НАСТОЯЩАЯ СТРУКТУРНАЯ ПРОБЛЕМА РФ – КОЛОССАЛЬНАЯ ДИСПРОПОРЦИЯ В УРОВНЕ ДОХОДОВ

НАСТОЯЩАЯ СТРУКТУРНАЯ ПРОБЛЕМА РФ – КОЛОССАЛЬНАЯ ДИСПРОПОРЦИЯ В УРОВНЕ ДОХОДОВ

13 января 2016 г. 18:12

В России возможно повторение кризисных явлений образца 1998-го года в том случае, если госбюджет не будет переформатирован в соответствии со сложной экономической ситуацией. Об этом говорил министр финансов РФ Антон Силуанов в ходе открывшегося в Москве 13 января VII Гайдаровского форума. Участники дискуссионной площадки сделали немало других любопытных заявлений. В частности, глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев предложил вернуться к вопросу о частичной приватизации Сбербанка и ВТБ, а экс-глава Минфина Алексей Кудрин определил три основные, по его мнению, структурные проблемы общества и экономики России. Несколько отодвинув зависимость экономического благополучия страны от нефтедолларов на задний план, Кудрин сообщил, что первоочередного внимания заслуживают социальная сфера, вопросы социальной защиты и непростая демографическая ситуация. Наиболее интересные моменты форума порталу "Политаналитика" прокомментировал президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов:— Что касается оценки Кудрина: если он поставил на первый план проблемы социально-демографические, а на второй план проблемы, которые обычно комментируют в зависимости от нефтедолларов, и избыточные расходы – это прогресс, потому что в данном случае социально-демографические проблемы структурно и системно важнее, и принципиальнее. Если Кудрин имел в виду сокращение доли дееспособного населения – да, такая проблема есть, но она сейчас не является критичной для экономики. Это проблема пенсионных фондов. Учитывая, что наша экономика сейчас активно не генерирует рабочие места, нет избыточного предложения вакансий, то определенное сокращение доли дееспособного населения даже дает возможность мягче – с социальной точки зрения – проходить этот кризис. А в перспективе вообще бороться за повышение производительности труда. Тогда будет увеличение довольно большое, потому что существует колоссальный резерв даже с технологической точки зрения для повышения производительности труда и сокращения количества занятых в разных отраслях. Поэтому посыпать голову пеплом по поводу сокращения доли трудоспособного населения не стоит. Тем более, сейчас эта доля примерно такая же, как население в РСФСР к концу Советского Союза. А что такое РСФСР в это время? Это колоссальная, трудозатратная промышленность, и если примерно этим количеством людей справлялись тогда, то нет причины не справляться сейчас. Существуют два вида иждивенческой нагрузки: на пожилых и на детей. Опять же, посыпать голову пеплом по поводу того, что растет нагрузка на трудоспособное население в связи с содержанием пожилых глупо, потому что она растет пропорционально тому, как сокращается нагрузка на иждивение детей. Это проблема, которая в нашей либеральной демократии переоценена.А настоящая структурная проблема – это колоссальная диспропорция в уровне доходов. Причем это серьезный барьер для экономического роста, потому что это то, что ограничивает внутренний рынок, его платежеспособность (причем именно те сегменты внутреннего рынка, которые могут быть заняты отечественной промышленностью). И эта диспропорция в уровне доходов не измеряется коэффициентами. Там есть значение "10" (то есть, ее обычно так и измеряют), но эти коэффициенты малоинформативны. 10 верхних и 10 нижних, или, если сравнивать, то надо брать среднюю зарплату и смотреть по пропорции.Есть другая статистика – порядка 80% национального дохода контролируется одним процентом населения. Если посмотреть мировой топ-лист миллиардеров, Россия там в верхних позициях. А если посмотреть топ-лист миллионеров, то России там практически не видно. Это говорит о сверхмонополизированной структуре – не структуре экономики, а о системе контроля над общественным богатством, который идет в очень сильный минус с точки зрения перспектив здорового равномерного экономического роста с опорой на внутренний рынок и внутренний спрос. Выравниванием этих пропорций заниматься было бы правильно и своевременно.Что касается приватизации (частичной приватизации Сбербанка и ВТБ, к чему призывает глава МЭР Алексей Улюкаев – прим. ред.), то, вероятно, она будет инициирована. До этого на такие шаги не хотели идти, потому что не хочется распродавать имущество, продавать активы на низких позициях. Сейчас возникло понимание того, что эта неблагоприятная конъюнктура надолго. Поэтому ждать роста нефтяных котировок для начала процесса приватизации можно будет долго, и не исключено, что какие-то решения в этом направлении могут быть приняты.Если рассуждать о предупреждении министра финансов Силуанова насчет угрозы повторения сценариев 1998 года, то прежде всего, конечно, на память приходит дефолт. Сейчас нет такой перекредитованности и такого государственного долга (ни внутреннего, ни внешнего), которые давали бы повод говорить о дефолте. Наоборот, совокупный долг снизился, здесь можно говорить о том, что актуально развитие рынка внутренних заработков и для государства, и для корпорации. Это будет важным инструментом активации какого-то инвестиционного процесса. Силуанов не произносил слово "дефолт", но это сейчас говорят наши экономические власти, поскольку отказываются от проведения контрциклической политики и от того, чтобы поощрять экономику в ситуации спада. Если они не будут проводить ускоренную версию контрциклической политики и политики, стимулирующей денежно-кредитную систему, то нас ждет просто дальнейший экономический спад при высокой инфляции. Нынешняя политика не приведет к снижению инфляции, а если приведет, то до такой точки падения, с которой нам восстанавливаться будет очень сложно.