РОССИЯ – ТУРЦИЯ: ЗАКАТ “ВЕЛИКОЛЕПНОГО ВЕКА”, НАЧАЛО НОВОЙ ЭРЫ

РОССИЯ – ТУРЦИЯ: ЗАКАТ “ВЕЛИКОЛЕПНОГО ВЕКА”, НАЧАЛО НОВОЙ ЭРЫ

20 января 2016 г. 19:49
Российско-турецкие отношения, переживающие после известных событий на границе с Сирией существенное охлаждение, стали предметом дискуссии ведущих тюркологов. В МГИМО прошел круглый стол “Турецкий парламентаризм и российско-турецкие отношения”, в ходе которого была представлена монография “Внешнеполитический дискурс ведущих субъектов турецкой политики”, а также состоялся короткий, но крайне содержательный обмен мнениями о том, как и с кем дальше развивать диалог политикам и экспертам двух стран.Небольшой ректорский зал МГИМО вечером 19 января был полон. Ведущие тюркологи, востоковеды и их молодые коллеги, некоторые из них приняли участие в работе над книгой “Внешнеполитический дискурс ведущих субъектов турецкой политики”, сидели рядом. В зале были и молодые аспиранты из Турции – те самые люди, которым в скором времени и предстоит стать частью турецкого экспертного сообщества.Стоит отметить, что представленная в начале круглого стола книга-исследование речей и заявлений лидеров парламентских партий Турции, охватывающая последние пять лет, была подготовлена Центром востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии и Международным аналитическим центром Rethinking Russia. Как пошутил в ходе дальнейшей дискуссии кто-то из экспертов, “изучая Турцию, все равно смотришь на Россию”. А значит на российско-турецкие отношения.Собственно, монография (а все присутствовавшие на круглом столе отметили, что ее исследовательская ценность весьма высока, так как она подробно анализирует парламентскую систему современной Турции) задала тон всему разговору, который больше напоминал даже не обмен мнениями, а своеобразный “мозговой штурм”. Забегая вперед, скажем, что его итогом стала вполне четко оформленная позиция, что делать дальше и как именно российским политикам и экспертам следует двигать отношения двух стран. Причем обозначены были вполне конкретные векторы. В нынешних условиях это крайне важно не только в силу сложившихся обстоятельств, но еще и потому, что в отличие от многих других стран политическая система Турции не столь стабильна. Директор Международного аналитического центра Rethinking Russia Ян Ваславский отметил, что внешняя политика Анкары сейчас намного последовательнее, чем внутренняя. И хотя основные парламентские силы, которые и анализируются в книге, во многом отличаются друг от друга, даже в плане риторики в отношении России, их объединяет общая идея укрепления и расширения роли Турции не только в региональном смысле, но и глобально в мировой значении.Директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии Владимир Аватков пояснил, что в ходе подготовки книги стал очевиден “постмодернизм” нынешней турецкой политической системы с размытыми гранями, по которым раньше можно было четко квалифицировать партии. Для российских тюркологов, да и для политиков это означает, что необходимо не просто менять подходы к межпарламентской работе, а вообще иначе смотреть на турецкие партии, отказавшись от однозначных ярлыков. Фактически эта мысль и стала первоосновой тезиса о необходимости прагматичного подхода в отношениях России и Турции.Востоковед, журналист Евгений Примаков добавил к этому, что традиционно Москва в своей внешней политике основной упор делает на выстраивание отношений с официальными властями, придерживаясь, как сказал эксперт, “легитимистской позиции”. Очевидно, что многие мировые державы ведут работу с оппозицией своих государств-оппонентов и даже партнеров, причем не только с парламентской. А с учетом вышесказанного о политической системе Турции, такой подход для России сейчас как нельзя актуален. Этот тезис потом не раз повторялся и дополнялся в ходе круглого стола.России необходимо внимательно изучать Турцию и работать со всеми ее политическими силами, даже с теми, кто в своей основной программе никак не упоминает нашу страну или ограничивается общими словами. “Основа диалога заключается в том, что нельзя ограничиваться контактами с правящей партией”, – резюмировал директор Общественного института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона Виктор Надеин-Раевский. Профессор МГИМО Сергей Дружиловский предложил также не забывать, что всего в Турции сейчас около 60-ти партий, интересы которых разнонаправлены из-за дифференциации общественных идей. А профессор Александр Никитин напомнил о существовании в Турции сил, подобно общественному движению “Хизмет” писателя и проповедника Фетхуллаха Гюлена, которые также не стоит обходить вниманием.“В этом вопросе не должно быть никакой эмоциональной составляющей, которая ранее присутствовала в российских отношениях с Турцией”, – добавил Евгений Примаков. Он напомнил, что еще до недавнего времени в России успехи двусторонних контактов в экономической отрасли переносились и на все остальные области российско-турецкого взаимодействия. А с учетом хороших (до последнего момента) личных взаимоотношений президентов Путина и Эрдогана, Москва на многое была готова смотреть сквозь пальцы. В частности, на деятельность турецких организаций на территории Татарстана и других регионов, высказывания отдельных политиков по Крыму через призму проблем крымских татар, по продвижению идей пантюркизма. По мнению Примакова, и с ним согласились участники дискуссии, в этом смысле Анкара вела и продолжает вести себя достаточно последовательно. И инцидент с российским бомбардировщиком на турецко-сирийской границе полностью укладывается в логику Турции, которая действует исключительно в своих интересах.Как уже было сказано выше, очевидно, что смены внешнеполитического курса от Анкары, кто бы там не пришел к власти, ждать не стоит, а значит, мы снова возвращается к тезису о том, что России необходимо оставить риторику об “ударе в спину”, последовательно и крайне прагматично выстраивать отношения с южным соседом. При условии – и об этом тоже было сказано много слов на круглом столе – что, по меткому замечанию Владимира Аваткова, “Эрдоган приходит и уходит, а российские и турецкие народы остаются”.При этом и Россия, и Турция все больше претендуют на существенное расширение собственной роли на мировой арене. Это вполне естественно, как заметил Сергей Дружиловский, для двух уникальных евроазиатских стран. Очевидно, интересы Москвы и Анкары будут пересекаться не только в позитивном, но и в негативном смысле. К этому надо быть готовым, не забывая, что Турция давно и последовательно ведет свою внешнюю политику в этом направлении, постепенно расширяя свои полномочия. Об этом напомнил заведующий отделом евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ Владимир Евсеев. Он много говорил об укреплении турецкой армии, о турецком присутствии в Закавказье, особенно в зоне Нагорно-Карабахского конфликта, о крымских интересах Турции, а также о возможности Анкары в перспективе стать обладателем ядерного оружия и средств его доставки. Все это не только доказывает и без того понятные претензии Турции, выходящие за рамки регионального лидерства, но и может привести к возникновению более существенного противостояния, в том числе и с Москвой, особенно в свете российской военной операции в Сирии. Не стоит забывать, что Турция – член НАТО и активно продвигает идею полноправного членства в Совете Безопасности ООН. Россия же в свою очередь, как сказал профессор Дипломатической академии МИД РФ Асламбек Мозлоев, возрождает собственный цивилизационный проект и сейчас, в том числе в Сирии, “демонстрирует миру свою новую внешнеполитическую доктрину”. Многоплановый конфликт интересов налицо. И им могут воспользоваться. Асламбек Мозлоев напомнил, что нечто подобное уже было в истории. И как только России и Турции удавалось найти точки соприкосновения, а иногда и в спорных ситуациях – в процесс вмешивался кто-то третий, кто естественно выигрывал от конфликта, а не от нормального взаимодействия двух стран.Это еще одна реальность, которую российским политикам и экспертам необходимо всегда учитывать. И это еще один довод в пользу прагматизма российской позиции.Подводя итог почти полуторачасового разговора, можно сказать, что все эксперты, – а с их аргументами согласились и присутствовавшие на встрече турецкие представители, – сошлись во мнении о необходимости восстановления в определенных объемах контактов России и Турции. С учетом соседства и общих интересов даже в условиях крайнего охлаждения отношений это просто необходимо. Однако Москве предстоит кардинально поменять свой подход к Анкаре. И представленное исследование турецкой политической системы заложило основу дальнейшей работы в этом направлении.