СВОБОДА САМОВЫРАЖЕНИЯ: ЧТО ПОКАЗАЛ ЕДИНЫЙ ДЕНЬ ГОЛОСОВАНИЯ ПО НОВЫМ ПРАВИЛАМ

СВОБОДА САМОВЫРАЖЕНИЯ: ЧТО ПОКАЗАЛ ЕДИНЫЙ ДЕНЬ ГОЛОСОВАНИЯ ПО НОВЫМ ПРАВИЛАМ

30 ноября 2015 г. 16:38

Анализ результатов выборов в Единый день голосования 13 сентября нельзя сводить к математической оценке: кто сколько получил, кто чего недобрал. Понятно было, что после оглашения результатов мир не перевернется: чего стоит «партия власти», чего – непримиримая оппозиция, в общем, и так известно. Проблемы регионов и проблемы страны в целом тоже не исчезнут или не решатся по волшебству, кто бы не расселся в креслах региональных руководителей или депутатов. Интересно другое: психологическая атмосфера, политические последствия. Другими словами, как страна поучаствовала в выборах и какие уроки она из них извлечет. Александр Клюкин Если рассматривать вопрос в этом ракурсе, то необходимо принять во внимание, что выборы сентября 2015 года были, в общем и целом, первой серьезной «пробой пера» нового состава руководства блока внутренней политики в президентской администрации. И правила игры еще за несколько месяцев до Единого дня голосования были заданы новые. А именно – курс на реальную, а не бумажную, «для галочки», конкуренцию, на открытость выборного процесса и легитимность его результатов, на рекрутирование путем выборных механизмов социально и политически активных граждан, вовлечение их в процессы реального партстроительства и управления, причем с самых нижних, муниципальных уровней власти. Тем самым в политической системе создавался надежный фундамент для уровней верхних, преодолевалась разобщенность власти и общества. Конечно, нельзя сказать, что этот курс уже полностью и безоговорочно проведен в жизнь. В регионах, как водится, нашлись желающие «порулить», обеспечить тешащие самолюбие начальства проценты, подменить собою избирателей, осуществляя предварительный отбор допущенных к процессу выборов. Это вызвало к жизни несколько скандалов, однако общий уровень недовольства и скандальных «разоблачений» оказался заметно ниже, чем на выборах 2011-2013 гг. Это видно, что называется, невооруженным глазом. И скандальные ситуации воспринимаются уже, скорее, как аномалия, а не наоборот. Это явный признак оздоровления выборной жизни, свидетельствующий о том, что «новый курс» администрации вполне соответствует и чаяниям избирателей, и логике самого политического процесса. В самом деле, зачем проводить выборы ради выборов, ради процентов, истинная цена которых известна всем, если на практике они оборачиваются не стабилизацией положения, не упрочением политической системы и основой стабильного развития, а потрясениями, как в 2011 году? Уроки из тех событий были извлечены явно верные. Одним из показателей того, что страна приняла «новый курс», является, кстати, не кардинальное, но все же увеличение показателя явки. Да, люди по-прежнему недооценивают свои возможности повлиять на развитие политической жизни в стране. Но то, что показатель вырос и превзошел аналогичные на прошлых единых днях голосования последних лет, это позитивный тренд. Что касается итогов региональных выборов – и губернаторских в том числе, можно заключить, что они гораздо лучше предыдущих отражают политическую реальность. «Партия власти» по-прежнему пользуется влиянием и доверием, поскольку избиратели, в отличие от либеральных публицистов, сравнивают ее кандидатов не с ангельскими образами, а с другими реальными политиками, набивающимися им в депутаты и руководители. Региональные результаты «Единой России» и отдельных ее представителей на уровне 50-60% - это на самом деле очень хорошие и высокие показатели по европейским меркам. Как только определенные люди перестали думать, что их непременная задача – довести эти цифры до 80-90, то есть вывести их из сферы реальной политики в сферу неизвестно кому нужного «пиара» - выборы сразу потеряли шанс превратиться в фарс с дурными резонансными последствиями. Как только стало ясно, что действующих губернаторов никто не будет «любой ценой» вытягивать за заветные 50%, и ситуации со вторым туром, как в Иркутской области, вполне обыденны – губернаторские выборы стали реальным состязанием программ и личностей. И от этого авторитет власти, как выяснилось, ничуть не страдает. Выборы – на то и выборы. А надо уже не только привлекать политтехнологов и аналитиков, но и самому, что называется, "походить", пообщаться с избирателями, убедить их, что ты парень, в общем-то, неплохой. То есть не паразитировать на политическом авторитете Путина, а наоборот, его подкреплять. Отдельно нужно остановиться на результатах «несистемной» оппозиции. Как ни странно это прозвучит, но практическая реализация ее лозунгов для нее же оказалась губительной. Я имею ввиду в первую очередь кампанию ПАРНАСа в Костромской области. Кремль по сути сделал все, чтобы в этом регионе оппозиционеры могли принять полноценное участие в выборах, провести агиткампанию, встречаться с избирателями в городах и сельской местности. Может быть, даже слегка закрывая глаза на некоторые формальные нарушения, которые обнаруживали избиркомы. «Эксцессы исполнителей», типа задержания Ильи Яшина, на самом деле только подогревали интерес избирателей к этой кампании и способствовали, как говорят эксперты, повышению «узнаваемости» этой компании. Итог: Навальный привычно жалуется, что у оппозиционеров якобы «украли голоса»: вышло 2%, а так было бы целых 6%. Смешно, откровенно смешно… Дело ведь в том, что заклинаниями о «несвободных выборах» можно было годами маскировать собственную политическую несостоятельность - и заодно неумение, да и нежелание работать с избирателями. «Не регистрируют», «голоса воруют», «агитировать не дают» и т.п. и т.д. – многолетний набор универсальных «отмазок» от вопроса о реальных результатах политической деятельности. И вот в Костромской области был поставлен замечательный эксперимент. Зарегистрировали, поставили веб-камеры на избирательных участках, пригласили целый полк заграничных корреспондентов, полная свобода агитации и самовыражения, ничего похожего на «вбросы» и «карусели» прежних лет. И результат – 2%. Собственно, ничего иного и не могло произойти, если люди, приходя в регион, не знают, что сказать его жителям. Не о себе любимых и своих любимых лозунгах, а о них – избирателях, их региональных нуждах и проблемах, способах их решения. То есть сущностного, важного избирателям. А те прекрасно чувствуют, например, что их родную и любимую Костромскую область «пришельцы» воспринимают как некий трамплин или экспериментальный полигон, место в заксобрании – как страховку для личной неприкосновенности или подспорье для выборов в Госдуму в 2016 году. Ну и голосуют соответственно. Осталось только понять, как скоро либеральная оппозиция осознает, что вовсе не Путин или «кремлевские кукловоды», а именно она сама, отношение ее лидеров к родной стране и согражданам, являются первопричиной ее выборных злоключений и микроскопических результатов. Возвращаясь к общим итогам кампании, нельзя не заметить, что явным и важнейшим ее результатом стало, если можно так выразиться, оживление политической жизни. Политика и выборы в частности, как это и должно быть, воспринимаются не как набор ритуальных действий, которые должны закончиться известным заранее итогом, а как реальная практика улучшения жизни. Включите вечером эфир «Первого канала» - и вы увидите за столом в студии полный политический спектр – от представителей «партии власти» до ее завзятых критиков – которые нелицеприятно и детально обсуждают выборный политический инструментарий. Нужен ли «муниципальный фильтр» и зачем, каков должен быть избирательный барьер, каковы последствия его повышения или понижения и т.п. Политика, и не абстрактная, а вполне реальная, в которой мы все повседневно участвуем, оказалась «местом для дискуссий». И это абсолютно нормально. Александр Клюкин