САРКОЗИ ЧУВСТВУЕТ ОСЛАБЛЕНИЕ ЖЕСТКОГО КЛИНЧА С РОССИЕЙ

САРКОЗИ ЧУВСТВУЕТ ОСЛАБЛЕНИЕ ЖЕСТКОГО КЛИНЧА С РОССИЕЙ

30 октября 2015 г. 17:21
Владимир Путин и экс-президент Франции Николя Саркози провели встречу в Ново-Огарево. В центре внимания политиков оказалась актуальная мировая повестка, в том числе события на Украине и в Сирии. Французский политик, который в 2017 году поборется за кресло президента, выразил уверенность в необходимости сближения Европы с Россией и отметил, что особенно в нынешних условиях страны должны сотрудничать. Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов объяснил «Политаналитике» риторику французского экс-президента и его цели: — Саркози – это политик гораздо большего калибра, чем, скажем, Марин Ле Пен и прочие представители европейского правого сектора, которых мы сейчас полюбили, а они полюбили нас. Хотя Марин Ле Пен, безусловно, сделала большой прогресс за последние годы, но все-таки представить себе, что она президент Франции, по-прежнему практически невозможно. В момент голосования, я думаю, что многие французы поостерегутся выбирать человека без политического, управленческого и государственного опыта. Поэтому Саркози претендует на президентский пост, он был уже президентом, и учитывая весьма тяжелое положение социалистов и рейтинг лично Олланда, имеет основание просчитывать варианты, хотя предсказывать пока трудно.Зачем Саркози это нужно? Он ищет ниши, он уже готовится к президентской борьбе. Естественно, внутри своей страны - надо отдать ему должное, он человек очень корректный, и будучи в Москве, специально оговорился, что заграницей он внутренние проблемы Франции не обсуждает. Это пример для подражания многим нашим соотечественникам, которые обожают делать наоборот. Так вот, внутри страны он критикует Олланда по всем направлениям, в том числе, за его внешнюю политику, за то, что он недостаточно гибко и умело выстроил курс в отношении России в силу того, что происходило и происходит во время украинского кризиса.Я думаю, что он, как опытный политик, чувствует, что настроения в Европе снова начинают меняться, что жесткий клинч с Россией начинает оттаивать. И следующий год, скорее всего, будет годом поиска некой почвы для сближения, не только со стороны отдельных политиков, имеющих личные связи, но и в целом со стороны Евросоюза - значительная его часть будет искать способы выхода из тупика, в который его завел украинский кризис. Думаю, что речь идет не о том, чтобы Саркози был неким посредником в процессе восстановления отношений между РФ и Европой. Он человек такого типа, который все делает исключительно для себя, абсолютный эгоцентрик. Поэтому сейчас он решает свои вопросы, он хочет показать, что вот в 2008 году сыграл ключевую роль в том, чтобы Европа и Франция красиво выглядели на фоне российско-грузинского конфликта, и сейчас тоже. «Олланд ничего не смог, а я смогу разрулить, говоря на сленге, эту ситуацию и вернуться к выгодным для Франции отношениям» - вот его позиция.Естественно, он критикует Олланда за отказ продавать России «Мистрали», хотя будь он на месте Олланда, я думаю, он тоже ничего не смог бы сделать против того давления, которое оказывалось (на Францию со стороны США и союзников по НАТО с целью сорвать эту сделку – прим. ред.).Что касается нас, то я думаю, что это хороший канал. Опять-таки, Саркози другого веса, чем те европейские политики, которые до сих пор пытались каким-то образом менять ситуацию. Весьма символично, что визит Саркози совпал с пребыванием в Москве вице-канцлера Германии Зигмара Габриэля. Это человек весьма важный, и он представляет ту часть германского политического класса, которая настроена на более гибкую политику в отношении России. Это не вполне отражает отношение канцлера Меркель, к сожалению, но, тем не менее, это ее коалиционные партнеры (Габриэль – глава Социал-демократической партии Германии). И это если не поворот, то это некие признаки того, что атмосфера начинает меняться.Безусловно, Саркози надо всячески помогать. Ему это выгодно по своим причинам, нам это нужно по своим причинам. Не надо строить иллюзий относительно какой-то любви Саркози к России. Он любит только себя, ну, и свою жену, как известно, но то, что в данном случае у нас совпадающие цели, это очень хорошо. И действительно, из всех тех, кто до сих пор выступал на ниве нового сближения Москвы с Парижем, это, пожалуй, наиболее тяжелая фигура.