ЗАПАД НАЧИНАЕТ ВИДЕТЬ В ПУТИНЕ ПОЛИТИКА ПОЗИТИВНОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ

ЗАПАД НАЧИНАЕТ ВИДЕТЬ В ПУТИНЕ ПОЛИТИКА ПОЗИТИВНОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ

5 ноября 2015 г. 17:34
Владимир Путин третий раз подряд возглавил рейтинг самых влиятельных людей мира по версии американского издания журнала Forbes. Второе место заняла канцлер Германии Ангела Меркель, а президент США Барак Обама ухудшил позиции, сместившись на третье место. Чем объясняется такое распределение участников Топ-3 списка Forbes, в комментарии для "Политаналитики" пояснил член экспертного совета фонда ИСЭПИ Алексей Зудин: — Когда речь идет о рейтинговых показателях стран, которые воспринимаются как соперники, лучше всего исходить из совокупности различных рейтингов. То есть нужно брать рейтинговые показатели за определенный промежуток времени, и если мы используем такой подход к совокупной оценке влиятельности Владимира Путина, мы увидим, что да – в данном случае речь идет о признании неизбежного, о признании реальности. Западные СМИ, несмотря на то, что в отношении России они действуют как типичный агитпроп советского образца сталинских времен, не в состоянии контролировать все информационное поле. Это первое.Второе – они вынуждены предпринимать меры для того, чтобы поддерживать свою репутацию в качестве объективных СМИ, в противном случае они начнут терять аудиторию и это обернется уже серьезными коммерческими потерями. Все это побуждает их, даже в тех случаях, когда они оценивают соперника, придерживаться принципа реальности. Другое дело, что не следует забывать при этом, что оценки степени влиятельности – это не единственный тип оценок, который генерируется СМИ. Есть и другой тип, а именно – оценка со знаком "плюс" или со знаком "минус". И здесь Владимир Путин устойчиво фигурирует в качестве фигуры, которая концентрирует в себе все отрицательные оценки, и когда, допустим, мы складываем 2 показателя – оценку степени влиятельности и оценку по принципу плюс или минус (в случае с освещением Владимира Путина в западных СМИ это будет устойчивый минус) – мы получаем сигнал об опасности, сигнал об угрозе. И таким образом, даже признавая реальность, западные СМИ продолжают выполнять пропагандистскую функцию, то есть они продолжают изображать агрессивный образ России и негативный образ российского руководства, негативный образ первого лица государства.Только что опубликованные оценки Forbes – это оценки степени влияния. Это оценивание по одному основанию. Есть оценивание по другому основанию – плюс или минус. Этот политик позитивный или негативный. И когда мы их складываем, в сознании читателей, слушателей, зрителей неизбежно происходит интеграция различных оценок, которые даются по различным основаниям. То есть у американской аудитории высокие, наивысшие оценки Владимира Путина по степени влиятельности складываются с исключительно высокими оценками Владимира Путина по негативной шкале. И получается, что как бы итоговая оценка становится негативной, происходит усиление негативного отношения. Да, этот лидер влиятелен, но он олицетворяет собой, условно, мировое зло. Он представляет собой опасность для США, для всего западного мира и так далее.То же самое применимо не только к первым лицам, но к оценке эффективности, скажем, вооруженных сил. И здесь так же оценивание выстраивается в СМИ по двум основным шкалам – оценивается эффективность, результативность и одновременно дается оценка с точки зрения плюс-минут. И здесь в зависимости от различных ситуаций так же можем наблюдать различные сочетания этих двух шкал. В прошлом, когда российская армия находилась в плохом состоянии, усиленно генерировался образ разлагающихся вооруженных сил, которые ни на что не способны, у которых старая техника, деморализованный личный состав и так далее. Но все это продолжало сопровождаться негативной оценкой по шкале плюс-минус. Даже в таком состоянии они опасны, они плохие. Когда российская армия, к счастью для нас, перешла в качественно новое состояние по боеспособности, по вооружениям и так далее, оценки по эффективности стали более реалистичными. Но оценки по шкале плюс-минус никуда не исчезли, они продолжают оставаться негативными. И сочетание реалистических оценок эффективности и устойчивых негативных оценок по шкале плюс-минус дает ощущение угрозы. Да, эта армия становится более эффективной, но это злая сила, которая направлена против Соединенных Штатов, против западного мира, всем угрожает и так далее.Нечто похожее, как мне кажется, происходит и в освещении мейнстримовскими западными СМИ Владимира Путина. Другое дело, что, как я уже сказал, даже превратившись в подобие сталинского агитпропа, западные СМИ не в состоянии контролировать все информационное поле. И здесь особое значение приобретают те СМИ и сетевые издания, которые ориентированы на альтернативные оценки. Причем альтернативные оценки по самым различным критериям, по самым различным направлениям, в том числе по критерию хорошо/плохо. И вот здесь мы видим, что происходят постепенно перемены. Эти перемены нельзя назвать масштабными, потому что они пока не отражаются на состоянии общественного мнения, но тем не менее они происходят. Во Владимире Путине часть западной аудитории начинает видеть политика позитивной направленности, реалистичного политика, ответственного политика, политика, который в отличие от основных западных лидеров дает адекватные оценки происходящему. И чем дальше, тем больше российский лидер начинает восприниматься уже в качестве авторитетной фигуры. Не только сильной, не только влиятельной, но и фигуры авторитетной. Той, которой доверяют. И здесь, конечно же, признание реальности, которое происходит в мейнстримовских западных СМИ, связано определенным образом с постепенным увеличением авторитета Владимира Путина в части западного общественного мнения.