ВАЛДАЙ-2015 – ЭТО ДИАЛОГ С "ЛОЯЛЬНЫМ ЗАПАДОМ"

ВАЛДАЙ-2015 – ЭТО ДИАЛОГ С "ЛОЯЛЬНЫМ ЗАПАДОМ"

23 октября 2015 г. 19:16

За речью Владимира Путина на итоговом заседании дискуссионного клуба "Валдай" в Сочи пристально следили в России и за ее пределами. Президент высказался по поводу основных мировых проблем, волнующих все мировое сообщество. Это и ситуация на Ближнем Востоке, в частности, в Сирии, и украинский кризис, и общеполитические и экономические проблемы. Эксперты, подводя итоги форума, в один голос заговорили о смене трендов в отношениях с Россией и о явном смягчении позиций. Однако у директора Института политических исследований Сергея Маркова другое мнение на этот счет, которым он поделился с "Политаналитикой":— Диалог на экспертном уровне, безусловно, состоялся, поскольку были представители Запада. Но в то же время, я полагаю, что больше присутствовало (на форуме – прим. ред.) представителей Запада, которые и так в течение последних лет выступают за такой диалог. С теми, с кем у нас серьезный конфликт, такого диалога еще не было, поскольку они отказываются принимать участие в каких-то созданных Россией форматах, каковым является Валдайский клуб. На Западе вообще считают, что Валдайский клуб создан во многом Путиным, для улучшения имиджа президента в мире. Поэтому те, кто находятся в конфликте (с Россией – прим. ред.), - а в таком конфликте находится 80-90 процентов мирового сообщества, - не готовы к такому диалогу. Мы ведем диалоги с нашими друзьями, а не с нашими противниками. И вот в этом проблема. Для Владимира Путина, прежде всего, важны эти встречи, чтобы он смог объяснить логику своих действий для Запада. Это ему полностью удалось. Если западные политические элиты, журналисты хотят узнать логику действий Владимира Путина, характер его политической деятельности, то смогут где-то прочитать и хорошо все понять. Эта цель была достигнута. Но дальше не пошло. Этот диалог (в международном масштабе – прим. ред.) не был построен до конца.Произошло некоторое отключение, часть людей немного выпали из диалога. Они не готовы его вести. Прошло переформатирование западного экспертного сообщества, которому раньше нравился диалог. Также произошло его значительное усиление за счет незападных стран, которые отражают разные тенденции, существующие в мире. Эксперты признают за Россией статус великой державы - и в военной области, и во внешней политике, и в плане огромного опыта. Но как великая экономическая держава она не рассматривается, игнорируются её усилия по продвижению своих идеологических ценностей. Российские институты, фонды грантов не работают на уровне США, Германии. Она работает, скорее, на уровне Польши и Турции. В этом направлении Россия не рассматривается как великая держава с точки зрения союзников, поэтому она имеет большие проблемы с ними. И даже те союзники, которые есть, постоянно меняются. Даже Белоруссия Россию не поддержала с точки зрения эксперимента. Россия не считается великой державой и с точки зрения качества жизни. Объективно, она не является привлекательной и внутри страны. Здесь есть некоторый парадокс. Даже те, кто приезжают в Россию, в Москву, и им здесь нравится, проживают всего года два. Считается, что Россия имеет, скорее, претензию на роль великой державы, нежели такой реальный статус.Россия может пойти по обоим направлениям. Шанс стать великой державой есть. Для этого очень много нужно делать в отношении привлекательности жизни, мягкой силы, экономики. Может, из-за этих проблем Россия окажется еще в большей международной изоляции и потеряет статус. Конечно, активные действия России в Сирии всеми восприняты, как заявление такого потенциала на статус великой державы. Потому что великая держава та, которая решает глобальные проблемы. В ситуации на Ближнем Востоке, а это фактически мировая бензоколонка, которая снабжает глобальную экономику энергетикой, Россия ведет себя, как великая держава. Руководители различных государств утром читают сводки разведок и аналитических центров о том, что Россия сделала за это время в Сирии. Но при этом Украина является на порядок более важной страной для России, чем Сирия. Здесь к власти приходят силы, контролируемые извне, враждебные России, они создают режим, который проводит политику подавления всего русского, пророссийского. И с точки зрения экспертов, как они выражаются, на Украине проявляется больший, нежели в Сирии, пафос в том плане, является ли Россия великой державой или региональной. Хотя интенсивность военных действий в Сирии на порядок выше, чем на Украине, и регион там ближневосточный, для мира более важна уходящая Сирия, нежели Украина. С точки зрения экспертов, в Украине происходит то, что называют фазотерапией.Владимир Путин, выступая на Валдае, продолжил жесткий прессинг политики США, но не говорил об Обаме в негативном плане. Он вообще вывел Обаму из рамок этой встречи. Для меня лично это является отражением итогов переговоров Путина и Обамы. Насколько я понимаю, на переговорах Путин дал какую-то важную информацию, после которой Обама сразу уволил сотрудницу Пентагона Эвелин Фаркас, которая отвечала за Украину. И буквально через день Киев дал свое согласие на отвод тяжелого вооружения. Возможно, Путин понял, что Обаму дезинформируют его силовые ведомства. И после этой встречи Обама принял решение, которое позволило значительно открыть дорогу к миру на Украине. И Путин в этом смысле отделил президента США от той агрессивной политики, которая проводится в последние годы.Кроме того, было значительное ожесточение оценок Путина по положению в Европе. Он прямо, без прикрас, сказал о том, что (за океаном – прим. ред.) к ним относятся, как к вассалам, которых порют розгами на конюшне. В какой-то мере это был призыв к западным элитам помнить о своих чести и достоинстве, и прекратить быть вассалами-полурабами. Это очень важная составляющая.И, кстати, я ничего не слышал про Крым. Фактически тема Крыма ушла из дискуссий между Западом и Россией. Все это мне показалось интересным. А что касается Сирии, то Запад подозревает Путина в том, что он хочет помочь военной победе Башара Асада, восстановлению режима в том виде, в каком он был до начала гражданской войны. Из ответа Путина было совершенно ясно, что речь идет об абсолютно новой политической системе в Сирии, в которой будет место для различных политических групп. Хотя мне кажется, что Россия недостаточно четко пока сформулировала свои принципы. Какие-то страсти Запада по отношению к сирийской оппозиции уменьшились, но не до конца. Но Россия хотя бы может начать оказывать военную поддержку сирийской оппозиции, но при условии, что они не будут воевать, прежде всего, против нее (против РФ – прим. ред.). Это в какой-то мере сенсация, хотя не знаю, где найдет Путин такую сирийскую оппозицию. Получается, что они должны получить российскую военную поддержку и отказаться от американской.