"ФОРУМ ОДНОГО ВОПРОСА": В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ – БЛИЖНИЙ ВОСТОК

"ФОРУМ ОДНОГО ВОПРОСА": В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ – БЛИЖНИЙ ВОСТОК

23 октября 2015 г. 0:42

В Сочи завершил работу международный дискуссионный клуб "Валдай". В нем приняли участие более 130 ведущих экспертов из 30 стран. Участники клуба обсудили вопросы войны и мира. В центре обсуждений оказалась ситуация на Ближнем Востоке. Отдельное внимание - к российской экономике и вопросам многополярного мироустройства. Традиционно перед собравшимися выступил Владимир Путин. В работе форума принял участие заместитель главного редактора газеты "Известия" Борис Межуев, в эксклюзивном интервью для "Политаналитики" он подвел итоги мероприятия:– Ну, главная тема, конечно, войны и мира. Обсуждали в основном именно этот сюжет, и по этому поводу было много философских рассуждений и размышлений. В частности, Путин очень точно подчеркнул фактор резкого усиления военных настроений, в том числе использование военной лексики в обсуждении экономических и культурных проблем. Было подчеркнуто, насколько господствующие западные державы сегодня ответственны за это явление.Много было сказано о конкретной операции в Сирии, и, самое главное, о возможных причинах продолжения этой военной операции. Кстати, здесь многие американские эксперты, Генри Киссинджер, наверное, самый влиятельный из них, представители российского руководства и руководства Ирана однозначно исключили вариант раздела Сирии. Вот это мне кажется очень важным.Следующее – тема политических договоренностей возникала, но решение сирийской проблемы не лежит через раздел Сирии, это главный вывод. Оно достигается через договоренности политического урегулирования с активными представителями умеренной оппозиции. С теми, с кем президент Асад готов сотрудничать. То есть, выражаясь политологическим языком: решение сирийской политической проблемы лежит через консоциацию, а не через конфедерацию, разделение государства. Должно быть согласование интересов внутри Сирии между представителями различных перекрестных групп, в том числе и для создания такой системы, когда каждая из них может существовать, а не через территориальное разделение Сирии.Много говорили и о многополярности мира. Об этом говорил экс-президент Чехии Вацлав Клаус, что это важная задача, и об этом говорил не на пленарном заседании, чуть раньше, премьер-министр Франции Франсуа Олланд. Это очень любопытно, об этом не только президент Путин говорил, но это тоже в его речи звучало, что процесс экономической глобализации, о котором сейчас все говорят, должен идти с возникновением политической глобализации, появлением многополярности. То есть экономическая многосубъектность должна перерасти и в политическую многосубъектность. Открытость экономики должна сопровождаться признанием и других политических игроков, их интересов. То есть в этом смысле такой экономический либерализм, который был проявлен нашим руководством, сопровождается государственничеством и признанием того, что интересы одного государства не должны быть попраны интересами другого. Мне кажется, не случайно много высказываний прозвучало по поводу ВТО и по поводу того, как нарушаются принципы организации.И, конечно, иранская тема. Система ПРО. После ядерной сделки с Ираном тут же проводятся испытания ПРО, тут же американцы демонстрируют полную неготовность отвечать за свои слова. Ясно, что теперь, после того, как иранская ядерная программа свернута, область вооружения формально отошла на второй план, но при этом тема ПРО продолжает разрабатываться. Здесь есть прямая угроза безопасности России, договориться о чем-то сложно, пока тут ни одна сторона не может отстоять свою позицию. Это вопрос коллективной безопасности.Дискуссии в этом году были более концентрированны, посвящены одному вопросу. Единственное, что я бы добавил от себя по поводу дискуссии о политическом урегулировании в Сирии - было бы неплохо, если бы она была положена в основу, если бы ей была посвящена отдельная панель. Потому что панель по Ближнему Востоку была содержательная, самая содержательная, но там много было вопросов. Вопросы палестино-израильских отношений, иракско-палестинских отношений, вопросы вообще о плохих американцах и так далее. Мне кажется, одна из сессий могла быть посвящена предметно сирийскому вопросу. Но не было отдельного заседания по этому поводу, и это чувствовалось.В целом, это был «Валдай одного вопроса», разделенного на целый ряд аспектов. Все ждали ответа, но было ясно, насколько он предварителен, и насколько в будущем может измениться ситуация. Тема Украины возникала, но она ушла на второй план, ведь там с вовлеченностью российской стороны все понятно. Существуют соглашения, Киев виноват в том, что они не соблюдаются, то есть не было какой-то интриги. А вот с Сирией интрига, конечно, была и держалась до последнего.6420