В НАРОДЕ ЕСТЬ ЗАПРОС НА "НЕЗЮГАНОВСКУЮ" КОМПАРТИЮ

В НАРОДЕ ЕСТЬ ЗАПРОС НА "НЕЗЮГАНОВСКУЮ" КОМПАРТИЮ

14 декабря 2015 г. 22:34

Коммунистическая партия социальной справедливости (КПСС) переименуется и уступит свое название "Гражданской силе". У этого объединения есть фракция в заксобрании, поэтому оно сможет под новым именем пойти на выборы в Госдуму без сбора подписей. В тех регионах, где у КПСС есть представительство на муниципальном уровне, процесс переименования может начаться позже. Политолог Алексей Чадаев пояснил "Политаналитике", как ситуация отразится на левом политическом фланге в целом: — Сколько вообще существует российская парламентская и околопарламентская политика в ее современном виде – а именно, с зимы с 1993 года, когда прошли первые выборы в Госдуму – столько же у КПРФ, нашей главной коммунистической структуры, существует проблема в виде некой крайней левой силы. Всегда появлялись какие-нибудь коммунистические старообрядцы, которые говорили, что главная Компартия “продалась Антихристу”, и уже крестится неправильным количеством пальцев, поэтому “мы будем единственными истинными коммунистами”.В какой-то момент стало ясно, что это неплохая политтехнология. Что значит политтехнология? Что если появляется еще одна компартия, похожая по названию в партсписке, то люди за нее голосуют, какое-то количество процентов она всегда наберёт. Не потому, что они ошибаются, не потому, что не хотят голосовать за КПРФ и случайно там что-то перепутали. А потому, что есть такой запрос на коммунистическую партию, которая при этом не "зюгановская" КПРФ. Называть таковые “спойлерами” нельзя. Анпилов (Виктор Анпилов, леворадикальный политический деятель, глава исполкома движения “Трудовая Россия” – прим. ред.) в свое время был никакой не спойлер. Он чуть было в Госдуму не прошел в 1995 году. А может даже и прошел, просто всякими техническими средствами его не допустили, как и “Демвыборы” с другого фланга снесли – это были радикалы и с либерального фланга, и с красного.Насколько вообще эти мелкие компартии способны оттянуть голоса от КПРФ, зависит от людей. Сплошь и рядом они становятся сильными в ситуациях, когда, например, в региональной ячейке КПРФ произошел какой-то раскол, один лидер остался, другой ушел, и начинают они друг другу говорить "я вот тебе еще покажу".Чтобы понять, что может происходить на левом фланге перед предстоящими думскими выборами, надо провести ретроспективу от 2011 года. Я считаю, что КПРФ к выборам 2011 года пришла в глубоком кризисе. Потому что патриотическая риторика была полностью перехвачена властью, в плане социальной риторики наступают на пятки эсеры, у которых много сильных политиков. Но их волшебным образом спас Леша Навальный – своей кампанией "голосуйте за любую партию, кроме ЕР" он всем участникам накидал голосов. И это придало КПРФ некое новое дыхание. В ситуации, когда работает логика "голосуй за любую, кроме…", у КПРФ преимущество, потому что из всех наших партий – системных, больших, старых – она сумела сохранить относительно большую самостоятельность. Даже если по этому критерию сравнивать их конкуренцию со "Справедливой Россией" и с "ЛДПР", то есть такое полумифологическое мнение, что вот эти вообще под боком Кремля, а эти все-таки иногда кобенятся. Поэтому они на выборах, даже губернаторских в этом году, показали, что второе место все равно получает коммунист: это и Омск, и Кострома пресловутая. По Костроме же очень характерный пример: "Парнас" там набрал 2 %. А коммунистический кандидат в губернаторы – 22%. То есть протестник-то там был, он пришел и проголосовал; он просто либералов послал в баню, потому что не знает, кто они такие. В этом смысле электорат у коммунистов был и есть, вопрос в том, насколько эта структура готова за него побороться в этом сезоне. Потому что, хотя большинство вторых номеров были коммунисты, если брать общий расклад мест в парламенте по итогам региональных выборов 2015 года, то можно констатировать, что "СР" поднабрала, а "КПРФ" потеряла. Сейчас ситуация конкуренции: все-таки "КПРФ" и "СР" борются за социально-протестный электорат.