“АРАБСКАЯ ВЕСНА” В БОЛЬШОЙ ИГРЕ: БУТОНЫ ДЛЯ СРЕДНЕЙ АЗИИ

“АРАБСКАЯ ВЕСНА” В БОЛЬШОЙ ИГРЕ: БУТОНЫ ДЛЯ СРЕДНЕЙ АЗИИ

12 ноября 2015 г. 16:31

Визит эмира Кувейта в Россию в первой декаде ноября продолжил серию контактов российского президента с первыми лицами государств Ближнего Востока. Только за минувшие неполные два месяца Владимир Путин переговорил по телефону с королем Саудовской Аравии Салманом ибн-Абдул Азизом Аль Саудом, встретился с министром обороны и по совместительству наследным принцем этой страны Мухаммедом бин Сальманом ас-Саудом, а также принял президента Сирии Башара Асада и лидера Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Эти и другие межгосударственные контакты на более низких уровнях и в разных форматах состоялись на фоне продолжающейся войны в Сирии. “В ту секунду, как Российская Федерация продемонстрировала, что она готова воевать за свои принципы, она мгновенно стала чрезвычайно интересна всем игрокам региона, в том числе, лидерам стран Персидского залива, вне зависимости от того, хотят эти люди нас купить, обмануть или с нами договориться. Каждый о своем”, отметил в эксклюзивном интервью “Политаналитике” президент научного центра “Институт Ближнего Востока” Евгений Сатановский. На просьбу нашей редакции разъяснить крайне противоречивую (с нашей точки зрения) политику многих ближневосточных стран известный востоковед представил достаточно подробную картину происходящего на “Большой шахматной доске” в регионе Ближнего Востока.

ПЕШКИ, ФЕРЗИ, КОРОЛИ В КОНТЕКСТЕ ТЕРРОРИЗМА — Противоречия здесь – с точки зрения дилетантов, сидящих за пределами региона. Кто-то воюет с террористами, кто-то террористов поддерживает, кто-то использует террористов в качестве инструмента собственной политики, как это происходит с Катаром, Саудовской Аравией, с Турцией, с Пакистаном. Кто-то террористам сочувствует и поддерживает их финансово.

Деньги, которые они получают и от стран залива, и от населения, поскольку широко развита система фандрайзинга - сбора средств в кругах не-шейхов и не-миллиардеров, куда как более скромных, но сочувствующих делу распространения салафитского чистого ислама – работают на дело Джихада. Собирательный Джихад против крестоносцев – это же святое. Когда Всеволод Чаплин, выступив, сказал о священной войне в Сирии, а ему все зааплодировали, его слова были переведены на арабский язык совершенно четко, как “крестовые походы”, и сегодня он самый “популярный” христианский священник в арабском мире, его лицо знают все, кто использует его слова для сбора денег и для вербовки боевиков, чтобы воевать как с “русскими крестоносцами”, так и на всех остальных направлениях где только будет возможно, в том числе и в России.На Ближнем Востоке происходит жесткая конфронтация Ирана и Саудовской Аравии в рамках обычной и геополитической конкуренции, и конкуренции шиитского и суннитского ислама. Экспансия в светские государства арабского мира, которая началась в рамках “арабской весны” – это уничтожение светских государств руками их собственного населения при поддержке Запада, благостно смотревшего на это как на демократизацию региона, при прямой военной поддержке, иногда при политической. Благо США, Франция, Британия давно уже превратились из стран, которые ведут самостоятельную политику, в некоторый инструмент политики Саудовской Аравии или Катара. Турция при этом, нависающая над регионом с Севера, устанавливает свою оттаманскую порту в рамках мягкого исламистского режима, жестко конфронтирует с курдами, разорвав по внезапному эмоциональному решению Реджепа Эрдогана перемирие с рабочей партией Курдистана, и платит за это очень дорого, поскольку легко победить курдов невозможно. Зато в Турции взрываются трубопроводы и война курдов против армии и полиции распространилась на всю территорию этой страны. При этом “большой сирийский проект” турок, катарцев и саудовцев, похоже, срывается. Появление там российских Воздушно-Космических Сил (ВКС) чрезвычайно неприятно удивило Анкару, Доху и Эр-Рияд. И то, что говорить с этими государствами можно только с позиции силы, а ни с какой другой, доказывают, в том числе, переговоры в Вене, где внезапно саудовцев удалось “продавить” насчет присутствия на переговорах Ирана, а уж дальше как это будет – мы увидим. Но понятно, что “героический” проект немедленного свержения Асада, прокладки трубопровода через сирийскую территорию на Турцию с идеей о том, что катарский газ и саудовская нефть пойдут в Европу через турецкую территорию, - и американцы в данном случае поддерживали все, что происходило в Сирии, как и французы, как и британцы, исходя из идеи о том, что Асада свергнут, удастся вытеснить оттуда российские энергоносители, – все это проваливается.

СЕВЕРОАФРИКАНСКИЙ ФЛАНГ БОЛЬШОЙ ИГРЫ — Ливия как страна не существует. Там идет тяжелейшая гражданская война между территориальными милициями, исламистами, исламским эмиратом в Дерне, милициями Мисураты и Зинтана, племенными ополчениями Тубу, берберскими ополчениями на границе. Наконец, на египетской границе действует генерал Калиф Хафтар, своими летчиками поддерживающий остатки каддафистского режима.

В Тунисе исламисты, захватившие власть после начала "арабской весны", потерпели тяжелое поражение на парламентских выборах. К власти, как минимум на время, вернулась прежняя элита. Исламисты за время своего управления страной не смогли сделать ничего. Разве что заменить собой предыдущих коррупционеров, с тем же или большим уровнем коррупции. В Египте военные свергли власть "Братьев-мусульман" после года правления. Именно Ас-Сиси (действующий президент Египта – прим. ред.) был человеком, который сверг президента Мурси (один из лидеров и ставленник радикального исламистского движения “Братья-мусульмане” – прим. ред.). Вопреки мнению США и требованиям президента Обамы оставить исламистов в покое, нынешний президент ведет войну с террористами на Синае, во внутренних провинциях Египта. А террористические группировки, поддерживаемые Катаром на Синае и турецкой разведкой, если говорить о территории Судана и частично Ливии – ведут инфильтрацию через египетскую границу. Египет, с одной стороны, успешно реализует успешные проекты, вроде параллельной нитки Суэцкого канала, которая расшивает движение в одну сторону и резко повышает его пропускную способность. На саудовские деньги, разумеется. С другой стороны, Египет ожидает экономического коллапса, который может наступить после начала заполнения четырехкаскадной группы водохранилищ и плотин “Возрождение” в Эфиопии на Голубом Ниле в 2017 году. После чего Египет будет получать на треть меньше воды и вырабатывать на 40% меньше электричества на протяжении 6 лет. А потом до конца истории, даже если не будет других узлов на Голубом Ниле – на 20% меньше воды.Сомали как государства также больше не существует. Расколото на множество анклавов: Гальмудуг, Пунтленд, Сомалиленд. На регионы, которыми командует Ахлу Сунна Аль-Джамаа. Фактически правительство и президент удерживают под контролем несколько кварталов столицы Могадишо. А вот южный порт Кисмайо переходит то к исламистам "Аш-Шабаб", то к кенийским войскам. То его берут штурмом войска Африканского Союза, то есть Уганда, Руанда. И в данном случае теракты исламистов в Кении, в том числе резонансные в Найроби, связаны именно с сомалийской диаспорой, сомалийскими террористами на территории этой страны. Поскольку крупнейший лагерь беженцев - полмиллиона человек на севере Найроби, как и все остальные лагеря беженцев (мы хорошо знаем о сирийской ситуации, о ситуации в палестинских лагерях беженцев) – это лучшее место для вербовки боевиков. В Эритрее продолжает править радикальная диктатура Исайяса Афеворки, крайне престарелого человека. Там идет борьба между афарами и исса. И Саудовская Аравия и ОАЭ всерьез вкладываются в эритрейские порты. При том, что у Эритреи прочные отношения и с Израилем, и с Ираном. Господин Афеворки здесь удивительный тип. Аравийские монархии закрепляются в Эритрее, пытаются закрепиться, но с очень сложными, противоречивыми результатами в Джибути. Эритрея в данном случае – это плацдарм Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов, и понятно, почему: ввязавшись в тяжелую войну с хауситами на территории Йемена, аравийские монархии терпят очень серьезные поражения, им нужно хотя бы каким-то образом перекрыть каналы контрабанды оружия.Судан, расколовшийся на Южный и Северный, продемонстрировал, чем кончается официальное признание постколониальных границ. Южный Судан, как проект Госдепартамента США, полностью провалился. Тяжелая гражданская война между динка, нуэр, другими племенами. На севере продолжаются тяжелые конфликты, иногда сопровождающиеся геноцидом населения в Дарфуре и в провинциях. Идет война за нефтяную провинцию Обьи между севером и югом Судана.

В ЭПИЦЕНТРЕ “ВЕСНЫ” - АРАВИЙСКИЙ ПОЛУОСТРОВ — На Аравийском полуострове идет тяжелейшая война в Йемене саудитов с хуситскими племенами. Фактически есть договоренность саудовцев и ОАЭ о разделе Йемена на сферы влияния. В Аравийской коалиции принимают участие и другие монархии Персидского залива, кроме, разумеется, ибадитского (ибадизм – умеренное исламское течение, отличается от шиизма и суннизма – прим. ред.) Омана. И, тем не менее, аравийские монархии теряют там очень большое количество людей, боевой техники. Хуситы отошли в места исходной дислокации с юга. Но даже побережье с городом Ходейда аравийская коалиция захватить не может. Бомбит она без доразведки снизу в “белый свет как в копеечку” – очень высокий уровень потерь среди гражданского населения. Разгромлен госпиталь "Врачей без границ".

Но и аравийские монархии получают очень неприятные сюрпризы в виде попадания ракет в их лагеря дислокации. Они вынуждены подтягивать "пушечное мясо" из Эритреи, Марокко, Судана, Египта. И в данном случае пошли, конечно, в первую очередь суданские и эритрейские военные, которых туда привезли транспортные корабли ОАЭ через Красное море. Ну а уж египтяне прислали, скрепя сердце, небольшой контингент, потому что безоговорочная победа салафитских монархий им совсем не нужна, как, впрочем, и поражение Саудовской Аравии, которая финансирует египетскую экономику, в то время, как Йемен фактически спасает ее от распада под ударами "Исламского государства" (запрещена в России – прим. ред.) - террористической организации, возникшей на базе раскола Аль-Каиды и поддержанной Катаром. Последнее, что можно сказать собственно об Аравийском полуострове - то, что Саудовская Аравия продолжает оккупировать Бахрейн. Султанат Оман с его ибадитским режимом, - а это единственная страна в мире, где ибадиты являются контролирующим государство населением, – в данном играет очень любопытную роль медиатора между Ираном и странами арабского мира, в том числе Аравийского полуострова.

ПОЛЕ БИТВЫ – БЛИЖЕ К ЕВРОПЕ — Катар и Саудовская Аравия продолжают поддерживать радикально-исламистские группировки в Сирии, Ираке и за пределами этих стран. Саудовская Аравия традиционно делает ставку на свой инструмент – классическую "Аль-Каиду" со всеми ее подразделениями. Катар - и на "Братьев-мусульман", и на радикальное салафитское "Исламское государство" (запрещено в РФ – прим. ред.).

Ирак расколот, шиитское представительство в Багдаде при поддержке Ирана отбивается от суннитских радикалов. На северо-востоке курды фактически создали свое государство со столицей в Эрбиле. Центральные районы контролируются суннитами, причем над племенами стоит радикальная исламистская группировка, которая называется “Исламским государством”, представляющая собой некий альянс местных племен, баасистов и радикальных исламистов – джихадистов-интернационалистов, боевиков из-за границы. В рядах “ИГ”, в целом, около 40 процентов бойцов прибыли из-за границы, а если говорить о формированиях в соседней с Ираком Сирии, то до 60 процентов боевиков составляют иностранцы. На территории Сирии различные исламистские группировки – “ИГ”, “Джабхат ан-Нусра”, “Ахрар аш-Шам” (то есть собственно “Аль-Каида”) и “Братья-мусульмане”, в том числе, поддерживает Турция. Сейчас эти группировки терпят очень серьезные поражения под ударами российских ВКС, а на земле – от сирийской армии, иранцев и различных шиитских, курдских, иракских, иранских формирований. Ключевой вопрос – это взятие города Эр-Ракка, что отсекает иракскую часть террористической структуры от сирийской, нефтяные каналы, идущие в Турцию, лишает их денег. Именно поэтому турецкое руководство, которое заинтересовано в свержении Асада, и получает многомиллионные прибыли от нефтяной контрабанды, делая все возможное, чтобы не упустить эту ситуацию, атакуя курдов каждый раз, когда есть опасность падения города Эр-Ракка. Однако анонсированный американцами удар по Эр-Ракке вместе с курдами может подставить под удар режим Эрдогана (президент Турции – прим. ред.), только что проведшего парламентские выборы в своей стране, в очень сложное положение.

БЛИЖЕ К РОССИИ – “АФГАНО-ПАКИСТАНСКИЙ УЗЕЛ” — На восточной периферии Ближнего Востока существует афгано-пакистанский узел, который превратился в некую общую с Ираком и Сирией лабораторию джихадистов, и оттуда достаточно много подтягивается людей в Ирак и Сирию к “Исламскому государству”. И, кстати, если говорить о хазарийцах, то Иран подтягивает их к его противникам, а вот узбеки, туркмены, таджики, киргизы идут в “Исламское Государство”, проходят там, что называется, стажировку в боевой обстановке, и многие возвращаются на север Афганистана. И не исключено, что в близком будущем следует ждать “центрально-азиатскую весну”, то есть попытку масштабного свержения светских режимов региона, правящих десятилетиями и не дающих, как клапан, выхода “пара” легальной оппозиционной деятельности.

Что касается Афганистана – он радикализирован, и исламизирован, правительство ничего не контролирует, наркотрафик колоссальный, несколько годовых объемов мирового употребления героина складировано на складах в пределах территории этой страны. Наркобаронами там является все руководство страны, губернаторы и члены правительства, и президент. И сделать с этим в данном случае ничего нельзя, не оккупировав Афганистан, как это было в советские времена. Что до Пакистана, служба ISI (национальная спецслужба – прим. ред.) курирует не только движение “Хаккани”, но и другие группы талибов. “Талибан” раскололся после смерти муллы Омара. О Пакистане можно сказать – нестабильный и тяжело коррупционный режим. Сейчас они при саудовской поддержке разрабатывают тактическое ядерное оружие, которое, в случае необходимости, будет передано Саудовской Аравии. Это означает гонку ядерных вооружений, к которой, как и предсказывалось, привела ядерная сделка с Ираном. Пакистан однозначно будет доминировать в пуштунских районах Афганистана. Что до севера, где живут узбеки, туркмены, таджики, киргизы, этот регион отдан на произвол судьбы, где в огромной мере присутствуют различные группировки, аффилированные или связанные с “Исламским государством”, как, например, “Исламское движение Узбекистан”. И мы вполне ожидаем “центрально-азиатской весны”, то есть ударов (сторонников “ИГ” – прим. ред.) по Ташкенту, Астане и другим столицам региона, для того, чтобы свергнуть светские власти среднеазиатских государств и расширить на их территорию влияние радикальных исламистов.