ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЗАПРОС К ПРЕЗИДЕНТУ НИКОГДА НЕ БЫЛ ОДНОЗНАЧНЫМ

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЗАПРОС К ПРЕЗИДЕНТУ НИКОГДА НЕ БЫЛ ОДНОЗНАЧНЫМ

18 января 2016 г. 17:08

За прошедшие 16 лет у россиян поменялись приоритеты требований к власти и лично к президенту Путину. В середине декабря 2015 социологи Левада-центр провели опрос общественного мнения на тему какие проблемы беспокоят граждан России. Результаты сравнили с аналогичным опросом декабря 1999 года — за месяц до передачи Борисом Ельциным поста президента России Владимиру Путину. Данные исследования показывают, что если в конце 1990-х россиян беспокоили в первую очередь вопросы безопасности — как личной, так и общественной, сейчас на первый план выходят социально-экономические проблемы. В декабре 2015 года 51 процент респондентов указал в качестве наиболее беспокоящих вопросов своевременную выплату зарплат и пенсий и реализацию социальных гарантий. Самые популярные пункты в анкете конца 90-х — “укрепление порядка в стране” и ”борьба с преступностью”, которая тогда волновала 56% опрошенных. В эксклюзивном комментарии для портала “Политаналитика” член экспертного совета фонда ИСЭПИ Алексей Зудин отметил, что интерпретация результатов опроса существенно искажает основной тезис, вытекающий из самого исследования:— Первое, что необходимо отметить – те данные, которые обнародованы, скорее не подтверждают оценки и интерпретацию, которая содержится в материале. Внимательное знакомство с результатами в гораздо больше степени позволяет говорить об устойчивости предпочтений россиян, чем об их изменении. В особенности это касается данных по социально-экономическому блоку. Что касается части вопросов, связанных с безопасностью, и личной, и коллективной, здесь мы видим, что есть и устойчивость предпочтений, и значительные колебания. Причем эти колебания можно отнести за счет того, что за время нахождения Владимира Путина у власти, в этих областях достигнуты существенные положительные изменения. Но делать вывод из данного обстоятельства, что в целом общественный запрос к власти изменился, оснований нет. Потому, что предпочтения по социально-экономическому блоку остается относительно стабильными. Это позволяет говорить, что Путин, как президент все также востребован российским обществом, как в конце 90-ых, если не в гораздо больше степени.Отмечу, что оценка состояния общественного запроса к власти основана на определенных допущениях. Они носят не вполне явный характер, но очень широко распространены в экспертном сообществе и среди журналистов, и превратились в своего рода самоочевидные истины. Одно из таких допущений, что Путин воспринимается общественные мнением, прежде всего, как силовик, который призван обеспечивать военные победы и наведение порядка. Здравый смысл и внимательное знакомство с социологическими данными показывают, что это не так. Запрос на Путина как президента всегда был комбинированным. Можно проследить, что рост его рейтинга в 1999 году начался не с известных сильных слов и решительных действий против сепаратистов в Чечне, а после того, как государство начало исполнять свои социальные обязательства перед гражданами. На это часть комментаторов старается не обращаться внимания, или вообще не знает, потому что их вполне устраивает поверхностная характеристика Путина как силовика.Общественный запрос, обращенный к президенту страны, всегда будет комбинированным, и всегда будет включать в себя определенные экономические, социальные, а также чисто политические аспекты, в частности в том, что касается обеспечения политической стабильности в стране. Данные Левада-центра это подтверждают. Вот что интересно: результаты этого опроса, и в еще больше степени комментарии, которые их сопровождают, побуждают обратить внимание на те не очень точные, хотя и очень привычные концепты, с которыми работают и социологи, и политологи. В частности, концепт "сильной руки". Вроде бы, он самоочевидный, но, в то же время из-за него можно неверно интерпретировать данные исследования. “Сильная рука” – это что? Это рука, которая наводит порядок, или это рука безответственного авторитарного правителя? Это рука, которая обеспечивает чисто силовые военные антитеррористические операции, или она также обеспечивает выполнение государством своих обязательств, включая социальные?Еще один пример такого неудачного исходного построения концепции это противопоставление социальных гарантий и политической стабильности. В концептуальном смысле это абсурдно, так же как распространенное противопоставление порядка и демократии. Это часто встречается в опросах, но когда людей начинают спрашивать подробно, выясняется, что респонденты понимают, что никакой демократии без того, что называется "порядком", невозможно. А такого рода поставка вопроса сбивает с толку и людей, и интерпретаторов, нежели позволяет выявить истинный характер предпочтений российских граждан.Если вернуться к проблеме социальных гарантий: все мы понимаем, что их обеспечение зависит не только от денег, но и от политических приоритетов и политических решений. Все мы помним, что когда Путин был избран в 1999 году, и дальше переизбирался, российская экономика была неизмеримо слабее, и скромнее были возможности государственного бюджета. Сейчас возможностей гораздо больше, и поэтому никаких оснований говорить об изменении общественного приоритета не существует, и данные Левада-центра свидетельствует об этом.Прочный союз между Путиным и абсолютным большинством российского общества ставит в трудное положение тех, кого этот союз не устраивает. Особенно в сложном положении они оказались после крымской патриотической мобилизации, и мы являемся свидетелями различного рода уловок, к которым прибегают некоторые комментаторы, в попытке адаптироваться в этой ситуации. Одну из таких уловок мы можем видеть в комментарии к опросу – "да, рейтинг есть, но это не имеет значения, потому что запрос изменился". Поэтому будем ждать, что через два года рейтинг президента упадет. Этой “мантре” о падении рейтинга уже 15 лет. За эти годы экономика, общество и государство изменились, и запросы кардинальным образом изменились в лучшую сторону. Отметим, что они изменились при правлении Путина. Запрос на политически дееспособную власть будет всегда в любом обществе. В российском – Путин полностью соответствует этому запросу.