ТРЕНД-2016: ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКУЮ МОБИЛИЗАЦИЮ СМЕНИТ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМАТИКА

ТРЕНД-2016: ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКУЮ МОБИЛИЗАЦИЮ СМЕНИТ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМАТИКА

18 декабря 2015 г. 18:45

Трендами федеральных выборов 2016 года станут высокая конкуренция, борьба за патриотическую повестку, а также высокая устойчивость в регистрации кандидатов от парламентских партий. Об этом говорили участники круглого стола, который организовал Комитет по политическим технологиям РАСО. Ближайшее будущее политических технологий обсуждали ведущие российские эксперты. С докладом выступил глава коммуникационного холдинга "Минченко консалтинг" Евгений Минченко. Он считает, что социальная проблематика на грядущей кампании вытеснит внешнеполитическую. Основные тезисы он озвучил порталу "Политаналитика" в эксклюзивном интервью:ПА: Чему была посвящена основная дискуссия участников круглого стола? Е.М. В первую очередь, предстоящему электоральному сезону и перспективам развития политических технологий в стране. Было поставлено несколько вопросов: будет ли развиваться политическая конкуренция, каково место политических технологий и профессии политтехнолога в меняющийся политической реальности. Остановились на том, что политическая конкуренция в стране будет развиваться в соответствии с провозглашенными принципами конкурентности, открытости и легитимности выборов. Административный ресурс будет работать гораздо меньше, внешнеполитическая мобилизация уступит место социально-экономической проблематике. Это требует более качественного политического менеджмента всех участников политического процесса и использования наиболее продвинутых современных технологий, как выработанных в России, так и взятых из лучшего международного опыта.ПА: Круглый стол получил довольно-таки широкий отклик в прессе. Как следует из публикаций, участники встречи выделили несколько трендов, которые намечаются в предстоящую избирательную кампанию. Что это за тренды и какие подводные камни подстерегают партии и политиков?Е.М. Первый тренд – на смену внешнеполитической мобилизации будет приходить социально-экономическая проблематика. Второй – учитывая тот факт, что в ряде регионов произойдет совмещение с регионально-муниципальными выборами (38 региональных собраний будут избираться одновременно с Госдумой), повестка кампании, несомненно, будет приобретать региональный, местный характер. И в связи с этим гораздо большее значение будут приобретать вопросы: а) местных внутриэлитных переговоров; б) качественного использования этой повестки. Ключевым, по крайней мере, в моем выступлении на круглом столе, было то, что до недавнего времени основным инструментом федеральных избирательных кампаний у нас в стране был тот подход, который в основном исповедуют политтехнологи республиканской партии США – задать некую общую федеральную повестку и за счет нее аккумулировать большинство. А теперь, учитывая более сложную ситуацию увеличения количества участников избирательной кампании, видимо, будет набирать популярность технология, которую использует демократическая партия: выделить большое количество мелких социально-демографических групп и из них собрать ситуативное большинство. Это ключевой момент, к которому нужно готовиться консультантам тех кандидатов и тех партий, которые претендуют на победу. Будет более четкая сегментация электората, создание для них адресных месседжей, использование технологий донесения сигнала до избирателей.ПА: Эти технологии претерпели какие-то очередные изменения? Е.М. Несмотря на развитие интернета, сегодня во всем мире переживает ренессанс технология прямого контакта с избирателями, кампания "от двери к двери", тем более, что современные технические средства позволяют контролировать перемещение агитатора и осложняют возможность "рисования" агитатором результатов. Потому что, если владеешь планшетами, смартфонами, есть возможность загрузить мобильное приложение, которое будет отслеживать маршруты передвижения агитатора и его результативность.Я думаю, что эти современные технологии и программные продукты (некоторые были представлены на круглом столе) будут давать очень серьёзное преимущество кандидатам. Сергей Неверов вступил в заочную полемику со мной, сказав, что не деньги решают исход, а прямой контакт с избирателем. Я считаю, что как один из руководителей "Единой России", он поступил абсолютно правильно, ничего другого он не мог сказать.Надо понимать, что личная встреча кандидатов с избирателями – это замечательно, но реально кампанией можно охватить несколько тысяч избирателей. Даже сверхусилиями, но более десяти тысяч из 500 тысяч, которые входят в округ, охватить не получится. Поэтому при всем понимании значимости технологии прямого контакта с избирателями и медийная стратегия, и технология "от двери к двери", и качественное создание событий – это все должно присутствовать в избирательной кампании.ПА: При таком комплексном подходе, очевидно, необходима серьезная материальная поддержка во всех ее проявлениях? Е.М. К сожалению, это все требует денег, и на эту тему сегодня есть много спекуляций. Я думаю, что большая часть кандидатов будет пытаться укладываться в бюджет и в тот лимит, который у нас обозначен законодательно. Но надо понимать, что стоимость кампании – это не только официальная избирательная программа. Нужна большая подготовительная работа – то, что делается до кампании: медийное присутствие кандидата, стартовое исследование, а в случае с представителями "ЕР" это еще и участие в праймериз, что будет кампанию удорожать.Те цифры, которые назывались в ходе круглого стола – 70, 100-150 миллионов рублей – это те бюджеты, которые будут фигурировать в случаях конкурентных избирательных кампаний. Понятно, что в тех регионах, где высокий уровень консолидации и низкая конкуренция, это может быть дешевле. А в таких регионах, как Москва, это может быть значительно дороже, просто исходя из того, что гораздо ниже доступность избирателей, нет влиятельных общегородских СМИ, которые были бы доступны всем кандидатам. В Москве кандидату-одномандатнику кампания может обойтись значительно дороже, чем в Воронежской области, например.ПА: Некоторые эксперты последнее время говорят о кризисе политтехнологий и считают, что нынешние выборы могут быть использованы для перезагрузки избирательной системы...Е.М. Нет никакого кризиса политтехнологий, есть новый инструментарий. Я могу привести пример: на круглом столе выступал Андрей Максимов. Это человек, который был одним из создателей рынка политтехнологий еще в 90-е годы, он владеет традиционным инструментарием. И он делал доклад по мобильным приложениям для политиков и партий. Несмотря на то, что все традиционно, он говорил о технологиях новых. При этом могу сослаться на мнение Сергея Толмачева (одного из наболее известных менеджеров региональных избирательных кампаний) о том, что в реалистичном соотношении традиционных технологий и новых, новые технологии не должны занимать собой более 10-20 % бюджета.ПА: Считается, что в грядущих выборах тяжелее всего придется "ЕР", потому что ей нужно будет отбивать нападки и критику всех остальных игроков политической системы, а легче всего – коммунистам, потому что они будут играть на экономическом кризисе и социальных проблемах. Что Вы думаете по этому поводу?Е.М. Да, я согласен, лишь добавлю к вашим словам, что коммунисты будут акцентировать еще и на своем положении главной оппозиционной партии. На позиционировании того, что они – главная альтернатива "Единой России". Вместе с тем, возникают серьезные проблемы и для новых партий – я могу выделить несколько ниш. Первая ниша – это радикальные “путинисты”, то есть, если полные лоялисты все равно останутся в рамках "ЕР", что-то может перераспределиться в сторону, то радикальные “путинисты” могут колебаться между такими проектами, как "ЛДПР", если мы говорим о парламентских партиях, или "Родина", из числа тех партий, которые в парламенте на данный момент не представлены. Плюс есть ниша путинских либералов – либеральный электорат составляет порядка 10-15%, в нем есть ниша от 6 до 8% антипутинских либералов – это те, которые считают, что "Крым не наш". В этой нише находятся "Яблоко" и "Парнас". И есть ниша тех, кто придерживается либерально-экономических воззрений, но при этом считают, что "Крым – наш". Вот в этой нише нет ни одного политического проекта. Гипотетически, тут мог бы быть какой-то новый политический игрок или уже существующая, но перепозиционировавшаяся фигура с апгрейдом технологий, инструментария и лидерства.ПА: А сейчас можно хотя бы предположить претендентов на эту нишу, какие-то персоны, группы, организации? Е.М. Нет, не могу назвать. Если эту нишу никто не займет, то она или будет перераспределена между разными проектами, или уйдет в неявку.