“ИРАНСКИЙ ФАКТОР” РАЗДУВАЮТ В США

“ИРАНСКИЙ ФАКТОР” РАЗДУВАЮТ В США

22 января 2016 г. 16:52

Снятие санкций с Ирана способно не только существенно повлиять на рынок нефти, но и вносит серьезные коррективы в международную политику. Во всяком случае, Иран обрел дополнительные стимулы и возможности ощутимо усилить на мировой арене конкуренцию с целым рядом государств, в число которых многие отечественные и зарубежные СМИ включили и Россию. В каких регионах и на каких рынках Москва и Тегеран могут быть экономическими и политическими партнерами, а где станут соперниками – на эту тему в интервью “Политаналитике” размышлял историк, политолог, эксперт Российского института стратегических исследований и главный редактор журнала “Проблемы национальной стратегии” Аждар Куртов: — В нынешних страшилках вокруг Ирана много преднамеренной дезинформации и искажений фактов об этой стране, и даже многие российские СМИ копируют “угрозы”, которые формируют американцы, либо с подачи американцев у западных медиа. Если разобраться, Иран – это нефтяная страна, и что? Он может выступать потенциальным конкурентом России, потому что Россия также нефтяная страна. Достаточно много нефтяных стран, с которыми у нас нормальные отношения, ничто не говорит о том, что нефтяной рынок и поставки нефти обязательно приводят к какой-то острой конфронтации. Иран и до санкций поставлял нефть в большом количестве. Тогда не возникали подобные панические настроения: все, Россия потеряет свои позиции, если Иран вернется на эти рынки. У иранцев нефть – это первый экспортный продукт, за время санкций экономике Ирана был нанесен определенный ущерб, они вынуждены будут его восполнять, в том числе и усиленными поставками нефти. Они заинтересованы в том, чтобы наладить свои отношения с теми контрагентами, с которыми они раньше контактировали. Это разумно, потому что все нефтеперерабатывающие заводы технологически привязаны к определенным сортам нефти, и их перестройка на другие нефтяные источники – это дополнительные затраты. Иранцы будут добиваться того, чтобы с ними возобновили контракты европейцы, которым они и раньше поставляли нефть. Это не значит, что они выбьют с рынка российскую нефть. Есть понятие усредненной цены на нефть, и есть понятие технологии, отношения поставщика и потребителя этой нефти. Большие объемы нефти, появляющиеся на рынке, когда цены на них держатся на высоком уровне – это всегда дополнительный стимул, чтобы эти цены снижались или не росли. Но вопрос в том, а вина ли это только Ирана? Ценовую войну начала Саудовская Аравия, она давала скидки на нефть европейцам, даже в ущерб своим интересам. Это во-первых.А во-вторых, что Россия может противопоставить этому? Мы можем повлиять на мировой рынок? Нет. Мы много добываем нефти, но кроме нас есть ведущие мировые игроки, и сейчас все нефтедобывающие страны способны поставлять нефти столько, сколько не требуется потребителям. В этих условия ссориться с Ираном было бы откровенно неразумно. В конце концов, эта страна близко от нас расположена, она не проявляла очень длительный период времени каких-то агрессивных намерений в отношении нашей территории, и наших союзников, и с уважением относится к нашим интересам. Более того, у нас есть совпадающие интересы и на Ближнем, Среднем Востоке, и на Кавказе, и в Центральной Азии, и наши позиции по Каспийскому морю совпадают, и наши интересы в глобальном плане на международной арене совпадают.Иранцы имеют право на то, чтобы получать прибыль от своей нефти. Но у нас есть другие сферы отношений – те же взаимные поставки продовольствия, Иран покупает нашу аграрную продукцию, туда осуществляются поставки российских вооружений, и, возможно, в будущем начнутся поставки авиационной техники гражданского назначения и многого другого. Если начнешь все взвешивать, то преимущества хороших отношений с Ираном для России несомненны, а выгоды от того, что мы начнем препятствовать иранскому нефтяному экспорту, оказывать давление, чтобы он снизил поставки, не выйдет никакой. Тем более, Россия ведь не входит в организацию экспортеров нефти, мы пытаемся увеличить поставки нефти в те периоды, когда другие страны наоборот снижают даже добычу и экспорт своей нефти, это суверенное право страны.