“КТО ЖЕ ВЫ, МИСТЕР ПУТИН?"

“КТО ЖЕ ВЫ, МИСТЕР ПУТИН?"

15 января 2016 г. 14:16

Bild имеет довольно скандальную репутацию, и к тому же часто изображал президента России как диктатора и агрессора. Тем удивительней констатировать сдержанный и в целом доброжелательный тон беседы, неформальный характер которой подчеркивался домашней обстановкой, а также отказом от ряда “острых” вопросов и “непроходных” тем. Европейские и американские СМИ справедливо называют интервью Путина программным и отмечают некоторое смягчение его внешнеполитической риторики. К примеру, Der Spiegel пишет, что российский президент в целом показал себя неожиданно предупредительным, но по нескольким вопросам своей позиции не изменил. Основу “мирного сосуществования” России и Запада Путин видит в совместной борьбе с терроризмом. Путин дал сигнал о том, что “он вновь хочет вступить в диалог с Западом. Впрочем, в замечании Путина об опасном росте нефтегазового дефицита “можно прочитать предостережение, что дестабилизация России принесет Западу больше вреда, чем пользы”. В некоторых вопросах Путин “непримирим”. “Это касается, в первую очередь, оценки военной аннексии Крыма. Он называет ее “воссоединением с Россией” и возвышает аншлюс до акта божественной справедливости”, – говорится в статье. Высказывание президента о многозначности слова “демократия”, с точки зрения Der Spiegel, следует толковать так: “Не вмешивайтесь во внутреннюю политику России”. При этом “сам Путин фактически требует права голоса при решении вопроса о судьбе Украины”, говорится в статье. Московские обозреватели, чье мнение Der Spiegel приводит в конце статьи, полагают, что Запад может принять навязываемую Путиным модель, при которой НАТО надлежит отказаться от расширения на восток. По словам Сергея Караганова, Запад привыкает “к новой реальности, новым правилам игры”. Экономист и публицист Евгений Гонтмахер соглашается: Запад “устал от этого конфликта”. Как только будут исполнены обязательства, закрепленные в Минских соглашениях, санкции с России снимут, и крымский вопрос никакой роли не сыграет, полагает Гонтмахер. Немецкая газета Sueddeutsche Zeitung пишет, что “Владимиру Путину, вероятнее всего, было почти наплевать на то, как на Западе восприняли его интервью немецкому изданию Bild”. В нем, как отмечает автор материала Юлиан Ханс, “он не сказал ничего нового, хотя оно и породило массу новых дискуссий о вероломном продвижении НАТО и заставило людей снова гадать о том, кто же теперь Путин для Запада – друг или враг”. “Суть современных противоречий между Россией и Западом заключается в убеждении президента Владимира Путина в том, что западные государства оттолкнули от себя ослабевшую Россию после распада Советского Союза вместо того, чтобы включить ее в общую глобальную архитектуру безопасности и экономическую систему”, – пишет Bloomberg View. По оценке издания, в интервью “Путин оплакивал Европу, какой она могла бы быть, восхваляя Эгона Бара. Этот немецкий социал-демократ стоял за “восточной политикой” – курсом на сближение с советским блоком, целью которого было объединение Германии. С точки зрения Бара, поддержка США стран Восточной Европы, в том числе их вступление в НАТО, была, отчасти, вызовом “старой Европе”, а исключение России из общеевропейской системы безопасности — ошибкой”. В интервью Bild российский президент подчеркнул, что 25 лет назад Берлинская стена пала, но раскол Европы не был преодолён, невидимые стены просто были передвинуты на восток, что “создало предпосылки для будущих взаимных упрёков, непонимания и кризисов”. Bloomberg View делает вывод: российский лидер не верит в независимость нынешнего европейского руководства, и хочет, чтобы оно было больше похоже на Бара в осознании того, что интересы Европы не всегда совпадают с интересами Америки. Напомним, что Владимир Путин имел в виду рабочие встречи делегаций на переговорах об объединении Германии, в которых также участвовали заведующий Международного отдела ЦК КПСС Валентин Фалин и депутат бундестага от находящихся тогда в оппозиции социал-демократов Карстен Фогт. Последний подтвердил Deutsche Welle высказывания Эгона Бара, процитированные газете Bild президентом России. “Путин точно цитирует тот разговор. Эгон Бар тогда выступал против полноценного членства объединенной Германии в НАТО. Я придерживался другой точки зрения и тогда ему возразил. Интересно то, о чем Путин не упоминает. 27 и 28 февраля 1990 года в Москве состоялись беседы не только с Фалиным, который разделял мнение Бара, но и с советским министром иностранных дел Эдуардом Шеварднадзе, ответственным за международную политику членом политбюро Александром Яковлевым и маршалом Советского Союза Сергеем Ахромеевым. На всех этих встречах Бар также озвучил свои представления. Любопытно, что ни один из советских собеседников, за исключением Фалина, на них не отреагировал. Для меня тогда это было знаком, что в советском руководстве не было непреодолимо зафиксированной позиции против членства объединенной Германии в НАТО”, – отметил в своем комментарии Карстен Фогт. По мнению этого немецкого политика, расширение НАТО внесло вклад в европейскую стабильность. Но такая экспансионистская политика имеет смысл, если одновременно удается установить отношения сотрудничества с Россией. При этом Карстен Фогт отказывается признавать однополярность мира.“Сегодня США намного сильнее зависят от сотрудничества с партнерами, чем в предыдущие десятилетия. Проблема для России заключается в том, что большинство ее соседей, прежде всего — небольшие соседи на западе, из-за обеспокоенности и страха по поводу российской политики сегодня все активнее ищут защиты у ЕС, НАТО и США. Их стремление получить защиту у Запада не является результатом американского заговора, направленного против России. Понятные опасения западных соседей России и наших восточных соседей осложняют и отягощают и нашу политику по отношению к России”. Кроме того, эксперт Deutsche Welle оспаривает утверждение Владимира Путина об ответственности Украины за невыполнение минских соглашений. Карстен Фогт вслед за федеральным правительством видит причину сложностей, прежде всего, в действиях сепаратистов. “Лично я считаю неприемлемой ситуацию, когда Украина до сих пор не имеет возможности контролировать собственную границу с Россией во всех регионах на востоке. Если Россия признает Украину в качестве суверенного государства, она должна без предварительных условий поддерживать право этого государства контролировать всю свою границу”, – считает эксперт. “Если следовать мейнстриму немецких СМИ, создается впечатление, что Украина является жертвой агрессии России, и Запад минскими соглашениями загнал Путина в угол, и теперь он должен выполнить домашнее задание (отдать границы под контроль Киеву), тогда будут сняты экономические санкции” – так объяснил положение дел немецкий эксперт по России Александр Рар. Интересен взгляд на нынешнюю ситуацию другого участника упоминаемых президентом России переговоров об объединении Германии – заведующего международным отделом ЦК Валентина Фалина. Комментируя публикацию в Bild, Фалин подчеркивает, что раскол Европы необходимо было предотвращать еще четверть века назад, сразу после падения Берлинской стены, однако, теперь время упущено и мир стал совершенно другим. Фалин отметил, что в то время “имелись разные модели объединения Германия и тем самым ликвидации раскола Европы и мира на два лагеря”. По его словам, советская интерпретация, “очень близкие мысли” на счет которой высказывали Эгон Бар, Ханс-Йохен Фогель (председатель Социал-демократической партии Германии) и Вилли Брандт (экс-председатель СДПГ, почетный председатель партии), состояла в следующем: “нам нужно заменить противостояние двух сил, военных группировок – НАТО и Варшавского договора – общеевропейской системой безопасности”. “Мы выступали за идею общеевропейского дома, в котором все нации, все государства имели бы равные права, где строго соблюдался бы принцип неделимости безопасности и равенства”, — объяснил Фалин. Спустя четверть века очевидно, что эти идеи не были реализованы. Но доверие все еще можно восстановить. Россия готова сотрудничать со странами “большой семерки” и развивать отношения с НАТО, если этот интерес будет взаимным, отметил Владимир Путин в интервью Bild. По словам президента, присутствие России в G8 “все-таки было полезным, потому что звучало хоть какое-то альтернативное мнение по некоторым обсуждавшимся вопросам”. При этом Путин отметил, что “полноценным членом “восьмерки” Россия так и не стала” и предпринимать какие-то шаги для восстановления своего статуса в этом формате не собирается. “Если коллеги решат к нам приехать — ради бога, пожалуйста, мы их с удовольствием примем, но сами никуда мы билетов пока не покупали”, – сказал российский президент. Из этого тезиса комментаторы сделали вывод, что Россия ни под кого подстраиваться не собирается. К сожалению, по мнению ряда аналитиков, такая позиция Кремля не воспринимается западными политическими элитами. Москву попросту не слышат, и не услышат до смены этих элит. По мнению ряда экспертов, Барак Обама будет проводить достаточно мягкую, с точки зрения его оппонентов из Республиканской партии, линию в отношении России, чтобы вопрос о том, что перезагрузка не удалась, до выборов президента США особенно сильно не звучал. И в Европе – та же ситуация. Пока не сменятся лидеры тех государств, которые накладывали на Россию санкции и высказывались о жестком давлении, говорить об изменениях не приходится. Похоже, что это утверждение справедливо и в отношении значительной части западного экспертного сообщества, реакция которого на интервью российского президента оказалась прохладной и даже ироничной. Вот мнение политического обозревателя Frankfurter Allgemeine Zeitung Райнхарда Фезера: “Мир Путина прост и ясен: он прав, а другие нет.Соответственно, и критика в отношении его политики не может быть заслуженной, это происки темных сил. Путин таким же образом объясняет, почему у него сложился такой негативный образ во всех качественных немецких СМИ”. “Либо трансатлантические агенты влияния сильно халтурят, либо они исключительно коварны и прикрывают свои истинные замыслы постоянной критикой США”, – усмехается Фезер. Впрочем, многие западные эксперты полагают, что Владимир Путин использовал интервью далеко не только для формирования своего имиджа за рубежом. Российскому президенту необходимо было донести до массового западного читателя, что от новой “холодной войны” пострадают все, в том числе и простые граждане. Ведь до введения европейских санкций объем торгового оборота, к примеру, Германии и России доходил до 85 миллиардов долларов. После – он снизился наполовину. На самом деле сторонников отмены санкций в той же Германии не так мало: как среди политических и предпринимательских элит, так и среди простых немцев. Вопрос только в том, чтобы переломить тренд на усиление конфронтации. Добиться этого можно, если начать широкую дискуссию, стартом которой вполне может послужить публикация Bild.