«ТУРЕЦКИЙ ПОТОК» — ОБРАЗЕЦ СТРЕТЕГИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ И ЗДРАВОГО РАСЧЕТА

«ТУРЕЦКИЙ ПОТОК» — ОБРАЗЕЦ СТРЕТЕГИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ И ЗДРАВОГО РАСЧЕТА

30 ноября 2015 г. 18:37

Турция направила России проект соглашения по «Турецкому потоку» и ожидает ответа от российской стороны. У экспертов практически нет сомнений в том, что этот «поток» в том или ином виде будет построен. Поскольку ввод в строй трубопровода выгоден всем – и Москве, и Анкаре, и Брюсселю (хотя тот еще продолжает свои политические игрища, рискуя энергобезопасностью континента). В конце июля прессе стало известно о заморозке переговоров по строительству газопровода. В числе причин называлось отсутствие договоренности о предоставлении турецкой стороне скидок на российский газ. По словам представителей Анкары, речь идет о дисконте в 10,25% за объем поставок 28‒30 млрд кубометров газа. Позже глава российского Минэнерго Александр Новак опроверг прекращение переговоров. В начале августа информагентства сообщили, что российская компания, которая собиралась строить четыре нитки газопровода, в итоге решила ограничиться одной или двумя (на одной нитке настаивала и Анкара). Это предложение содержалось в проекте межправительственного соглашения, отправленного турецкому кабинету министров. Есть вероятность, что нынешние подвижки связаны как раз с реакцией Анкары на тот документ.Идея строительства газопровода из РФ в европейскую часть Турции пришла на смену планам по прокладке трубы по дну Черного моря в направлении Болгарии. Проект «Южный поток» задумывался с целью диверсификации маршрутов поставок российского газа на юго-восток Европы, был поддержан правительствами стран, получающих газ транзитом через Украину, но встретил сопротивление чиновников Евросоюза. Президент Владимир Путин, заявляя о закрытии проекта, возложил вину на Брюссель, который якобы склонил Болгарию к заморозке газового сотрудничества с Россией. Когда стало понятно, что «Южный поток» реализовать не удастся, Москва предложила другой вариант: газ будет поставляться в Турцию, часть его пойдет местным потребителям, а оставшиеся объемы все заинтересованные страны могут получить на границе с Грецией, где для этого будет создан специальный хаб. При этом инфраструктуру для транспортировки газа от хаба потребители должны создавать сами. «Газпром» и турецкая Botas определили маршрут морской части нового газопровода — он пройдет 660 километров маршрутом, по которому планировалось проложить «Южный поток», и 250 километров — в новом коридоре в направлении европейской части Турции. Иными словами, для нового газопровода частично будет использована уже готовая инфраструктура закрытого проекта. Это делает «Турецкий поток» относительно дешевле. Изначально предполагалось, что прокладка первой нитки «Турецкого потока» начнется в конце июня, но этого не произошло. Во-первых, не решен вопрос размера скидки на газ. Во-вторых, Турция не хочет быть только транзитером газа. У нее есть определенные намерения по долевому участию в проекте, в накоплении у себя газа, его дальнейшей продаже. Насколько можно понять, этот вопрос тоже является предметом дискуссии. Возможно, дело сдвинется с мертвой точки в ближайшее время. По мнению экспертов, говорить об отставании проекта от графика некорректно. К примеру, с момента принятия решения до реализации проекта «Голубой поток», по которому российский газ через Черное море поставляется в азиатскую часть Турции, прошло пять лет. Это вполне разумные и объяснимые сроки. Впрочем, говорят, что проблема не только в экономике, но и в политике. Возможно, соглашение с Россией может быть подписано уже после того, как будет сформировано новое турецкое правительство. Таково мнение турецкого эксперта в области энергетики из Института стратегических исследований Каспия Эфгана Нифти. Он напоминает, что победившая на недавних выборах в Турции Партия справедливости и развития (ПСР), впервые с 2002 года потеряла парламентское большинство. Короче, здесь мы имеем дело с влиянием внутриполитических процессов на внешние экономические связи. Есть и идеологическое недопонимание. Турция, похоже, серьезно обиделась на Россию в связи с ее позицией по поводу геноцида армян: недружественные заявления, в том числе касающиеся Крыма, последовали за визитом президента России Владимира Путина в Ереван на мероприятия, посвященные 100-летней годовщине трагических событий. Анкара, для которой вопрос о признании и непризнании геноцида – максимально болезненная тема, отреагировала моментально и негативно. Вместе с тем, турки не собираются, судя по всему, ставить идеологические палки в колеса экономики. По словам ряда экспертов, в стране сложилось серьезное пророссийское лобби, которое при любом изменении режима не намерено жертвовать российско-турецкими отношениями. «Турция, которая зависит от импорта энергоносителей, не может успешно развиваться из-за высоких цен на них. Поэтому страна должна найти пути, которые дали бы ей новые источники энергии. В этой связи такие проекты, как «Турецкий поток», имеют высокую ценность. Чтобы повысить свою роль в проекте, для Турциистратегически важно иметь в нем долю», - говорится в докладе турецкого Центра политических, экономических и общественных исследований (SETA). Анкара в долгосрочной перспективе может получить экономические преимущества, особенно в сфере энергетики, в связи с напряженностью отношений между Россией иЗападом. Выгода России также очевидна – если проект «Турецкий поток» станет реальностью, то вопрос о рисках, связанных с транзитом газа европейским потребителям через Украину, потеряет актуальность. Не так давно глава Газпрома Алексей Миллер заявил, что срыв предыдущего «обходного» проекта, «Южного потока», преследовал одну цель – сохранить транзит газа через Украину в Европу. «Если кто-то думает, что, блокируя и «Турецкий поток», они добьются той цели, которую кто-то ставит, – это глубочайшая ошибка», – заявил тогда Миллер. Определенным маячком в оценке «Турецкого потока» является тот факт, что против этого проекта активно выступают США. В этом, например, признавался специальный посланник Госдепа по международным энергетическим вопросам Амос Хокстайн, будучи с визитом в Афинах. Отрицательно настроена в отношении проекта и Еврокомиссия. «Если посмотреть на строительство и предложения (по строительству) газопроводов, одна из целей – сделать украинскую транзитную систему менее актуальной или прекратить поставки через Украину полностью. Это имело бы крайне отрицательные последствия для энергетической безопасности вЕвропе, потому что украинский транзит очень важен, он крупнейший, это 140 миллиардов кубометров в год», – заявил вице-президент ЕК по энергосоюзу Марош Шефчович, имея в виду не только «Турецкий поток», и но «Северный поток – 2» по дну Балтийского моря. Эксперты, между тем, находят, что отказ от транзита газа через Украину не является угрозой. Сохранение маршрута -- вот где главная проблема для Европы. Уже сколько лет украинский транзит является предметом рисков, необходимости постоянно вести какие-то переговоры, торги, сталкиваться с шантажом, не говоря уже о прямых элементах воровства и других сомнительных с юридической точки зрения действиях с украинской стороны. Глава международного комитета Совета Федерации Константин Косачев, реагируя на реплику Шефчовича, отметил, что ЕС уходит от классической деполитизированной формулы поставок газа «производитель (Россия) - транзитер (без разницы) - потребитель ЕС» и таким образом совершает то, в чем долго обвинял Россию: политизирует тему поставок. «Вот она, чистой воды геополитика без признаков геоэкономики», - подчеркнул сенатор.Эксперты уверены, что сохранение рискованного маршрута поставок газа через Украину, которая уже оставляла европейских потребителей без «голубого топлива» в зимний сезон без привязки к геополитическим конфликтам, имеет целью лишь одно - внедрить в оборот политизированную схему «ЕС и Украина, с одной стороны, против России, с другой». Однако такой подход противоречит, прежде всего, интересам самого ЕС. Северный и южный маршруты газопроводов из России в европейские страны означали бы десятилетия беспроблемного партнерства. В идеале - в том числе с участием Украины как территории центрального маршрута. Евросоюзу вообще следовало бы радоваться, что партнер за свои средства развивает инфраструктуру для последующего совместного использования без проблемных посредников. Но Брюссель пытается возвести так называемую «Киевскую стену», искусственно отделив Европу от России. «Правда, есть ощущение, что «Киевская стена» может стать «стеной плача» для европейских домохозяйств», - полагает Константин Косачев.Россия ищет альтернативные маршруты в обход Украины не для того, чтобы давить на Киев, а для того, чтобы «обезопасить» европейский газ от ненадежного транзитера, уверены аналитики известного американского исследовательского центра Stratfor. Они убеждены, что даже частичная реализация проекта «Турецкий поток» будет конкретным шагом в этом направлении, который даст потенциальным европейским инвесторам «больше уверенности в будущем расширении трубопроводов в Центральной и Южной Европе». Россия вообще заинтересована в расширении международного сотрудничества. Поэтому она готова строить и «Турецкий», и второй «Северный» потоки, и ветки вКитай. Это колоссальные расходы, но и великолепные перспективы, как в экономическом, так и в политическом смысле. Именно в этом и проявляется государственное и стратегическое мышление Кремля.