СТАРЫЙ СВЕТ ВОЗВРАЩАЕТСЯ К "ДОЕВРОСОЮЗОВСКИМ" ВРЕМЕНАМ

СТАРЫЙ СВЕТ ВОЗВРАЩАЕТСЯ К "ДОЕВРОСОЮЗОВСКИМ" ВРЕМЕНАМ

19 октября 2015 г. 15:27
Венгрия полностью закрыла южные границы, чтобы остановить наплыв мигрантов из стран Ближнего Востока. 17 октября страна отгородилась стальным забором от Хорватии, после чего беженцы направились в Словению, которая пока остается открытой. К аналогичной мере в Будапеште прибегали еще в сентябре - тогда был перекрыт венгерско-сербский участок. Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН Петр Искендеров в интервью порталу "Политаналитика" пояснил, что тенденция на закрытие границ распространится на весь Евросоюз: — Назревает вопрос о возвращении Европы к доевросоюзовским временам. Дело в том, что сама концепция единой Европы и то законодательство, которое лежит в его основе, было ориентировано на создание благоприятных условий именно для стран-членов данной организации. Безвизовый режим, снятие пограничного контроля, единая валюта – все это было призвано создать единый организм в рамках внешнего периметра Европейского союза.Все знают, что концепция предполагала расширение организации. Новые государства интегрировались в рамках этого общего пограничного периметра. Иными словами, создатели данной модели сделали основной упор на снятии внутренних границ, а о внешнем регулировании границ они как-то не подумали, поскольку это требовало какого-то умения прогнозировать, умения отследить какие-то геополитические кризисы за пределами ЕС. Это была вообще щекотливая тема с точки зрения толерантности: что делать с мигрантами, с беженцами с точки зрения их прав, реализации каких-то гуманистических идеалов и так далее.С тем потоком беженцев, который был в девяностых годах, ЕС худо-бедно справился. Того запаса прочности, тех законодательных форм, которые были, хватило, чтобы принять, разместить, обеспечить, скажем, тех косовских албанцев, которые приехали в Германию, Швейцарию, другие страны. Но сейчас неконтролируемый приток беженцев, счет которых уже идет на сотни тысяч, и похоже, к концу года дойдет уже до миллиона, показал, что с точки зрения контроля внешних границ у Евросоюза нет ни правовых механизмов, ни, собственно говоря, чисто технической возможности. Поэтому, понимая, что оградить внешний периметр невозможно, страны Евросоюза пытаются теперь каждый оградить свою собственную внутреннюю национальную вотчину. Евросоюз как организация, безусловно, сохраняется, сохраняется иерархия управления данной организации, но идет внутреннее дробление. Это немного похоже на то, что бывший советский лидер Михаил Горбачев говорил про «национальные квартиры». Здесь они не разбегаются, но пытаются укрепить свою внутреннюю квартирку, не отказываясь от совместного управления всем домом.До какого уровня это может дойти, насколько это будет угрожать внутреннему единству Евросоюза, трудно сказать. Это будет зависеть от различных ситуаций, например, в Сирии или Ираке. Надо учитывать показатель беженцев. Они есть не только из Сирии или Ирака. Одно из первых мест занимают беженцы из стран Северной Африки и тропической Африки. В Европу бегут не только из Ливии, но из, например, Сенегала и других стран, где никаких цветных революций или гражданских войн нет. Налицо криминальная организация этого бизнеса. Сможет ли Евросоюз организоваться и выработать механизмы интеграции этих беженцев, использовать их на стадии трудовых ресурсов или действительно пойдет рост криминала, национализма, радикальных настроений? Это безусловно потребует каких-то решений на уровне всей организации. Речь может уже пойти не о том, согласится ли ЕС с возвращением пограничного контроля, а о том, что ряд стран могут поставить вопрос о выходе из Евросоюза. Например, в Греции задаются этим вопросом, в Словакии тоже набирают силу организации, которые говорят, что сейчас настало подходящее время, чтобы выйти из ЕС. Это достаточно серьезно.