ЛОББИЗМ КАК ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ

ЛОББИЗМ КАК ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ

30 ноября 2015 г. 17:44

Важнейшую роль в американском лоббизме сегодня играют интеллектуалы. Причина этого явления – развитые со временем ограничения на передачу денег и материальных благ лоббистами представителям власти, которые дополняются сокращением лазеек для того, чтобы получать высокооплачиваемую работу от лоббистов после ухода с занимаемого поста. Существующие в США жесткие ограничения вынуждают лоббистов, с одной стороны, разрабатывать изощренную аргументацию с помощью услуг «мозговых центров» (think tank), а с другой – широко использовать СМИ и методы PR для воздействия на общественное мнение («внешний лоббизм»). Законодательство и политическая культура Америки делают почти нереальным продвижение специального интереса без разработки представления о том, как этот интерес связан с общественным благом. В США лоббист не может добиться от законодателя поддержки как таковой, в «голом виде», например, компании из сферы ВПК или какого-то некого медицинского препарата. Ему приходится убедительно связывать с компанией или товаром национальную безопасность, развитие высоких технологий, создание рабочих мест и иные концепции, понятные для общественного мнения. В данной ситуации профессиональные посредники-лоббисты вынуждены обращаться к американским интеллектуалам, развивать рынок интеллекта, чтобы получать идеи и экспертизу, обеспечивающие и легитимирующие специальные интересы клиентов лоббистов. Обычно лоббист не столько сам генерирует «Большую Идею», которую будет потом продвигать, сколько присоединяет отстаиваемые частные интересы к уже имеющейся идее, над которой работают интеллектуалы, и затем активно ее использует. Большое количество средств расходуется лоббистами не на собственно лоббистскую деятельность в виде прямого взаимодействия с представителями власти, а на подготовку петиций и изучение определенных вопросов. Лоббисту приходится заботиться, чтобы качество его документов было на достаточно высоком уровне: неубедительные, плохо подготовленные документы, став достоянием гласности, негативно отразятся на бизнесе лоббиста. Поэтому многие лоббисты прибегают к дорогостоящим услугам серьезных «мозговых центров», которые готовят аналитические доклады и проводят законодательную экспертизу тех или иных инициатив Необходимо указать, что многие клиенты лоббистов направляют значительные средства в «мозговые центры» от своего имени, без их предварительного перечисления лоббисту-посреднику. Расходы на оплату работу «мозговых центров», хотя и делаются клиентами по совету лоббиста, нередко не оформляются как деньги, потраченные на лоббизм, хотя с юридической точки зрения это спорный подход. Следует отдельно подчеркнуть – речь идет не об уже привычных российскому взгляду PR-кампаниях. Каждый год группы интересов в Вашингтоне тратят огромные средства на защиту своих интересов. Природа этих интересов двойственна – кроме очевидной финансовой выгоды, в основе каждого интереса лежит какая-либо идея. Корпорации, группы интересантов, союзы и комитеты общественного действия находятся в постоянном взаимодействии с «рынком мысли», который работает как отдельная эффективная индустрия, обеспечивающая связь специального интереса с пониманием общественного блага. Собственно, настоящее влияние измеряется именно тем, сколько людей в США разделяют идею той или иной группы интересов. Часто эта позиция отражается в количестве потраченных средств и принятых законодательных актов. Однако есть примеры непрямой зависимости этих показателей и степени влияния. Если утверждение о связи определенных идей и политического лоббизма не является неожиданным, то аналогичное утверждение о связи идей и отраслевого лоббизма нуждается в доказательствах. Пожалуй, самое яркое из них – ситуация в здравоохранении. Например, самая крупная профессиональная ассоциация стоматологов в мире, American Dental Association, лоббирует в Конгрессе США сразу несколько законодательных инициатив. Среди них есть как очевидно выгодные ее членам (финансирование стоматологических исследований, поддержка студенческих кредитов и программ стажировки), так и те, что касаются абсолютного большинства жителей страны – инициативы по увеличению сумм стоматологического страхования, об обязательном фторировании воды, а также в области борьбы с табакокурением. Не менее характерна ситуация в и энергетике – одной из тех отраслей, где действуют крупные корпорации. Например, Exelon Corporation, один из ведущих операторов ядерных электростанций США, владеет солнечной и гидроэлектростанцией. Эта компания, которая является самым конкурентоспособным производителем энергии в США, поддерживает тесные связи с администрацией Обамы в качестве советников и организаторов благотворительных акций, но также активно сотрудничают с республиканцами. Одна из главных лоббируемых ею идей - тотальное ограничение торговли квотами на эмиссию парниковых газов. Эта идея связана с распространенной в США концепцией защиты окружающей среды, но одновременно она соответствует интересам компании-заказчика, которой выгодно увеличение производства ядерной и альтернативной «зеленой» энергии на фоне сокращения производства энергии за счет сжигания углеводородов – нефти, газа, угля. Показателен пример и одного из важных клиентов крупнейшей лоббистской фирмы США Patton Boggs LLP – Kidney Care Partners, сообщества, объединяющего пациентов, страдающих от почечной недостаточности, их законных представителей, доноров, производителей оборудования и лекарств, врачей, сиделок и других медицинских работников этой сферы. Цель данной организации заключается в том, чтобы помочь страдающим от почечной недостаточности вести полноценную жизнь. В связи с этой идеей организация занимается продвижением конкретных программ страхования, выступает против сокращения льготного лекарственного обеспечения, что предполагает программа Medicare, лоббирует социальные и финансовые программы помощи тем, кто подвергся пересадке почки. При ближайшем рассмотрении почти каждый конкретный лоббист в своей деятельности ориентируется на то, что без апелляции к общему благу, без понимания того, что является социально допустимым, усилия по лоббированию любых интересов обречены в США на провал. При этом лоббист не столько сам генерирует «большую идею», которую будет потом продвигать, сколько присоединяет отстаиваемые частные интересы к уже имеющейся идее и затем активно ее использует. Лоббистские группы, не учитывающие интересы общества, терпят сокрушительное фиаско. Примером может послужить судьба компании Metabolife International, интересы которой в свое время представляла та же фирма Patton Boggs LLP. Metabolife International занималась производством и распространением путем сетевого маркетинга биологически активных добавок (БАДов). Среди их продуктов самой популярной (и самой прибыльной) долгое время оставалась «Metabolife-365» – биологически активная добавка на основе эфедры. Добавка способствует похудению, развитию выносливости у спортсменов и обычных людей, поддержанию высокого уровня энергии в течение дня. Именно под такими лозунгами осуществлялось лоббирование интересов компании Metabolife International против введения законодательного запрета на свободное распространение добавок, содержащих эфедрин. Однако помимо описанных достоинств, эта добавка обладала многочисленными побочными эффектами, среди которых психоз, инфаркт, инсульт, диабетический кетоацидоз и даже гибель принимающих ее. Последствия употребления этого продукта оказались крайне серьезными – зафиксированы многочисленные случаи возникновения самых тяжелых побочных эффектов, вплоть до смерти. После введения запрета на свободное распространение препаратов, содержащих эфедру, руководителю компании Майклу Эллис было предъявлено обвинение в даче ложных показаний с целью помешать ввести регулирования эфедрин-содержащих препаратов и обвинения компании в уклонении от уплаты налогов. Майкл Эллиспризнал себя виновным, и был приговорен к 6 месяцам заключения в федеральной тюрьме и 20 тыс. долларов штрафа. Компания Metabolife International разорилась, т.к. получила ряд судебных исков по причинению вреда здоровью на сумму более 1 млрд. долларов.