова патриарха Кирилла, сказанные им в День народного единства в ноябре прошлого года: "чтобы любить Отечество, не нужно исключать из исторической памяти ни один из периодов, но нужно воспринимать их здравым смыслом и незамутненным нравственным чувством, и тогда правда будет отделена от лжи, а добро — от зла". Лучше этой формулы, описывающей патриотическое отношение к прошлому, на мой взгляд, и не существует.