ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР НЕИЗБЕЖЕН В ЛЮБОЙ СИСТЕМЕ ВЫБОРОВ

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР НЕИЗБЕЖЕН В ЛЮБОЙ СИСТЕМЕ ВЫБОРОВ

15 октября 2015 г. 14:35

Новая нарезка одномандатных округов, которую сейчас рассматривают в Госдуме, выгодна для всех партий, не только для "Единой России". К такому выводу пришли эксперты фонда ИСЭПИ в ходе круглого стола, посвященного обсуждению исследования предлагаемой схемы. Политологи сошлись во мнении, что лепестковая нарезка повышает конкуренцию и помогает сформировать кадровый резерв, в котором нуждается политическая система. Председатель правления Центра политических технологий Борис Макаренко для "Политаналитики" критически рассмотрел доклад и указал на наиболее важные моменты:— Картина очень сложная и требующая серьезного осмысления. Большая часть аргументов доклада для меня прозвучала солидно и убедительно. Кроме некоторых моментов.Первое – было показано, что есть примеры, где подобным образом нарезанные округа не исключают, а, наоборот, предполагают реальную конкуренцию. Показали такие примеры, как Иркутск и Новосибирск. Но сколько подобных примеров на фоне других округов? Один из них крайне неудачен. Он связан с аспектом, который всплыл не сразу. Велся подсчет голосов, поданных за партии, потому что в основной базе электоральной статистики за 2011 год кандидатов не было. Но как только мы подключаем человека – начинают работать другие законы. Всплывает красноярский Быков и как джокер переворачивает всю картину. Правда, вся штука в том, что в оппозиции или за пределами партии власти «быковых» очень немного на всю Россию. Надо понимать, что там, где у оппозиции появляется яркая персона, там вся эта логика может работать совершенно по-другому.В докладе прозвучал пример, который сработал с точностью до наоборот. Владимир Зотов был назначен префектов ЮВАО уже очень давно, и все эти годы у него феноменальный антирейтинг. И сложилась уникальная ситуация, когда партия власти выставляет крайне неудачного кандидата, при том, что это ни много ни мало префект, на юго-востоке он всегда был силен. И как только вся чиновная вертикаль в округе узнает, что их префект засобирался в какое-то другое место, админресурс делится на двадцать, если не на сорок. И в это же время оппозиция выставляет флаг коммунистической партии, который в Москве приносит десять пунктов автоматом. А под этим флагом не старый горкомовский работник, а молодой, симпатичный, динамичный парень. Да еще и местный. Да еще и с даром публичной политики. Да еще "КПРФ", почувствовав, что там становится интересно, вложилась деньгами, политтехнологами, специалистами. Вот и получился такой способ, опровергающий всю статистику. Этот пример наглядно демонстрирует, почему нужно будет смотреть на человеческий фактор.Дальше, очень интересный показатель — эффективное число электоральных партий. Он применим для такого рода исследований, но тут же возникает первая проблема: выборы 2011 года — наиболее неудачные для "Единой России", и до, и после них все региональные и местные выборы были для партии гораздо более удачными. Сейчас рейтинги у "ЕР" гораздо выше, так что эту поправку надо иметь ввиду. Никто не знает, какими будут эти рейтинги на сентябрь 2016-го, но поправку делать надо.Что такое "эффективное число электоральных партий"? Этот показатель уместен, когда речь идет о выборах пропорциональной системы. Когда речь идет о выборах по «мажоритарке», показатель работает совершенно по-другому. Мажоритарные выборы в один тур предполагают, что в округе два кандидата, в крайнем случае три, имеют шансы победить. Если у нас каждая из основных партий выставит по кандидату, то тогда мы имеем стартовый потенциал кандидата "Единой России", ну скажем, 50 - это среднестатистический рейтинг на сегодняшний день. Даже если меньше, все равно у "КПРФ" будет под 10, у "ЛДПР" и "Справедливой России" - по 5. А оппозиционеру, кроме как в очень особых условиях, победить такое просто невозможно. Стартовый отрыв "Единой России" по этим рейтингам намного выше и персональный фактор будет этот рейтинг повышать или понижать, и кадровый резерв у партии власти очень неидеален, но гораздо лучше, чем у всех оппозиционных партий, вместе взятых. Соответственно, этот аргумент нужно иметь ввиду. И в большинстве случаев партия власти будет одерживать победу. А научиться в пользу друг друга сниматься и поддерживать единого кандидата оппозиционные партии сразу точно не смогут. Даже такое преимущество у партии власти на старте есть. Поэтому эффективное число электоральных партий в данном случае - не очень хороший показатель.Отдельно хочу сказать про джерримендеринг. Если те, кто имеет право принять решение и нарезать так, чтобы создать преимущество одной политической силе, понимают джерримендеринг как сознательный инжиниринг, как сознательное планирование тем, то такая нарезка сознательно и планомерно лишает гарантированного представительства в думе крупные города. В итоге мы имеем "однотипные округа со сходными характеристиками". Хорошо ли это?Сразу напомню знаменитую речь Эдмунда Берка "He is a member of parliament", где он говорит в заключение: да, депутата избираете вы, но, будучи избранным, он становится не депутатом от Бристоля, а депутатом парламента. Тот, кто избран - не представляет город Бристоль или село рядом с Бристолем, он представляет и является членом общенационального законодательного органа. На самом деле, у любого депутата, у одномандатного в том числе, всегда есть две идентичности, которые всегда находятся в конфликте. Это идентичность представителя конкретной суммы избирателей и представителя единого общенационального законодательного органа. И вот что происходит – он заваливает это в пользу одной идентичности. Вторая страдает, причем больше всего страдает эта городская идентичность, идентичность крупного города.Для развития политической конкуренции, – а эту задачу мы не можем снять с повестки дня, – сие решение будут иметь, на мой взгляд очень неоднозначные последствия. Если округ будет неоднороден, и он будет, ну очень условно, «лепестком», где в центре - город, дальше периферия, то между городом и периферией будет так называемое "подбрюшье", пригород. Который по формальным признакам вроде как деревня или поселок городского типа, но в реальности большая часть этих жителей едет на работу в город, потому что там с работой лучше и зарплата выше. Это значит, что они будут подвержены не только идеологическому, а скорее, цивилизационному влиянию.Мне вспоминается кампания, как Громов во втором туре обыграл Селезнева на выборах губернатора Московской области за счет того, что между турами плотно сел на ближнее Подмосковье и на электрички, которые возили подмосковных жителей в Москву. И за счет этого он добился критического перевеса. Вот где следует ожидать сосредоточения внимания всех кандидатов, особенно, конечно, оппозиционных.И последнее. Ясно, что каждый сильный депутат устраивает коалицию в свою поддержку, в которой есть избиратели, спонсоры, административный ресурс – называем вещи своими именами, это совершенно нормально. При таких однородных округах главным ресурсом будет господин губернатор. А он у нас в таких ситуациях иногда играет, мягко говоря, неоднозначную роль, и если депутатский корпус в подобных областях окажется, в еще большем кармане у губернаторов – я не уверен, что это будет хорошо.221