"РОССИЙСКИЙ ПАРЛАМЕНТ ИДЕТ ПО ПУТИ ПРОФЕССИОНАЛИЗМА"

"РОССИЙСКИЙ ПАРЛАМЕНТ ИДЕТ ПО ПУТИ ПРОФЕССИОНАЛИЗМА"

30 ноября 2015 г. 17:10
День российского парламентаризма отмечается 27 апреля. Праздник был установлен три года назад и приурочен к открытию первого заседания Госдумы Российской империи, которая начала работать по старому стилю 27 апреля 1906 года. Как изменился с тех пор российский парламент и его депутаты, в интервью «Политаналитике» рассказала завкафедрой Сравнительной политологии МГИМО(у) МИД РФ Оксана Гаман-Голутвина:

Для адекватной оценки характера и тенденций эволюции российского парламентаризма, имеет смысл рассматривать этот феномен в сравнительном измерении. В этой связи представляет интерес исследовательский проект по изучению эволюции парламентаризма и персонального состава парламентов более чем 20 европейских стран, которое было осуществлено на протяжении последних почти 15 лет группой исследователей под эгидой комитета Политические элиты и международные ассоциации политической науки. Предметом исследования были особенности национальных моделей парламентаризма европейских стран, персонального состава и тенденции эволюции. Руководителем российской части проекта была профессор Гаман-Голутвина. Было вовлечено более 20 европейских стран, по итогам этого масштабного исследования, было издано три огромные коллективные монографии, одна из них вышла сравнительно недавно. Отправной точкой для исследования стал 1848 год, поскольку после революции 1847 года во многих европейских странах возникли парламенты, хотя в некоторых странах, прежде всего, в Великобритании парламент сформировался значительно раньше. Особенностью этого проекта было то, что эволюция парламентаризма рассматривалась в контексте глобальных трендов политических эволюций европейских стран. Выявлено, что формирование эффективно функционирующих парламентов было важным условием и одновременно результатом появления конкурентной публичной политики в европейских странах. Второй момент заключался в том, что эволюция парламентаризма противоречиво сочетала в себе с одной стороны, тенденции демократизации, потому что расширялся пул людей, из которого черпались парламентарии, и сам парламент выполнял функцию социального лифта. А с другой стороны, происходила профессионализация парламента, поскольку развитие парламентаризма требовало профессионально подготовленных депутатов. То есть людей, которые парламентское представительство считает своей профессией. Что касается российского парламентаризма, он зародился достаточно поздно, позже, чем во многих европейских странах и развивался довольно неровно. Известно, что Первая Государственная Дума начала свою работу в 1906 году, и, к сожалению, через 72 дня она была распущена. Вторая Дума просуществовала тоже немногим более ста дней. В целом на протяжении своего существования российский парламент претерпел довольно сложную эволюцию, в рамках которой можно выделить три основных этапа: начало XX века – с 1906 по 1917, советский период – с 1917 по 1991, и современный этап, начало которому было положено принятием Конституции 1993 года. Если рассмотреть в исторической ретроспективе, можно сказать, что тенденции эволюции современного российского парламентаризма в основном совпадали с европейскими векторами. Во всяком случае, доминирующей была как раз профессионализация деятельности. В нынешнем парламенте более 50% депутатов, которые имеют опыт парламентской работы в предшествующих созывах. И это один из критериев идентификации профессионализации в европейских парламентах – степень преемственности парламентского корпуса. В качестве другого критерия парламентаризма рассматривается участие партий в парламентском рекрутинге. И надо сказать, что российские политические партии достаточно активны в этом процессе, и на протяжении двух созывов Думы партии были монополистами в рамках рекрутинга.Следующий момент, который также учитывается, касается вопроса о том, совпадает ли социальный профиль парламентариев и социальная структура парламента. Речь идет о том, что депутат не обязательно должен выражать интересы той социальной общности, из которой он вышел. Депутат, в принципе, может артикулировать и агрегировать в своей деятельности интересы не только своей социальной группы. И четвертый критерий, который, как правило, используют, в европейских странах как индикатор профессионализации депутатов, - парламентские зарплаты должны являться единственным источником средств существования для депутатов. У нас есть закон о статусе депутата, который, в общем-то, таким же образом трактует эту норму. В целом, она выполняется, однако бывают, и нередко, нарушения. Дума в последние годы достаточно четко реагирует на эти нарушения, о чем свидетельствуют в частности, истории депутатов Гудкова, Пехтина и других. Это означает, что все-таки тренд профессионализации наличествует. Вместе с тем, как показало изучение европейского и российского опыта, профессионализация парламентаризма - это процесс противоречивый, имеющий свои и негативные стороны. Например, в европейской практике в качестве индикатора профессионализации рассматривается практика внутриэлитного торга во избежание конфликтов. Российская практика знает серьезные конфликты - достаточно упомянуть трагические события октября 1993 года, но вместе с тем, можно сказать, что практика кулуарных договоренностей и в России, и в других странах, не свободна от элементов сговора не только в интересах избирателей, но и иногда и за счет избирателей. И известное понятие «железного закона» олигархии Михельса, к сожалению, проявляется и в нашем парламенте. Тем не менее, позитив процесса развития российского парламентаризма проявляется в том, что парламент стал действительно площадкой законотворческого процесса, в целом сложилась традиция вполне конструктивного взаимодействия различных ветвей власти. Кроме того, российские депутаты в полной мере обрели навыки профессиональной парламентской деятельности.Если говорить о соотношении групповых, личных интересов депутатов и общегосударственных, то в этом отношении, безусловно есть, над чем работать. Иногда личное и групповое заслоняет общегосударственное. Но тренд в этой ситуации, мне кажется, в целом позитивен. Феномен конца 2011 года я бы рассматривала в контексте характерной для того периода низкой эффективности функционирования каналов политической коммуникации между обществом и истеблишментом. С моей точки зрения, это отчасти стало результатом отмены прямых губернаторских выборов и перехода к пропорциональной системе формирования Государственной Думы. Это несколько затруднило коммуникацию общества и власти. Как правило, отсутствие обратной связи приводит к повышению напряженности. Это мы и увидели. Думаю, возвращение к смешанной системе формирования Госдумы и возвращение прямых выборов губернаторов будет способствовать повышению эффективности коммуникации общества и власти. Не хочу сказать, что наш парламент идеален - отнюдь, и неслучайны периодически вспыхивающие в стенах Думы скандалы. Но парламент во многом зеркало общества - существующие в обществе проблемы проецируются и на картину в Госдуме. Но в целом я оцениваю перспективы российского парламента вполне позитивно. И то, что вменяется в вину, я именно в этом вижу достоинства. Законотворческий процесс довольно скучен, и то, что условно говоря, называют рутиной - для меня есть проявление штатного характера работы парламента. Законотворчество предполагает тщательную проработку массивных баз всевозможных данных, и митинговые страсти здесь вряд ли уместны.