ТОЧКА СБЛИЖЕНИЯ МЕЖДУ США И РФ ЕСТЬ – НА ОДНОМ ИЗ НАПРАВЛЕНИЙ

ТОЧКА СБЛИЖЕНИЯ МЕЖДУ США И РФ ЕСТЬ – НА ОДНОМ ИЗ НАПРАВЛЕНИЙ

18 ноября 2015 г. 19:32

Международное сотрудничество по борьбе с “Исламским государством” выходит на новый уровень после терактов в Париже. Вот уже не только британские, но и российские корабли выходят в Средиземное море, чтобы прикрывать авианосную группировку ВМС Франции при проведении операции в Сирии. Франсуа Олланд, выступая в эти дни, неоднократно говорит о том, что намерен призвать лидеров США и РФ создать широкую коалицию, которая нанесет решающий удар по террористам. Французский президент отправится в Вашингтон в следующий вторник, а в Москву — в четверг. В свою очередь Барак Обама заявил, что если Россия готова сосредоточиться на войне против ИГ, то США поддержат сотрудничество с Москвой в рамках этой военной кампании. При этом аналитики и политики с обеих сторон – и западные, и наши – призывают не увлекаться оптимистическими настроениями и осторожно воспринимать наметившийся прогресс на линии Россия-Запад. По мнению президента Центра стратегических коммуникаций Дмитрия Абзалова, мы, конечно, наблюдаем некоторое улучшение на одном из направлений взаимодействия США и России, но за скобками остаются многие другие вопросы – начиная с Крыма и заканчивая санкциями: — Очевидно, что есть точка пересечения по Сирии, но там есть некоторые особенности. Понятно, что ИГИЛ — это общепризнанная террористическая угроза. Но необходимо понять для начала политическую схему решения конфликта в Сирии. И также необходимо понять позиции государств по другим исламистским организациям, по той же самой “ан-Нусре” (террористическая группировка, действующая на территории Сирии – прим.ред.) или по Свободной сирийской армии (одна из крупнейших повстанческих вооружённых группировок в Сирии, ведущих вооружённую борьбу против правительства – прим.ред.).

Ранее было озвучено условие, что все представители “армии”, кто сложит оружие, будут воевать против ИГИЛ. Вопрос в том, что будет с теми, кто не сложит оружие. Несомненно, есть прогресс в отношениях РФ и США по решению ряда вопросов, но, опять же, Вашингтон не заинтересован в том, чтобы “сливать” повестку на Ближнем Востоке, тем более партнерам. Поэтому это будет очень сложный переговорный процесс (по Сирии).

О каком-то фундаментальном улучшении в отношениях Москвы и Вашингтона я бы не говорил в ближайшие несколько месяцев. Я думаю, что серьезные подвижки в американской политике произойдут ближе к российским парламентским выборам в сентябре и президентским выборам в США – это ноябрь. Вот такие временные рамки. Я связываю их с возможным прекращение режима санкций, со схождением позиций по Украине и реализации минских соглашений, с созданием коалиции по Сирии, с активизацией сотрудничества двух стран в рамках юго-восточной Азии. Я думаю, что все эти вопросы будут очень актуальны после каких-то значимых изменений. А ими могут стать приход в Белый Дом нового президента США, либо выбор нового политического курса в России.

Что касается роли Франсуа Олланда в сегодняшней ситуации, в международной борьбе против “Исламского государства”, тут надо понимать две вещи. В свое время Франция уже сыграла роль примирителя в грузинском конфликте – вспомните план Саркози-Медведева. Второе, надо понимать, что Олланд уходит, грядут парламентские выборы во Франции, происходит серьезное усиление правых, в том числе Саркози и Ле Пен.

Поэтому, он, конечно, стратегический партнер, и понятно, что французское общество к этому подготовлено. Но необходимо более четко аргументировать свою позицию, Франция может быть таким медиатором, тем более что, Германия, которая традиционно подобную роль играла, эту свою функцию за последний год точно потеряла. Сейчас может быть такой переломный момент, тем более, что проблема очень серьезная, и ни Франция, ни Германия ее самостоятельно решить не могут на данном этапе.