ТЕРАКТЫ В ПАРИЖЕ ИЗМЕНИЛИ РАССТАНОВКУ ПРИОРИТЕТОВ В РОССИЙСКО-ЗАПАДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

ТЕРАКТЫ В ПАРИЖЕ ИЗМЕНИЛИ РАССТАНОВКУ ПРИОРИТЕТОВ В РОССИЙСКО-ЗАПАДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

16 ноября 2015 г. 17:03
В Турции проходит саммит "большой двадцатки". Центральной темой форума стали вопросы борьбы с терроризмом. После серии атак, совершенных в Париже, страны наконец пришли к единому мнению - бороться с исламскими боевиками необходимо сообща. Об этом говорилось и на встречах Владимира Путина с лидерами государств-членов G20. Эксклюзивный комментарий по этой теме "Политаналитике" дал доцент МГИМО, руководитель агентства "Внешняя политика" Андрей Сушенцов. Он считает, что произошедшая трагедия сменила приоритеты во внешней политике государств:— Теракты в Париже были явлением, которые изменили всю расстановку приоритетов вокруг Сирии, в российско-западных отношениях. Сразу после того, как они произошли, стало понятно, что произойдут долгосрочные изменения. Первое: резко поменялись приоритеты ведущих стран Запада и НАТО в сирийском кризисе. Стало понятно, что борьба с Асадом и его правительством - это второстепенный приоритет, а главной целью должны быть люди, которые занимаются терроризмом на Ближнем Востоке и в Европе. Западные страны сблизили свою политику с российской. Произошло не взаимное сближение позиций, а именно западные страны скорректировали свою позицию. Ведь Россия систематически предлагала им такой сценарий работы. Поэтому, как ни печально это признавать, но теракты оказали благотворное воздействие на общий долгосрочный процесс борьбы с международным терроризмом, который исходит с Ближнего Востока. Я думаю, что короткая незапланированная встреча, которая произошла у президентов Путина и Обамы по инициативе американской стороны (это видно хорошо в видеохронике - Обама просто подошел к Путину, предложил переговорить, тот не был готов к встрече, но согласился, и они в течение 20 минут обсуждали нюансы), судя по тому, какие были даны комментарии Белого дома, готовилась американской стороной еще до теракта. Какой-то набор предложений, вполне допускаю, были в работе раньше. Теракты в Париже, несомненно, внесут крупные изменения в отношениях России и Запада.Я вижу 2 этапа, которые были уже обозначены переговорщиками. Первый - это политическое урегулирование в Сирии, прекращение огня, наступление перемирия, формирование коалиционного правительства, включение в правительство сил оппозиции, вероятно, досрочные президентские выборы, подтверждение Асада или его уход с президентства – это не важно, важно возвращение этой дискуссии в политическое русло. Второе - это коллективная, вместе с сирийским правительством, борьба с экстремистами в Сирии, затем, видимо, в Ираке, которая уже потребует усилий не только у сирийского правительства, России и США, но также и региональных держав. В этой связи нашим западным партнерам есть над чем поработать. Нужно обеспечить надежную поддержку со стороны региональных союзников, в первую очередь Турции, арабских стран Персидского залива, их участие в деятельной борьбе с экстремизмом. Надо полагать, что в ней примет участие Иран. Можно говорить, что иранское правительство окажется союзником в этой борьбе. А вот названные мною страны – Турция, арабские страны Персидского залива – под большим вопросом. Я надеюсь, что влияние США на них достаточно существенно, чтобы побудить эти страны пересмотреть свои приоритеты вслед за европейцами. Пока этого не произошло. Но это та работа, которую предстоит делать, и с большей степени придется делать нашим западным партнерам.