ПЕРЕСМОТР КОНСТИТУЦИЙ БЫЛ ОТВЕТНОЙ РЕАКЦИЕЙ НА КРИЗИС

ПЕРЕСМОТР КОНСТИТУЦИЙ БЫЛ ОТВЕТНОЙ РЕАКЦИЕЙ НА КРИЗИС

30 ноября 2015 г. 18:02

2 июня в 13:30 зале заседаний Ученого совета МГИМО состоялся круглый стол, посвященный обсуждению проблематики национальных моделей демократий в современном мире. Эйрикур Бергманн, профессор университета Билфроста (Исландия) рассказал о роли конституций в демократиях и опыте различных обществ в пересмотре конституций.

Подробно профессор Бергманн остановился на ситуации в Исландии, где кризис 2008 года настолько сильно ударил по основам общества, что эскалация социального напряжения имела все шансы перерасти в революцию.

В 2008 году три самых крупных банка, которые составляли 85% всей финансовой системы Исландии и менее чем за десятилетие смогли в десять раз увеличить свою долю в ВВП страны, потерпели крах в течение недели. Рынок ценных бумаг фактически перестал существовать. Исландская крона, по заявлению правительства, «умерла», вызвав безудержную инфляцию, которая в последующие недели и месяцы в буквально уничтожила сбережения большей части населения. При этом стоимость недвижимости упала более чем на треть, а безработица достигла беспрецедентного уровня. Тем не менее, после введения валютного контроля обвалившаяся крона, в конце концов, стабилизировалась на половине своей докризисной цены.

Крах 2008 года был не только серьезным экономическим кризисом, но и сокрушительным ударом по политической системе Исландии. Ключевые государственные институты и элиты обвинялись в продвижении и обвале неолиберальной модели. Наблюдался кризис капитализма, который открыл новые возможности для проведения политических реформ, а также для восстановления экономики. В результате преимущественно ненасильственных протестов, названных «кастрюльной революцией» (búsáhaldabyltingin), социал-демократическое коалиционное правительство, во главе которого стоял Гейр Хорде, было вынуждено уйти в отставку в феврале 2009 года.

Тогда правительство в полной мере осознало острую необходимость реформ. Вслед за кризисом и «кастрюльной революцией» были начаты многие инициативы не только с целью возрождения неолиберальной модели, но и изменения политической системы Исландии. Призывы к политическим реформам звучали именно со стороны населения. Начался процесс зарождения «новой» Исландии: так, были сформированы многие неправительственные организации, предлагавшие различные пути выхода из кризиса.

Истории известны и иные случаи, когда крупномасштабный кризис вызвал к жизни конституционную реформу. Действительно, пересмотр конституции вряд ли возможен без каких-либо серьезных потрясений. Когда катастрофа мобилизует общественные силы на принятие фундаментальных изменений, возникает так называмый «момент для конституции».

Эпоха современных конституций началась в конце XVIII века. В 1995 году профессор Джон Элстер описал семь волн конституционного строительства, охватившего Европу и Северную Америку, а также их бывшие колонии по всему миру, после провозглашения Декларации независимости США в 1776 году. Конституции «первой волны» появились в конце XVIII века после революций в США и Франции, тогда как «вторая волна» накрыла Европу после революций 1848 когда. В этот период в европейских государствах (даже в государствах Италии и Германии) было принято около пятидесяти новых конституций.

После Первой мировой войны многие новые государства, такие как Польша и Чехословакия, писали свои конституции в период «третьей волны», в то время как под давлением держав-победите- лей во Второй мировой войне Германия, Италия и Япония создали свои конституции, устанавливавшие демократическое правление, уже в рамках «четвертой волны». «Пятая волна» конституционного строительства пришлась на время распада британской и французской колониальных империй, начавшегося с Индии и Пакистана в 1940-х годах, а затем постепенно набиравшего силу и завершившегося в Африке в 1960-х годах. Что касается «шестой волны» конституционного строительства, то она началась в Южной Европе в середине 1970-х годов с падением диктаторских режимов в Греции, Португалии и Испании. «Седьмая волна» затронула Восточную Европу в 1990-е годы: тогда введение многих новых и прогрессивных конституций происходило после падения коммунизма, ознаменовавшего окончание холодной войны. Во всех вышеотмеченных случаях пересмотр конституции был ответной реакцией на кризис или другие чрезвычайные обстоятельства. Стоит подчеркнуть, что конституция Финляндии 2000 года появилась скорее в результате кризисных явлений в банковском секторе в Скандинавии в 1990-х годах. В своих исследованиях Джон Элстер упоминает только два случая, когда учредительный документ государства создавался в обычных условиях, а именно Швецию 1974 года и Канаду 1982 года.

Конституционный процесс Исландии после краха 2008 года, в полной мере вписывается в концепцию «момента для конституции» и наряду с другими инициативами мог бы ознаменовать начало «восьмой волны» в результате кризиса международной кредитно-валютной системы. Наряду с Исландией процесс пересмотра конституции уже был начат на микроуровне в Канаде, Голландии, Бельгии, Ирландии и Эстонии.

В 1991 году Джеймс Фишкин опубликовал свою авторитетную книгу о демократии и принципе совещательности. С этого момента многие аналитики затрагивают роль мини-сообществ (гражданских ассоциаций) в процессе принятии решений. Примечательно, что на сегодняшний день работы Юргена Хабермаса провоцируют большое количество дискуссий по поводу идеального типа совещательной демократии.

В 2010 году новое левое правительство Исландии решило начать процесс пересмотра конституции: предполагалось, что проект новой конституции будет представлен в три этапа. Во-первых, состоялся национальный форум, состоящий из 1000 человек, отобранных при помощи типологической выборки, собрался на однодневное совещание для обсуждения принципов и ценностей нового учредительного органа страны. Затем парламент созвал всенародные выборы в конституционный комитет, состоящий из 25 членов. Он должен был, принимая во внимание наработки национального форума и конституционного комитета, пересмотреть конституцию Исландии или выработать проект абсолютно нового документа.

В 2011 году Постоянно действующий совет начал работу над 700-страничным докладом от конституционного комитета и над обширной программой предложений от национального форума, состоящего из 1000 человек. Идея национального форума была довольно масштабной. Среди всех его требований упоминались улучшение защиты прав человека, защита суверенитета и языка Исландии, а также гарантии того, что ресурсы государства останутся общественным достоянием. Форум также соглашался на то, чтобы голос каждого гражданин имел одинаковую силу, а представители избирались согласно системе голосования с указанием кандидатов в порядке предпочтения

Совет решил сделать свою работу как можно более открытой общественности. Интерактивные дискуссии велись в ущерб дистанции, которое профессиональное сообщество традиционно держало в отношении широких масс. При помощи социальных сетей (Facebook и Twitter) совету удалось собрать несколько тысяч предложений в дополнение к 370, которые граждане присылали в своих письмах. Кроме того, в режиме онлайн он начал встречи и разработки документа совместно с гражданами. СМИ, наблюдавшие за этим любопытным процессом, заговорили о появлении в мире первой «краудсорсинговой» конституции, которая создавалась общественными активистами Исландии прямо на глазах международного сообщества.

По проекту новой конституции в 2012 году был проведен референдум, в результате которого две трети жителей высказались за принятие новой редакции конституции, однако итоговый проект так и не был принят из-за противоречий и внутренней политической борьбы.

Кейс Исландии используется отчасти как модель конституционной реформы в Мексике. В мировом масштабе она продолжает привлекать внимание обозревателей, что само по себе свидетельствует о ее эффективности.

Профессор Национального университета Сингапура Субрата Митра посвятил свое выступление процессу демократизации в Индии. По его мнению, индийская демократия прошла несколько этапов в своем развитии, а также рассказал об особенностях государственного управления в постколониальной Индии. Профессор Митра убежден, что демократия не должна восприниматься как самоцель.

В самом начале своего выступления профессор задался вопросом, почему опыт демократизации Индии может быть интересен специалистам по международным отношениям. Ответ на этот вопрос профессор начал с утверждения, что индийская демократия характеризуется своей устойчивостью и внутренней логической непротиворечивостью, но в то же время демократические институты подвержены влиянию «эффекта колеи». Объяснить сложившуюся модель можно, применив к ней элементы теории игр. Так, лица, принимающие решения, действуют согласно теории рационального выбора и в динамической перспективе трансформируют противников режима в его активных сторонников. Именно посредством этого процесса происходит формирование условий для существования и развития переходных демократия.

Аргументируя свою позицию, доктор Митра объединил модель динамического равновесия по Нэшу и концепцию институциональной динамики Норта. В рамках такого подхода смыкание интересов элит и народа в Индии произошло в период Британского колониального правления и индийского движения сопротивления.

В постколониальном (постзависимом) режиме в условиях динамической взаимозависимости государства-экономики-общества новые региональные и местные элиты сами становятся результатом процесса постепенного эффективного рекрутирования элит посредством конкурентных выборов. Новые элиты выбирают двухколейную стратегию (two-track strategy) одновременного отбора и исключения элит в долгосрочной перспективе. Вместо того, чтобы в качестве единицы анализа рассматривать государство, модель доктора Митры фокусируется процессе внутренней политики в рамках системы и предлагает анализировать демократическое управление как следствие государственной политики, основанной на праве, управлении порядком и стратегическом управлении, которое выражается в накоплении идентичности и ценностей влиятельных социальных групп.

Таким образом, ключевым фактором успеха индийской демократии доктор Митра считает достаточный политический капитал индийского социума.

Не стоит забывать и роли электоральной мобилизации и процесса установления политической повестки дня с привлечением граждан. В этом контексте доктор Митра привел пример инициативы нового премьер-министра Индии Наренда Моди, который в качестве одной из государственных политик учредил такую насущную для индийского общества проблему как отсутствие доступа к базовым условиям проживания и пообещал, что к 2018 году каждый житель Индии будет иметь доступ к современной системе канализации.

Другим аспектом, обеспечивающим динамическую устойчивость индийской демократии, доктор Митра считает модель асимметричного кооперативного федерализма, воплощающую баланс единства и многообразия.

В то же время существуют сферы, в который демократия пока не может справиться с острыми проблемами общества. В первую очередь, здесь можно отметить этнические и религиозные конфликты, которые актуальны для Индии в рамках решения вопроса Кашмира.

Подводя итог, доктор Митра задался несколькими вопросами.

Во-первых, можно ли оптимистично говорить о будущем демократии. Доктор Митра считает, что да. По его мнению, альтернативные авторитарные режимы в будущем будут интегрировать демократические элементы и таким образом способствовать переосмыслению демократии.

Во-вторых, можно ли говорить о различных путях к демократии при единой цели? Да, и теоретической основой такого движения должна стать теория динамического равновесия.

В-третьих, какова роль политического капитала в контексте демократизации? Политический капитал выступает одновременно и как структурная (управление законом и порядком, стратегические реформы, инкорпорирование ключевых социальных ценностей, механизмы регулирования и инновационные политические институты) и как агентская (эффективность, легитимность и доверие) основа демократизации.

Круглый стол декана факультета политологии А.Д. Воскресенского

В дискуссии приняли участие преподаватели, студенты магистратуры, а также иностранные студенты.

Участники дискуссии задались вопросом о важности культурного национального контекста в демократиях.

Обсуждалась необходимость демократии в условиях социальной нестабильности. Студент из Малайзии поднял вопрос о том, способна ли демократия противостоять насилию. Учитывая ситуацию с насилием на Ближнем Востоке, что важнее: прогресс и стабильность или демократия? Вопрос вызвал оживленную дискуссию.

А. Воскресенский поднял вопрос о теории Норта о насилии обществах, порядках открытого и закрытого доступа и роли культурного контекста демократий. Ответ на этот вопрос особенно важен в условиях России, где часто говорят о важности национальной культуры в демократизации

Круглый стол был проведен в рамках серии мероприятий “Демократии XXI: смена парадигмы” - международный исследовательский проект Фонда ИСЭПИ.